КИР-2016

Иностранцы при Алексее Михайловиче

Николаас Витсен


Николаас Витсен
Николаас Витсен

Николаас Витсен — голландский политик, предприниматель, картограф, бургомистр Амстердама с 1682 по 1706 год (13 сроков), управляющий Ост-Индской компании.

Николаас Витсен родился 8 мая 1641 года. Происходил он из амстердамского купеческого рода. В возрасте пятнадцати лет сопровождал отца в дипломатическую поездку в Англию, где несколько недель был гостем Кромвеля. После возвращения из Англии он изучал математику, астрономию и философию в прославленной школе Атеней в Амстердаме, занимался поэзией, а также гравированием, что позднее использовал в своих научных исследованиях и в кораблестроении.

В январе 1663 г. для продолжения образования Витсен уехал в Лейден, где в университете изучал правоведение, но с большим удовольствием, как пишет в автобиографии, слушал лекции по философии; он подружился с профессором арабской литературы Голиусом, от которого получил много сведений о восточных странах и народах.

11 июля 1664 г. он защитил диссертацию по правоведению и получил диплом доктора права. Образование полагалось завершить путешествием, и Николаас Витсен был прикомандирован к свите голландского посольства Якоба Борейля, с которым в 1664-1665 гг. совершил поездку в Московию.

Находясь в составе посольства, Витсен систематически вел дневник, делал заметки, зарисовки видов Москвы, Новгорода, Пскова и многих примечательных зданий. В составе посольства он являлся «дворянином по положению», то есть привилегированным лицом в свите посла для придания большего престижа посольству, и имел время для своих встреч и бесед. Его интересовало все: характер власти московского царя, военный строй и судебные порядки, экономика и культура страны, церковные праздники, свадебные обряды и различные бытовые сценки; он описывает и страшный день 17 марта 1665 г., когда на улицах Москвы были казнены или подвергнуты различным наказаниям 120 человек.

Его дневник изобилует множеством географических названий и интересным этнографическим материалом. Витсен уделяет особое внимание вопросам церковного культа и монастырского быта. Его записи являются надежным историческим источником: факты, сообщаемые им, достоверны, он дает точную хронологию, тщательно описывает особенности жизни, нравы и обычаи не только русских, но и других народов, с которыми встречался во время путешествия.

В целом «Путешествие в Московию» дает яркую, живую, хотя и не всегда беспристрастную, картину тогдашней России, увиденной глазами иностранца; для записок характерны острая наблюдательность, свежесть ума, юмор, юношеская непосредственность и откровенность.

В 1666-1667 гг. Витсен совершил поездку во Францию и Италию. В Париже он познакомился с французским ученым М. Тевено (1620-1692), которому рассказал о своем путешествии в Московию и обещал прислать копию своих записок, что и сделал в 1668 г. Неизвестно, собирался ли Витсен публиковать свой московский дневник, но в результате ни он, ни Тевено так и не нашли для этого времени, так что после смерти Витсена его записки считались утерянными. Лишь в 1886 г. в Голландии стало известно, что копии дневника и заметок Николааса Витсена хранятся в Париже.

Дневник Николааса Витсена является прологом главного научного труда его жизни — книги «Северная и Восточная Тартария», первого обширного сочинения о Сибири, включавшего также составленную Витсеном подробнейшую карту.

Со времени поездки в Московию в 1664 г. и до самой смерти в 1717 г. научные интересы Витсена были прежде всего связаны с Россией. В автобиографии он пишет: «В Московии он общался с самоедами, татарами, персами и т. д., что положило начало для составления карты Тартарии и следующей затем истории Северной и Восточной Тартарии». В предисловии ко второму изданию своей книги Витсен написал, что посвятил 25 лет подготовке, первого издания (1692 г.) и еще десять лет — переработке для второго (1705). Третье издание вышло посмертно в 1785 г.

Составив карту Тартарии (Сибири), Витсен первым в Западной Европе смог дать достаточно достоверное представление об огромном Российском государстве XVII в. Она принесла ему похвалы ученых современников, сравнивших этот труд с «открытием Нового Света Колумбом» (Р. Соутвелл), и благодарность русского правительства в жалованной грамоте царей Петра и Иоанна (1691 г.).

Большое место в жизни Витсена занимала и его государственная деятельность: 13 раз он избирался бургомистром, 11 раз назначался казначеем города, был депутатом нидерландского парламента, ездил с дипломатическими поручениями в Англию, одновременно продолжал работать как один из управляющих Ост-Индской компании.

Он был богатый, но скромный человек и не только не покупал себе титулов, как другие богачи, но и отказался от титула баронета, который пожаловал ему английский король.

Карта Тартарии, составленная Н. Витсеном.
Карта Тартарии, составленная Н. Витсеном.

Однако главное — Витсен приобрел известность как один из самых ревностных покровителей наук и искусств. Об этом, воздавая заслуженную похвалу Витсену, писал Ф.Вольтер: «Петр1 обучался натуральной истории в доме бургомистра Витсена, Гражданина знаменитого как по своей любви к отечеству, так и по доброму употреблению своих бесчисленных сокровищ, которые он расточал как прямой Гражданин целого света, посылая сведущих людей собирать все, что ни есть редкого во всех концах мира, чего бы то ему ни стоило. Он отправлял на свой счет корабли для открытия новых земель».

Петр I впервые услышал имя Витсена в связи с его первым ученым трудом — «Древнее и современное судостроение и судовождение», который вышел двумя изданиями в Амстердаме. Это огромный трактат с многочисленными чертежами и рисунками, причем для иллюстрации судов древности Витсен использовал изображения кораблей на древних римских медалях и монетах, значительную коллекцию которых он собрал. Научные труды Витсена и его практическая деятельность по поставке в Россию кораблей были высоко оценены Петром.

Еще более тесные связи Витсена с Россией и Петром установились в 1697-1698 гг., когда правительство Нидерландов поручило Витсену принимать и сопровождать Петра I в Голландии. Николаас Витсен был с Петром во всех его поездках в Гаагу и Утрехт, вместе с ним участвовал в публичных приемах послов, в празднованиях, давал советы при отборе людей на службу в Россию. Поскольку царь хотел брать уроки мореплавания и навигации, учиться проектированию кораблей, искусству гравирования, Витсен рекомендовал ему преподавателей. От имени города Витсен подарил царю полностью оснащенный корабль, который Петр назвал «Амстердам».

Витсен познакомил Петра с учеными знаменитостями того времени — Петр осмотрел замечательные коллекции древних монет и языческих идолов Якова де Вильде, анатомический кабинет профессора Рюйша, где упражнялся в хирургических операциях и оставил в альбоме для посетителей свою запись и подпись.

Бывая в доме Витсена, Петр познакомился с его археологическим музеем, в котором находились так называемые сибирские древности, найденные в пещерах и курганах России. «Если бы старость мне не мешала, — писал Витсен 15 июня 1714 г., — я сумел бы прояснить рассказы о северном золоте и серебре. У меня самого много минералов, полученных с Новой Земли, из Нерчинска, из Сибири, Норвегии и др.».

Петра связывала с Витсеном сердечная дружба: в период Северной войны (1700-1721) ходатайство Витсена во многом способствовало решению Генеральных Штатов о неучастии в войне на стороне Швеции; при содействии Витсена из нейтральной Голландии, несмотря на строгий запрет ее правительства, тайно вывозили оружие для России, причем русский посол в Гааге А. А. Матвеев решительно предупредил свое правительство не оскорблять Витсена предложением денежного вознаграждения. Дружба Витсена с российским императором оказалась немаловажной для истории всей Европы.

Николаас Витсен скончался 10 (21) августа 1717 г. Есть сведения, что Петр I, который был в это время вторично в Голландии, присутствовал при кончине Витсена, после смерти которого сказал, что в его лице потерял одного из своих лучших друзей в Голландии.



"Краткая биографическая энциклопедия"

Гордон Патрик Леопольд


В начало

Гордон Патрик Леопольд
Гордон Патрик Леопольд

Гордон Пётр Иванович (англ. Patrick Gordon) - шотландский дворянин, генерал- майор, генерал-аншеф и контр-адмирал, второй из 5 сыновей Д. Гордона и Мэри Огилви.

Родился 31 марта 1635 в Охлухрисе (Абердиншир, Шотландия).

Ревностный католик (1-й католический храм в России воздвигнут благодаря его усилиям) и сторонник Стюартов, он, однако, провёл почти всю свою жизнь на службе чужим монархам: в 1655-1661 воевал в шведской, польской и австрийской армиях. «Успев за короткий срок получить десяток ран в боях и дуэлях, Гордон приобретает немалый воинский опыт. Он несколько раз попадает в плен и, по обыкновению наемных солдат тех времен, довольно легко переходит из шведского стана в польский и обратно.

В 1661 г. молодой офицер предлагает свою шпагу царю Алексею Михайловичу и появляется в Москве в чине майора пехоты. Царский посланник в Польше З. Ф. Леонтьев, который после долгих уговоров переманил его у австрийцев, едва ли мог предвидеть, какую услугу оказал отечеству, ибо тогда еще неприметному “шкотскому немцу” предстояло дважды сохранить престол своему воспитаннику - величайшему из русских государей.

Гордон, в свою очередь, не подозревал, что едет в неведомую Московию навсегда, а его первые впечатления о стране и ее обитателях оказались столь неблагоприятны, что он горько раскаивался в своем выборе. Впрочем, бесконечные войны с Речью Посполитой и Османской империей давали много возможностей отличиться.

К началу 1665 г. царь пожаловал Гордона в полковники, а год спустя отправил через него послание к королю Чарлзу II в Лондон, и там он смог проявить себя в качестве дипломата. Затем он несколько лет стоял со своим полком в южнорусских и украинских городах - Трубчевске, Брянске, Новом Осколе, Севске и Переяславе, которым часто угрожали казацкие мятежи и татарские набеги.

В 1669-1670 гг., получив отпуск, он посетил по личным делам родные края, где не был с юных лет, и стал почетным гражданином города Эбердина».

Способный и образованный, храбрый на поле боя, опытный инженер и военный администратор, честных правил, Гордон быстро выдвинулся среди других иноземцев, живших в России, и дослужился до самых высоких воинских чинов. Много лет провёл в Малороссии (1667- 1686), принимая участие в военном управлении края. Доблесть и боевое искусство Гордона ярко проявились в Чигиринских походах 1677-1678: после неудачной кампании 1677 летом 1678 «турки снова явились под Чигириным с более сильным войском и предприятие их увенчалось успехом. Город защищался так же храбро, как и в первый раз, гарнизон в нем был увеличен. Полковник Патрик Гордон… возобновил и исправил укрепления. Князь Василий Васильевич Голицын, во время первой осады стоявший с резервною армией в восточной стороне Днепра, после отступления турок снабдил крепость и военными снарядами. Но как неприятель не щадил народа, не прерывал почти приступов и мог во всякое время получать подкрепление, то выгоды были не на стороне русских. Притом случилось, что обер-коменда нт крепости окольничий Иван Иванович Ржевский был убит неприятельскою бомбою. Такое несчастие побудило русских оставить крепость. Турки, пользуясь тем, вошли в нее с другой стороны. Капитуляции не было, и в плен не взяли никого. При отступлении Гордон взорвал укрепления, и 40 тысяч турок взлетело на воздух. Это уничтожило все замыслы неприятеля, он отступил, и с тех пор Чигирин остался пустым местом. Вследствие этого еще при царе Феодоре Алексеевиче заключен был мир с турками и крымскими татарами…».

В начале 1684 фаворит правительницы Софьи Алексеевны боярин князь В. В. Голицын попросил Гордона составить для него обстоятельную записку по вопросу о войне с Крымом, и Гордон уже на следующий день представил ему свой «мемуар», написанный без особых «цензурных» стеснений, с большим свободомыслием и откровенностью.

Биограф Г. А. Брикнер отзывается об этой записке весьма одобрительно, полагая, что её обстоятельность и обширность «может служить доказательством того, что Гордон был в состоянии в самое короткое время изложить весьма ясно и отчетливо довольно сложные политические вопросы».

Гордон участвовал также в обоих Крымских походах (1687 и 1689).

В 1689, командуя Бутырским полком, поддержал Петра I и способствовал его победе над царевной Софьей, что поставило Гордона в близкие и дружеские отношения с царём. Он выступал в роли военного наставника молодого царя, разрабатывал планы потешных сражений, был активным их участником (главный военачальник Кожуховского похода) и стал одним из первых иностранных учителей и вдохновителей Петра на создание регулярной армии. Вместе с Петром ездил на Белое море (1694). Третий (после Ф. Лефорта и А. Головина) из генералов, командовавших русской армией при осаде Азова, Гордон был, по существу, руководителем всех осадных работ, и благодаря ему мощная турецкая крепость была взята (1696).

В 1698 под началом боярина и воеводы А. С. Шеина участвовал, тогда уже в чине генерал-поручика, в разгроме мятежных стрельцов под Воскресенским монастырём (Новый Иерусалим) на р. Истра, под Москвой. Был дважды женат и оба раза на голландках, живших в московской Немецкой слободе: 1) на Катарине Бокховен, от брака с которой оставил 2 дочерей: Кэтрин и Мэри, а также 2 сыновей: Джона и Джеймса; 2) на Элизабет Ронар, от которой имел 4 сыновей: Теодора (Фёдора), 2 Джорджей и Питера, а также дочь Дженет; все дети от 2-го брака, кроме Теодора, умерли в детстве.

«Даже те, кто полностью признавал достижения Патрика Гордона, порой отмечали, что он “служил в России, но не России”. Это верно лишь отчасти. Он в самом деле неустанно хлопотал о возвращении на родину и не желал умирать на чужбине, хотя московские власти удерживали его так упорно, будто считали совершенно незаменимым… Но не подлежит сомнению, что он честно и самоотверженно исполнял свой долг.

Один из его биографов справедливо заметил, что он готов был “каждую минуту жертвовать своею жизнью и жизнью других для России и ее военной чести”. Кроме того, его связывали самые близкие и доверительные отношения с Петром. Царь часто навещал своего верного генерала и не мог сдержать слез у его смертного одра.

29 ноября 1699 г. “глаза того, кто покинул Шотландию бедным одиноким странником, были закрыты рукою императора”. Похороны Гордона в основанной им церкви в Москве стали одной из самых торжественных церемоний петровского царствования. Личные качества Гордона, как и его заслуги, единодушно превозносились современниками, будь то западноевропейцы или русские. Вот свидетельство австрийского дипломата Иоганна Корба: “Благоразумие, зрелая рассудительность и предусмотрительная во всем заботливость украшали Гордона. Не гордясь своею известностью и отличаясь любезностью и приятностью обращения, Гордон особенно сумел привлечь на свою сторону московитов, по природе своей недоброжелательных к иностранцам и враждебно относящихся к их славе. Поэтому при возникновении внутренних смут его дом представлял безопасное и надежное убежище для самих туземцев. Часто величаемый Государем именем “Батюшки” (Patris), почитаемый боярами, чествуемый думными, любезный дворянам и любимый чернью - он снискал себе у всех такое уважение, на какое вряд ли мог бы объявлять притязание иноземец. Самому царю приписываются такие слова при погребении Гордона: “Я и государство лишились усердного, верного и храброго генерала. Когда б не Гордон, Москве было бы бедствие великое [очевидно, намек на стрелецкий бунт]. Я даю ему только горсть земли, а он дал мне целое пространство земли с Азовом”. А. К. Нартов, приводя эти слова, добавляет: “Сей чужестранец по сказанию тех, кои его лично знали, любим был не только Петром Великим, но и подданными его. Смерть его была сожалением всеобщим”».

Гордон оставил дневник, охватывающий всю его жизнь (окончен 31 декабря 1698) и написанный на английском языке Он дошёл до нас не полностью: 1667-1677 и 1678-1684 года утеряны.

Сочинение Гордона стало известным ещё в XVIII в. по извлечениям, опубликованным в разных изданиях.

Дневник Гордона - важный источник по русской истории конца XVII в. Не только очевидец, но чаще всего и участник описываемых событий, автор отличается точностью и большой объективностью; форма изложения сухая, документальная; обилие подробностей. Особенно много даёт труд Гордодна для истории войн с Турцией, описания военного устройства, личности Петра I, общественного и хозяйственного быта. По словам Н. Г. Устрялова, Дневник П. Гордона - это «сокровище неоцененное, материал по преимуществу исторический, не уступающий никакому акту в достоверности, исполненный множества любопытнейших подробностей!».



Владимир Богуславский «Славянская энциклопедия. XVII век»

Кильбургер Иоганн Филипп


В начало

Торговля 17 век
Торговля 17 век

Кильбургер Иоганн Филипп - шведский чиновник, автор книги о Русском государстве.

По происхождению немец, состоял на шведской службе.

О жизни Кильбургера известно крайне мало.

В 1673-1674 годах он посетил Москву в составе шведского посольства Г. Оксеншерны.

В 1675 году определён на шведскую государственную службу и получил место общественного нотариуса в Стокгольме, занимал эту должность с перерывом до своей смерти.

Непродолжительное время служил в Риге в должности секретаря торговой коллегии.

Вскоре по возвращении из Русского государства Кильбургер написал книгу «Краткое известие о русской торговле, каким образом оная производилась чрез всю Руссию в 1674 году». Она является ценным историческим источником по социально-экономической истории Русского государства во 2-й половине XVII века.

При написании книги Кильбургер использовал донесения (около 60 в 1650-1655 годах) шведского постоянного поверенного в торговых делах (фактора по коммерции) в Русском государстве И. де Родеса, сочинение Г. К. Котошихина «О России в царствование Алексея Михайловича» (написано в Стокгольме в 1666 году), таможенные книги и прейскуранты товаров, привозимых в Москву.

Целью Кильбургера было дать по возможности наиболее полное представление о русской торговле и значении купечества в Русском государстве. Сочинение Кильбургера содержит также данные по многим вопросам культурной, бытовой истории Русского государства, по исторической географии, военному делу, метрологии, сведения о состоянии медицины, почты и др. Кильбургер доказывал выгодность переноса русской торговли с Белого на Балтийское море.

При жизни Кильбургера его книга не была издана. Один из списков рукописи оказался у Г. Ф. Миллера, который передал её А. Ф. Бюшингу, опубликовавшему книгу в Гамбурге в 1769 году. Впервые переведена на русский язык и опубликована Д. И. Языковым в 1820 году.



Большая Российская Энциклопедия

Сэмюэл Коллинз


В начало

Сэмюэл Коллинз
Сэмюэл Коллинз

Сэмюэл Коллинз — английский доктор, был с 1659 по 1666 год врачом русского царя Алексея Михайловича.

Самюэль Коллинз родился в 1619 г. в семье викария в Брэйнтри, учился в Кэмбридже, но покинул университет, не окончив его, и уехал в Падую. Здесь он получил звание доктора медицины, затем вернулся в Англию и вторично получил ту же ученую степень в Оксфордском университете (1659 г.). Вскоре после этого Коллинз, вероятно, уехал в Голландию.

В это время английский купец Джон Гебдон в должности московского резидента в Англии и Голландии приехал в Голландию для вербовки на русскую службу офицеров, врачей и аптекарей. В один из своих двух приездов в Голландию (между мартом и декабрем 1659 г. или летом 1660 г.) Гебдон встретился с Коллинзом и предложил ему вакантную должность лейб-медика при царе Алексее Михайловиче. Коллинз согласился и вместе с Гебдоном приехал в Москву.

В Москве Коллинз провёл девять лет, затем по его собственному желанию был отпущен на родину, очень щедро при этом награждённый. Хотя прощальная аудиенция и отпускные документы даны ему были 28 июня 1666 г., в Москве он почему-то оставался до 1668 г.

Известно, что в 1669 г. Коллинз находился в Лондоне, но вскоре уехал в Париж, где и умер 26 октября 1670 г.

В церкви его родного городка Брэйнтри пo его собственному желанию установлена была поминальная плита, которая даёт некоторые даты и проливает свет на обстоятельства последних лет его жизни.

После смерти Коллинза один из его учеников или друзей, бывший с ним в России, передал английскому книгоиздателю оставшиеся от Коллинза записки о его пребывании в Москве, которым придана была форма письма. Книга, изданная впервые в Лондоне в 1671 г., привлекла внимание современников и заняла довольно важное место среди иностранных источников о Московском государстве. Полное заглавие её таково: «Нынешнее состояние России, изложенное в письме к другу, живущему в Лондоне, одной значительной особой, в течение девяти лет находившейся при дворе московского царя».

Первый русский перевод сочинения Коллинза, выполненный Николаем Полевым по французскому изданию 1679 г., имеет прибавления, пропуски и большие неточности. Английский подлинник и имя автора, находящееся в приписке в конце книги, стали известны Полевому лишь по отпечатании его перевода.

Первый русский перевод с английского издания 1671 г. дал Пётр Киреевский. Здесь почему-то пропущен отрывок, касающийся происхождения Б. И. Морозова. Из-за цензуры допущены и некоторые сознательные искажения.



По материалам Википедии

Крижанич Юрий Гаспарович


В начало

Крижанич Юрий Гаспарович
Юрий Крижанич
Памятник

Крижанич, Юрий Гаспарович, хорват, родился в 1617 г., умер после 1682 г. происходил из обедневшей дворянской семьи и рано осиротел.

По окончании курса в загребской католической духовной семинарии он отправлен был для дальнейшего образования в Рим и Болонью в местные хорватские коллегии.

В начале 1641 г. Крижанич хлопотал о позволении поступить в римскую коллегию св. Афанасия, учрежденную для подготовки греко-славянских униатов к миссионерской деятельности среди православных в пользу унии с Римом. Как католику, Крижаничу разрешено было жить в коллегии лишь в качестве конвиктора.

Во время своих занятий Крижанич основательно изучал богословские и юридические науки, а также приобрел большие сведения в немецком, итальянском и греческом языках. При выходе из коллегии он заявил о своем желании ехать миссионером в Московию на счет Конгрегации пропаганды унии и дал обычную в этих случаях присягу.

В 1642-1646 г. Крижанич был священником на родине и состоял в числе миссионеров унии среди валахов. Встреча в 1643 г. с русским униатским епископом города Холма, Мефодием Терлецким, окончательно укрепила Крижанича в его давнем намерении ехать в Московию миссионером унии. Он обратился с предложением своих услуг к секретарю Пропаганды, причем, вследствие соображений экономического свойства, просил устроить дело таким образом, будто Конгрегация сама вызывает его в Рим.

Разные затруднения были улажены и Крижанич в конце 40-г годов XVII в. побывал первый раз в России, откуда вывез так называемую Кириллову книгу, изданную в 1644 г. в Москве.

По возвращении из России Крижанич с австрийским посольством отправился в Константинополь, а с 1652 г. поселился в Риме, где занялся литературной деятельностью. Плодом ее явился в 1656 г. большой том сборника полемических сочинений против католичества, написанных в разное время и в разных странах и переведенных Крижаничем на латинский язык с древне- и новогреческого и московского (т. е. церковно-славянского) языков под названием: "Bibliotheca Schismaticorum universa..." Изданием этого труда Крижанич выполнил первую часть своей давнишней мысли — собрать все сочинения схизматиков и написать на них возражения.

Поездка в Россию и литературные труды доставили Крижаничу некоторую пенсию от папского правительства, но он добивался совсем не этого: он стремился непременно стать миссионером в России; в 1657 г. он добился, что был назначен конгрегацией Пропаганды, но папа отнесся к этому делу неодобрительно, находя его несвоевременным. Тогда Крижанич на свой страх отправился в восточную Россию через Венгрию, Угорскую и Галицкую Русь.

1659-1660 г. Крижанич прожил в Малороссии. К этому времени относятся два его сочинения: "Описание пути от Львова до Москвы" и "Речь к Черкасам". В первом сочинении автор указывает на влияние поляков и греков, как причину нерасположения малороссов к великороссам, во втором советует малороссам подчиниться Московии.

Вскоре по прибытии в Москву (в 1661 г.) Крижанич был отправлен в Тобольск с тем, чтобы "быть ему там у государевых дел, у каких пристойно, а кормовых ему денег велено давать по семи рублей с полтиной на месяц". По всей вероятности причиной этой замаскированной ссылки было то, что Московское правительство узнало об истинной цели приезда Крижанича в Россию, т. е. о желании его пропагандировать унию; а тем мотивам, которые выставлял Крижанич, говоривший о своем желании составить грамматику и лексикон русского языка, написать историю русского народа, открыть русским обманы иноземцев — Московское правительство, по-видимому, не поверило.

Трудно и нам поверить искренности подобной мотивировки, раз мы знаем предшествовавшую жизнь и деятельность Крижанича. Кроме того, некоторые из сочинений Крижанича, написанных в Тобольске, показывают нам, что и в ссылке автор их не переставал работать на пользу унии. Никакого "государева дела" в Тобольске Крижаничу и не поручалось; но сам он неутомимо составлял здесь свои сочинения.

Одним из наиболее известных сочинений Крижанича, относящихся к эпохе 1661-1676 г. является "Разговоры об владательству". В этом сочинении наряду с панславистскими идеями и похвалами русскому народу находятся резкая критика тогдашнего строя и положения России, страстные нападки на немцев и греков, которые не могут принести для России ничего, кроме вреда, и разные советы для исправления зол. — "Разговоры об владательству" обнаруживают ум и знания их автора; критика Крижанича вообще меткая и часто справедливая, но в общем краски очень густы и мрачны, а средства, предлагаемые для искоренения зол, зачастую наивны и практически непригодны.

В труде, написанном в тот же период времени и озаглавленном "De providentia Dei", Крижанич рассматривает роль Провидения в исторической жизни народа и все благоденствие или злополучие людей объясняет воздействием Промысла.

Тобольск гравюра 17 век
Тобольск
Гравюра 17 век

В 1666 г. Крижанич написал "Грамматично изказание об русском иезику", которое доставило ему почетное название "отца славянской сравнительной филологии". Сочинения, появившиеся в последние годы ссылки Крижанича, явно ратуют за католичество и унию с ним; но и "Разговоры об владательству" и "De providentia" являются как бы пробными шарами пропаганды.

В этих сочинениях Крижанич старается подорвать доверие русских к грекам (схизматикам) и немцам-протестантам (еретикам с точки зрения папского престола), доказать ложность и греховность взглядов на Москву, как на третий Рим и убедить русское общество в необходимости явиться примирителем греков с латинянами, другими словами, в необходимости унии.

В труде же своем, озаглавленном "Об Светом Крещеню" и написанном, очевидно, после 1667 г. Крижанич доказывает правильность и истинность римского крещения, а также всеми силами старается унизить и очернить патриарха Фотия, знаменитого соперника папы Николая I.

К 1674 г. относится одно из любопытнейших произведений Крижанича, открытое проф. М. И. Соколовым и изданное им под заглавием "Толкование исторических пророчеств" ("Собрание сочинений Юрия Крижанича, выпуск второй, М. 1891 г."). Цель этого сочинения, как явствует из его содержания, показать необходимость и своевременность унии русских с Римом.

Последний труд Крижанича, писаный в Тобольске, — это "Соловечка челобитна, об суiеверству и об раздору". Здесь Крижанич старается выяснить вред, происходящий от церковных раздоров, и попутно защищает целый ряд мнений и обычаев римской церкви.

В 1676 г. Крижанич был переведен из Тобольска в Соловецкий монастырь и обратился к царю Федору Алексеевичу с письмом "на счастливое его государское венчание"; в письме этом Крижанич просил дозволения уехать на родину.

Впоследствии Крижанич удалился из России и поступил в Литве в монашеский орден доминиканцев, где принял имя Августа (в 1678 г.). Раскаявшись через несколько лет (в 1682 г.) в своем поступке, он просил папского нунция в Польше об увольнении из ордена и сослался на то, что, будучи питомцем Пропаганды, клятвенно обязался не принимать монашества. При этом Крижанич просил дозволения приехать в Рим, между прочим для того, чтоб дать отчет Пропаганде о своих путешествиях в Московию, и выражал мысль о возможности и своевременности унии русских с Римом.

Из доклада Пропаганде секретаря ее, монсиньера Чибо, мы узнаем, что клятва, данная Крижаничем, имела силу лишь первые три года по выходе его из Коллегии св. Афанасия. Без сомнения это обстоятельство было известно Крижаничу, а потому поступок его еще раз обнаруживает некоторую наклонность прибегать, в случае надобности, к ухищрению и обману.

Дальнейшая судьба Крижанича совсем не известна. — Любопытно, что и в 1682 г. Крижанич думает об унии русских с Римом. Очевидно, дело пропаганды было для него делом жизни, целиком посвященной Крижаничем на проповедь унии. Поэтому и панславизм его носил строго католический характер. Конечно пропаганда Крижанича не имела ни малейшего успеха и заслуга его для России и остального славянства заключается не в ней: Крижаничу мы обязаны блестящей, хотя и не всегда справедливой, критикой слабых сторон ее жизни в ХVII стол., а все славянские народы — первым трудом по сравнительной славянской филологии.



Русский биографический словарь

Августин Мейер барон фон Мейерберг


В начало

Едут!
« Едут! »
(Народ московский во время въезда иностранного посольства в Москву в конце XVII века)
Художник Андрей Рябушкин
1901

Августин Мейер барон фон Мейерберг — австрийский барон, путешественник и дипломат.

Августин фон Мейерберг родился в августе 1612 г., можно предположить, что он был славянского происхождения. Из рода небогатых силезских дворян. Впервые поступил на службу в г. Глогове (Glogovia, Glogau) в Нижней Силезии при императоре Фердинанде III, был старшим советников при глоговском апелляционном суде. Императором Леопольдом I вызван ко двору и пожалован в придворные советники (гофраты).

Потом двадцать один год подряд был посланником к двенадцати различным дворам: к различным германским духовным владетелям, к трансильванскому князю, к двум польским королям, к турецкому султану и к датскому королю. Позже был в числе государственных чинов Нижней Австрии, но вскоре отдалился от всех дел, и в уединении, при стесненных обстоятельствах, причиненных разорением его поместьев турками, провел остаток дней. Мейерберг умер 23 марта 1688 г.

Первоначально называли его фон Майерн или фон Мейерн, но впоследствии, видимо в 1666 г., когда он был возведен в баронское звание, он стал именоваться Мейербергом (Augustinus Sacri Romani imperii liber baro de Meyerberg). В русских документах времени посольства фон Мейерберга в Россию он называется фон Меерн.

15 мая 1661 г. в Москву прибыли цесарские послы Августин фон Меерн и Гораций Вильгельм Калвуци. 18 мая они были приняты царем.

Поводом, вызвавшем посольство 1661-1662 гг. была война между Польшей и Россией из-за Малороссии. Первое перемирие было заключено при посредничестве Австрии, но в 1658 г. снова началась война, и Леопольд I вновь предложил свое посредничество и просил помощи и союза против турецкого султана. Послы пробыли в Москве около года, и 15 апреля 1662 г. получили у государя отпуск и отъехали.

26 мая приехали в Смоленск, «но так как поляки цесарских послов принять отказались, то сии послы 21 августа из Смоленска в Вену отъехали».

Мейерберг не преуспел в своей миссии, но зато написал два сочинения о России.



Бочкарев Н.В. "Московское государство 15-17 вв по сказаниям современников иностранцев"

Яков Рейтенфельс


В начало

Польская шляхта 17 век
Польская шляхта 17 век

Яков Рейтенфельс— сын польского влиятельно вельможи, пользовавшийся у короля Казимира большим значением благодаря выдающемуся уму и высоким нравственным качествам. Он был в большой милости у герцога Тосканского Козьмы III, жил некоторое время при нем, не занимая, однако, никакой определенной должности и по желанию своего благодетеля, в знак благодарности, составил для него сказания о Московии.

В Москве Рейтенфельс прожил около трех лет, вероятно с 1670 по 1673 гг, и присмотрелся к тамошним порядкам, церковным и гражданским. Но каким образом и в качестве кого попал Рейтенфельс в Москву — неизвестно.

Рейтенфельс приходился племянником главному врачу царя, некому датчанину Иогану Розенбургу, по ходатайству которого ему было разрешено вместе с другими лицами отправиться в Вильно ради учения с тем, чтобы по окончании курса наук поступить на царскую службу. Неизвестно как воспользовался Рейтенфельс и прочие данным им разрешением, но, по-видимому, ни Рейтенфельс, ни кто другой из них не поступил на службу к царю. Благодаря своему дяде Рейтенфельс имел доступ ко двору.

В 1674-1676 гг. находился в Риме, представил в Конгрегацию пропаганды веры четыре записки с планом осуществления унии православной и католической церкви.

Рейтенфельс, пребывая в Москве, постоянно записывал все виденное и слышанное, а живя у герцога Тосканского (в конце 1670-х), он только собрал в одно целое свои разрозненные записи. Когда же именно и почему Рейтенфепьс покинул Москву и поселился у герцога Тосканского, сколько времени он там жил, куда уехал оттуда и где и когда умер — неизвестно.

Сочинение Якова Рейтенфельса «Сказания светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии» было составлено около 1676 года и издано в Падуев 1680 году. Книга содержит немало сведений о географии, политическом устройстве, экономике Русского государства. Особенно ценны характеристики Степана Разина (Рейтенфельс был очевидцем его казни), Артамона Матвеева, Симеона Полоцкого и других выдающихся деятелей второй половины XVII века, описания архитектуры и культуры тогдашней Москвы.

В Главе 5 «О войнах и царях русских от Р. Х. до времён царицы Ольги» Книги первой «О происхождении московитов и обзор царствований» Рейтенфельс пишет о том, что в 810 году болгары, поддерживаемые русскими, вели войну против куропалата Михаила, а также русские помогали болгарскому хану Крунну взять город Мезембрию (Несебыр).

«Сказания…» Рейтенфельса не получили широкой известности в Европе и стали объектом внимания русских учёных в 1830-е годы. В 1905 году появился полный русский перевод всей книги Рейтенфельса, выполненный Алексеем Станкевичем.

В 2003 году текст книги был — впервые после 1680 года — переиздан вне России в многотомной серии «Первые путешествия по России".



Бочкарев Н.В. "Московское государство 15-17 вв по сказаниям современников иностранцев"

Посольство Ганса Ольделанда


В начало

Прием царем Алексеем Михайловичем иностранного посольства
Прием царем Алексеем Михайловичем иностранного посольства

Описание посольства в Россию датского посланника Ганса Ольделанда относится к середине XVII в., а именно к марту — июлю 1659 г., и составлено секретарем посольства Андреем Роде.

С середины XVII в. внешняя политика Московского государства была обращена на Запад (борьба с Польшей за украинские и белорусские земли, с Швецией — за выход к Балтийскому морю) и на Юг (борьба с Турцией за выход к Черному морю). Балтийский и турецкий вопросы ввели Москву в круг основных проблем западноевропейской политики XVII в.

Экономический рост Московского государства и его связи с Востоком привлекали к нему внимание западноевропейских государств во главе с Англией и Голландией. Укрепив свои экономические и военно-политические позиции, Москва вступала равноправным членом в круг европейских держав. В это время Англия, Голландия, Дания и Швеция находились в непрерывных дипломатических отношениях с Россией: одно посольство следовало за другим.

Гораздо менее оживленными становятся отношения с Австрией, утратившей большие экономические интересы в Московском государстве. Открывают постоянные дипломатические представительства в Москве наиболее заинтересованные державы — Англия, Швеция, Дания и Голландия. Соответственно возрастает и степень конкуренции между этими странами за российский рынок.

В 1656 г. царь Алексей Михайлович принимает решение назначить посольский съезд для мирных переговоров с Речью Посполитой и одновременно начинает готовиться к войне со Швецией.

В мае 1656 г. царь выступил в поход и удачно овладел южной частью Ливонии. Русские гарнизоны заняли крепости Динабург, Кокнесе, Юрьев, Нейгаузен, Мариенбург. Удалось достичь определенных успехов в Карелии и Ижорской земле. Однако ключевая задача кампании — овладение Ригой и Нарвой — осталась нерешенной.

Желая для борьбы со Швецией заручиться поддержкой Дании, Алексей Михайлович еще до начала похода, в марте 1656 г., отправил к королю датскому Фредерику III стольника князя Даниила Ефимовича Мышецкого, чтобы предложить королю соединить свои войска с русскими и идти войной против Швеции.

В ответ на это посольство Фредерик III направил в июне вместе с князем Мышецким своего посланника Германа Косса, который 10 августа был представлен государю. Косс имел поручение уверить царя, что король согласен выступить против Швеции, но с тем, чтобы без согласия короля Россия не заключала мир со Швецией.

17 августа датский посланник выехал из царского стана, вместе с ним был вторично отправлен в Данию князь Мышецкий с грамотой, в которой царь Алексей Михайлович вновь предлагал королю наступательный союз против Швеции.

Мышецкий вручил грамоту 17 сентября, но от заключения договора о союзе отказался, ссылаясь на то, что «без царского указа сделать ему этого не уметь». Переговоры с Мышецким затянулись, и он прожил в Копенгагене до лета 1657 г. Еще при нем король Фредерик III начал войну со Швецией, о чем и уведомил царя грамотой от 10 июня 1657 г.

Чтобы закончить переговоры о наступательном союзе против Швеции, король отправил в Москву своего посла Ганса Ольделанда. Мирные переговоры между Россией и Швецией к концу года увенчались успехом, и 20 декабря 1658 г. в деревне Валиесар удалось заключить мир на три года.

Военные действия Дании против Швеции продолжались недолго. Благодаря сильным морозам шведский король Карл X перешел со своими полками по льду на датские острова Фюнен и Зеландию и заставил Данию просить о мире, который и был заключен в Ротшильде в феврале 1658 г. Однако Карл X остался недоволен условиями мира и в августе 1658 г. приступил к осаде Копенгагена. На этот раз он встретил сильный отпор со стороны датчан, храбро защищавших крепость.

В ноябре 1658 г. датский король отправил в Россию вторично Ганса Ольделанда, чтобы предложить царю снова союз против Швеции и изложить причины, побудившие его в феврале 1658 г. заключить мир с Карлом X.

Ольделанд приехал в Москву 23 марта 1659 г. и оставался в первопрестольной столице до 29 мая. В совокупности публикуемое описание охватывает время со дня приезда в Москву по 4 июня 1659 г., то есть по шестой день со дня выезда посольства из Москвы в Данию по Волоколамскому тракту.

Дневник представляет собой поденные записки с развернутым рассказом о въезде в столицу, аудиенции в Кремле, церковных праздниках, об угощении «с царского стола», о взаимоотношениях с должностными лицами Посольского приказа. В частности, неоднократно упоминается крупный дипломат, начальник Посольского приказа Алмаз Иванов. О нем барон Мейерберг сказал: «Потом, будучи знаком с иноземными краями, при исправлении многих посольств столько показал примеров хитрости, коварства, находчивости, что удостоен был должности смотрителя за тайным архивом царства, за иностранными послами и докладчика их посольств».

Но наибольший интерес вызывает описание быта, нравов и жизни иноземного населения столицы. Выше мы говорили о беспощадной конкуренции на российском рынке представителей разных стран. Соответственно в дневнике датского посланника в самом негативном виде и, вероятно, намеренно рассказывается о жестокости шотландского генерал-майора Друммонда, распутстве и патологической бесчеловечности некой английской генеральши, мздоимстве и пьянстве немцев и т. д.



Рогожин Н.М. "Проезжая по Московии. Россия XVI—XVII веков глазами дипломатов"

Стрейс Ян Янсен


В начало

Третье путешествие Яна Стрейса
Третье путешествие Яна Стрейса

Ян Янсен Стрейс — путешественник XVII века из Нидерландов, написавший книгу «Три путешествия» о своих путевых приключениях.

Родился в 1630 году.

В 1647 году юный Ян Стрейс сбежал от строгого отца, завербовавшись в Амстердаме как парусных дел мастер на судно для большого торгового плавания. Побывав в различных местах Африки (в том числе, в колонии Сьерра-Леоне), Юго-Восточной Азии (в том числе в Сиаме и на Суматре), на Тайване (Формозе) и в Японии, в 1651 году он вернулся в Голландию.

Второе путешествие Стрейс совершил в 1655 году в составе венецианского флота, ведшего войну с турками. Там он попал в плен, бежал и через 2 года вернулся домой, где остепенился, женился, но не удержался от очередного, 3-го путешествия.

В 1668 году Стрейс нанялся парусным мастером на корабль Орёл в «Московию», малоизвестную в Европе страну, только создававшую первые крупные мореходные корабли для плавания под своим флагом.

Домой он вернулся в 1673 году, а перед тем пересек всю Россию от Новгорода до Астрахани, стал свидетелем походов Степана Разина и даже лично встречался со знаменитым атаманом. Когда от походов и воровства Разин перешёл к восстанию, то, узнав о поражении царских войск, Стрейс с группой товарищей бежал с корабля «Орёл», но на территории Дагестана был пленён горцами, подвергнут пыткам и продан в рабство. Его с помощью Людвига Фабрициуса выкупили уже в Персии, откуда Стрейс добрался до Голландии.

В 1675 году Ян Стрейс написал увлекательную книгу о своих приключениях, в которой ярким и образным языком изложил детали быта, поведения, внешности людей в тех краях, где ему довелось побывать. Несколько глав книги посвящены описанию Москвы и русских нравов в XVII в. (см. «Из-за острова на стрежень»). При этом, некоторые исследователи отмечают, что в описаниях внутренней политики Московии, а также повседневной жизни, обычаев, нравов, торговли и пр. занятий ее жителей Стрейс не совсем самостоятелен и следует своему основному источнику — описанию путешествия голштинского посольства в Россию в 1637, 1639 и 1643 годах Адама Олеария.

В том же 1675 году путешественник отправился снова в Москву в свите Кунраада фан-Кленка, посла Голландии в России. Посол хлопотал перед русским царем о возмещении убытков, понесенных Стрейсом на службе у царя, но была ли удовлетворена просьба — неизвестно. В следующем году Стрейс вернулся домой и о дальнейшей его жизни известно мало. Известно только, что он жил в датском Дитмаршене, где и умер в 1694 году.

Книга путешествий Яна Стрейса выдержала много изданий, была переведена на многие языки. Уже во время Петра I был заказан перевод на русский, однако впервые на русском книга появилась лишь в 1880 г. в переводе П. Юрченко с французского — «Путешествие по России голландца Стрюйса»; напечатано в «Ян Янсен» (№ 1 за 1880 год); переводу предшествовало составленное Юрченко предисловие, заключавшее биографию Стрейса и несколько замечаний о значении его свидетельств; Юрченко же составлены и примечания к путешествию. Выбор французского издания посчитали не совсем удачным, и в 1935 г. вышел новый перевод Э. Бородиной под редакцией А. Морозова под названием «Три путешествия» (переизданный в 2006 году).



По материалам Википедии