КИР-2016

Время правления Федора I Иоановича
1584 - 1598

Парсуна царя Федора Ивановича.
Парсуна царя Федора Ивановича.

Фёдор Иванович, родился 31.5.1557 в Москве, умер – 7(17).1.1598, там же, русский царь (1584–98). Последний представитель династии московских Рюриковичей, 3-й сын Ивана IV Васильевича Грозного и Анастасии Романовны Захарьиной-Юрьевой, младший брат царевича Ивана Ивановича, единокровный брат царевича Дмитрия Ивановича (1582–91). Муж И. Ф. Годуновой (с около 1574). Дядьками царевича были дворяне московские М. А. Безнин и А. П. Клешнин. В 1573–74 и 1587 выдвигался претендентом на польский престол.

После смерти 19.11.1581 царевича Ивана Ивановича стал наследником престола. По свидетельству английского дипломата Дж. Флетчера, Федор Иоанович был «прост и слабоумен», не способен к принятию самостоятельных политических решений.

Перед смертью Иван IV учредил опекунский совет при Федоре Ивановиче, куда вошли князья И. Ф. Мстиславский, И. П. Шуйский, Н. Р. Юрьев (также, возможно, Борис Фёдорович Годунов и Б. Я. Бельский).

Был наречён на царство 19(29).3.1584, тогда же начались процедуры крестоцелования ему в Москве и других городах. Из Москвы были удалены Нагие, а возможный наследник Ф. И. – царевич Дмитрий Иванович вместе с матерью М. Ф. Нагой и некоторыми родственниками 24.5(3.6).1584 был отправлен на удел в Углич (погиб там в 1591).

Торжественное венчание на царство с включением акта божественного помазания состоялось 31.5(10.6).1584 в Успенском соборе Московского Кремля. Фактически накануне и сразу после воцарения Федора Ивановича распался опекунский совет: уже в апреле 1584 из Москвы после вспыхнувшего против него восстания был удалён Б. Я. Бельский, с лета 1584 отошёл от дел из-за болезни Н. Р. Юрьев (ум. 1586), в июле 1585 удалился из Москвы и затем принял постриг кн. И. Ф. Мстиславский (ум. 1593).

Феодоровский монастырь
Феодоровский монастырь (Переславль-Залесский)
Построен с честь рождения Федора

В ходе борьбы за власть боярских группировок в опалу попали Головины (сер. – кон. 1584), князья Шуйские (осень 1586), печатник Р. В. Олферьев-Безнин (весна 1587) и др.

К осени 1584 Б. Ф. Годунов, его родственники и сторонники (Романовы и др.) заняли ведущие позиции в руководстве внутренней и внешней политикой Русского государства; к 1587 окончательно определился реальный статус Годунова как единоличного фактического правителя при Фёдоре Ивановиче.

Главной задачей царствования Федора Ивановича стало преодоление социально-политического кризиса, вызванного последствиями Ливонской войны 1558–83 и разделением государства и общества в период опричнины.

В 1584 упразднено разделение государева двора на особый двор царя и Земский двор (при слиянии был понижен статус ряда членов особого двора); в том же году отменены монастырские тарханы (податные привилегии для монастырей).

На Севере и Северо-Востоке Русского государства, как главным образом местный кодекс правовых норм возник Судебник 1589 года. В целях упорядочивания отношений между помещиками и крестьянами и в качестве попытки преодоления последствий хозяйственного кризиса в 1590/91 и 1591/92 были введены «заповедные лета» (временно запрещался переход крестьян от землевладельцев в Юрьев день), в 1597 издан указ о 5-летнем сыске беглых крестьян и холопов (бежавших от помещиков после ноября 1592).

Ирина Годунова
Ирина Годунова, жена Федора Иоанновича.
Судебные реконструкции лица.

Активно осваивались территории на юге страны, были основаны или возобновлены города-крепости на южных границах: Воронеж (1585), Самара (1586), Царицын (1589), Елец (1592), Кромы (1593), Белгород (1596) и др.;сформировался как город-порт Архангельск (1583–87), были обновлены укрепления в Новгороде, Казани, Астрахани, начато строительство Белого города в Москве и Смоленского кремля (оба – зодчий Ф. С. Конь).

На начало царствования Федора Ивановича пришлось завершение похода Ермака Тимофеевича, с середины 1580-х гг. шла последовательная колонизация Сибири, где были основаны города Тюмень (1586), Тобольск (1587), Берёзов (1593), Сургут и Тара (оба 1594) и др.

В 1589 в Русском государствеве было учреждено патриаршество, первым патриархом Московским и всея Руси стал ставленник Б. Ф. Годунова Иов.

Федор Иванович уделял большое внимание развитию церковного строительства. Были богато украшены купола и построен особый придел в честь св. Василия Блаженного (над его мощами) собора Покрова Пресвятой Богородицы что на Рву на Красной площади в Москве; возведено большое число монастырских храмов (в Тихвинском Богородицком, Антониево-Сийском, московском Симоновом, казанском Богородицком и др. монастырях).

В ноябре 1589 после долгого перерыва в Москве было возобновлено книгопечатание (напечатана Триодь Постная).

В 1586 году случилось важное событие для внешней политики России. В этом году умер король Речи Посполитой Стефан. Воспользовавшись этим фактом, Борис Годунов, от имени русского царя, заключил с поляками мир до 1602 года. Это был важный шаг, позволивший нашей армии сфокусироваться на единственном противнике – шведах. В это время Шведское государство было крайне могущественным и открыто заявляло о своих притязаниях на земли в Прибалтике.

Феодоровский монастырь
Пямятник Фёдору I Иоанновичу в Йошкар-Оле
Скульптор Ковальчук А. Н.

В результате русско-шведской войны 1590–1593 по Тявзинскому миру 1595 года Русское государство возвратило утраченные в Ливонскую войну 1558–83 города Ивангород, Копорье, Корела и Ям.

В июле 1591 под Москвой были разбиты войска крымского хана Гази-Гирея II, пытавшегося захватить столицу (в 1591 в честь победы по инициативе Федора Ивановича. под Москвой основан Донской монастырь).

К концу царствования обострилась проблема престолонаследия, так как из многочисленных беременностей царицы Ирины Фёдоровны лишь одна закончилась рождением дочери Феодосии [26.5(5.6), по др. данным – 29.5(8.6).1592–25.1(4.2).1594].

Формальной наследницей Федора Ивановича стала царица Ирина Фёдоровна, которую современники рассматривали как носительницу верховной власти наряду с Фёдором Ивановичем.

Царь Федор Иванович 6 января 1598 года умер, прервав своей смертью, целую династию Рюрика.

Похоронен в Архангельском соборе в Москве. Канонизирован РПЦ в начале 17 в. как местночтимый московский святой-чудотворец. По одному из эпитетов, данных патриархом Иовом в его повести «О честном житии царя и великаго князя Феодора Ивановича всея Русии», получил впоследствии прозвище Блаженный. Дни памяти – 7 января ст. ст.; воскресенье перед 26 августа ст. ст. в Соборе Московских святых.



Учреждение патриаршества

В начало

Патриарх Иов
Первый Патриарх Иов
Миниатюра Царского титулярника

23 января 1589 г. при Царе Феодоре Иоанновиче было учреждено патриаршество. Это было не только утверждением и признанием самостоятельности Русской Православной Церкви, это был также закономерный и глубоко символичный акт наследия Русской землей церковного значения и славы древней Византии, подпавшей под османское владычество.

На смену Второму Риму (Константинополю) пришел Третий Рим во всем могуществе православного Московского государства. Уже с ХV в. каноническая зависимость Русской Церкви от Константинопольского (Вселенского) Патриарха была лишь номинальной, завоевание Константинополя турками совсем уменьшило ее, к тому же после Флорентийской унии на Руси стали даже сомневаться в правоверии греческого духовенства. «Одержимый прежде благочестием святой град Константинополь ради латинские прелести погибе» – общее мнение того времени.

26 января 1589 г. в Успенском соборе Кремля при огромном стечении народа во главе с Царем Феодором Иоанновичем Константинопольский Патриарх Иеремия II совершил каноничное поставление первого русского Патриарха – Иова.

В Уложенной грамоте, узаконившей русское Патриаршество, за подписью Константинопольского патриарха Иеремии II, его собственными словами специально упоминается «великое Российское царствие, Третей Рим».

Это было подтверждено в 1590 г. Собором Патриархов поместных Церквей. Правда, патриархи Константинопольский Иеремия, Антиохийский Иоаким, Иерусалимский Софроний, митрополиты, архиепископы и епископы, присутствовавшие на Соборе, определили Русскому Патриарху лишь пятое место в диптихе Патриархов, но это русскими было воспринято смиренно в связи со сравнительной молодостью Русской Церкви.

По величине же и мировому значению Церковь Третьего Рима уже тогда была, несомненно, самой влиятельной, у которой восточные Патриархи, и более всего порабощенный турками «Вселенский» Патриарх, постоянно искали милостыни. Лишь русское покровительство, дипломатическое и финансовое, помогло выжить христианам в Османской империи.



Смерть царевича Дмитрия
15 мая 1591 года

В начало

Мария Нагая и царевич Димитрий
"Мария Нагая и царевич Димитрий"
Художник Блинков Сергей Витальевич
2004-2005

После смерти Ивана Грозного осталось только двое его прямых наследников — слабоумный Фёдор и малолетний Дмитрий. Однако последний мог претендовать на престол лишь в крайнем случае, поскольку был сыном царя от шестого брака, который по православным канонам считался недействительным. Впрочем, бездетность занявшего трон Фёдора Иоанновича допускала и такой сценарий. Современные антропологи, исследовавшие останки Ирины Годуновой, супруги царя Фёдора, пришли к выводу, что из-за дефекта костей таза она не могла воспроизвести здоровое потомство.

Фактический правитель государства Борис Годунов решил убрать с глаз долой младенца Дмитрия вместе с его матерью Марией Нагой. Изгнанники осели в Угличе — своём удельном владении. Однако реальной властью там обладали московские «служилые люди» во главе с Михаилом Битяговским, получившим наказ из Москвы неустанно следить за Нагими.

Московский двор относился к угличскому с неприязнью. Известно, что Борис Годунов распорядился не упоминать имя Дмитрия Иоанновича в ектениях, о нём старались умалчивать и в других случаях. В Угличе тоже не скрывали своей негативной позиции. Мария Нагая была недовольна отстранением от политической жизни страны, а Дмитрий, по свидетельству писателя Авраамия Палицына, грубо отзывался об окружении брата Фёдора Иоанновича, включая Бориса Годунова.

Английский дипломат Джайлс Флетчер писал, что «жизнь царевича находится в опасности от покушений со стороны тех, которые простирают свои виды на обладание престолом в случае бездетной смерти царя». Англичанин также обращал внимание на то, что в Дмитрии начали проявляться негативные качества его отца. По его словам, царевич находил «удовольствие в том, чтобы смотреть, как убивают овец, видеть перерезанное горло, когда течёт из него кровь».

Историк Людмила Морозова на это замечает, что достоверных сведений о жизни Дмитрия в изгнании мало, так как Нагие вели уединённый образ жизни. Рассказы же иностранцев о жестокости царевича она считает вымыслом.

15 мая 1591 года произошло событие, споры о котором не утихают до сих пор. В этот день было обнаружено бездыханное тело царевича Дмитрия с перерезанным горлом. Подозрение в убийстве сразу пало на Михаила Битяговского и его родственников. Мария Нагая указала на них, и разъярённая толпа их тут же растерзала.

Посде беспорядков в Угличе правительство прислало комиссию во главе с именитым боярином Василием Шуйским для расследования обстоятельств трагедии. Советский историк Иван Полосин, комментируя новую должность Шуйского, подчёркивал, что сам факт назначения в следственную комиссию «самого беспринципного, самого отъявленного, самого злокозненного врага Годунова» князя Шуйского «должен был свидетельствовать непричастность Годунова к угличским событиям». В ходе расследования было допрошено около 150 свидетелей — Нагие, представители духовенства, дворовые и посадские люди — все, кто мог хоть как-нибудь пролить свет на это загадочное событие. Все материалы вошли в следственное дело, беловой экземпляр которого, по мнению историков, был составлен ещё в Угличе. На основе дошедшего до нас документа и пытаются воссоздать картину произошедшего современные исследователи.

Комиссия по угличскому делу пришла к выводу, что причиной гибели Дмитрия была «падучая болезнь», которой страдал младший сын Грозного. Приступ недуга застал царевича во время игры в ножички, в результате чего он горлом напоролся на острый предмет (нож или гвоздь). Рана оказалась смертельной.

Важным аргументом стали показания мамки царевича Василисы Волховой, которая поведала следователям, что и прежде происходило нечто подобное. В первый раз «над ним болезнь была — падучей недуг, и он поколол сваею и матерь свою царицу Марью», в другой раз «царевич объел руки Ондрееве дочке Нагово, едва у него Ондрееву дочь Нагово отнели».

Памятник царевичу Дмитрию
Памятник царевичу Дмитрию в Угличе

О результатах следствия доложили царю. Теперь нужно было развенчать версию Нагих, которые утверждали, что царевич был зарезан по прямому указанию из Москвы. 2 июня 1591 года состоялось заседание Освящённого Собора во главе с патриархом Иовом, в ходе которого Мария Нагая признала расправу над Битяговскими «делом неправым» и просила снисхождения для своих родственников. Собор уличил Нагих в самоуправстве. Мария была пострижена в монахини под именем Марфы, её братья отправлены в ссылку, а самые буйные участники беспорядков казнены.

Прошли годы, на русском престоле оказался Лжедмитрий I, выдававший себя за чудом спасшегося сына Ивана Грозного. Ко всеобщему удивлению Мария Нагая признала его. Теперь Шуйский был заинтересован пересмотреть «угличское дело». Он вернулся к версии убийства, чтобы не просто доказать факт смерти царевича, но и объявить его святым мучеником. Всё это должно было развеять слухи о чудесном спасении Дмитрия и помочь самому Шуйскому занять московский трон.

3 июня 1606 года, через две недели после свержения самозванца, «нетленные» мощи царевича Дмитрия были перевезены из Углича в Москву и помещены в Архангельском соборе. Сюда потянулись тысячи любопытствующих, и очень скоро пошли слухи о чудесных исцелениях. Побывавший возле мощей голландский купец и путешественник Исаак Масса рассказывал, что рассмотреть мощи разрешалось только избранным. Вследствие чего он предположил, что тело настоящего царевича давно истлело, а вместо него положили недавно умершего мальчика.

Историк Николай Костомаров указывает, что Шуйский в своих интересах менял показания по делу царевича минимум трижды. Так, будучи уже избранным на русский престол, он заявил, что царевич «заклан бысть» от «лукаваго раба Бориса Годунова». Эта точка зрения стала официальной при Романовых, а после канонизации «невинно убиенного» всякие сомнения на этот счёт стали расцениваться Церковью как ересь.

Современные исследователи продолжают рассматривать три версии угличских событий: несчастный случай, убийство по наущению Годунова и чудесное спасение. Однако последняя гипотеза всё чаще подвергается критике. Большинство историков полагают, что Борис Годунов вполне обоснованно доказал, что Лжедмитрий был беглым монахом Гришкой Отрепьевым, а других поводов утверждать, что царевич выжил, нет.

Показания сторонников несчастного случая, по мнению Костомарова, совершенно единообразны: создаётся впечатление, что «все они плелись по одной мерке; камертон дан — все запели унисоном».

С убийством сложнее. Костомаров, например, отмечает, что первоначально следователи умышленно отбирали показания тех, кто свидетельствовал о смерти царевича от собственной руки. «Вопрос о том, не зарезан ли Димитрий, не допускается; явно и умышленно обходят его, стараются закрыть благоразумным молчанием».

Гипотезу об убийстве историки стали оспаривать уже в начале XIX столетия. В 1829 году Михаил Погодин с недоумением писал: «Зачем убийцам вместо тихого яда действовать звонким ножом? Сколько невероятностей! Сколько несообразностей!».

Многие современные историки, в частности Сергей Платонов и Руслан Скрынников, не видят причин сомневаться в выводах следственной комиссии XVI века о том, что смерть царевича была несчастным случаем.

Ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН, доктор исторических наук Людмила Морозова, основываясь на многочисленных показаниях свидетелей, зафиксированных в угличском следственном деле, тоже пришла к заключению, что «Дмитрий закололся сам, а не был убит по приказу Бориса Годунова». Целый ряд опрошенных лиц сообщал, что Михаил Битяговский и его сын Даниил в момент смерти царевича Дмитрия были дома и обедали. Как написано в деле, сама Мария Нагая, убеждавшая, что царевич был убит, не могла видеть его гибели, так как находилась в покоях. Более того, мальчики, игравшие с царевичем в ножички, однозначно утверждают, что Дмитрий упал на землю и «поколол себя сам».

Однако крупный советский специалист по детской эпилепсии Рэм Харитонов заявлял, что во время припадка больной всегда выпускает находящиеся в его руках предметы. Он был уверен, что сам себе рану царевич нанести не мог.

Обращая на это внимание, учёный-криминалист Иван Крылов выдвинул версию, что причиной смерти Дмитрия стал неосторожный бросок ножика кем-то из участников игры.