КИР-2016

Современники Екатерины II

Бецкой Иван Иванович
1704-1795

В начало

Иван Иванович Бецкой
Иван Иванович Бецкой
Художник Александр Рослин
1777

Бецкой Иван Иванович — деятель русского Просвещения, личный секретарь императрицы Екатерины II (1762-1779), президент Императорской Академии художеств (1763-1795), инициатор создания Смольного института (1764) и Воспитательных домов в Москве (1764) и Санкт-Петербурге (1770) с госпиталем для рожениц. При его содействии были открыты Императорское коммерческое училище, училище при Академии художеств, куда принимали мальчиков разных сословий (кроме крепостных), отделение для девочек-мещанок при Смольном институте. Возглавлял комиссию по каменному строению в Санкт-Петербурге и Москве. Путём воспитания Бецкой стремился создать «новую породу людей» — дворян и представителей других сословий, способных гуманно обращаться с крестьянами и справедливо управлять государством.

Родился Иван Иванович 3 [14] февраля 1704 года, в Стокгольме. Внебрачный сын генерал-фельдмаршала И. Ю. Трубецкого (чью сокращённую фамилию впоследствии носил) и шведской баронессы Вреде (по другим данным Шпарр); родился во время пребывания отца в шведском плену, детские годы провёл в Стокгольме. Получил домашнее образование, учился в кадетском корпусе в Копенгагене, затем краткое время служил в датской армии, из-за травмы вынужден был оставить военную службу.

По-видимому, в 1718 вместе с отцом возвратился в Россию, но затем вновь уехал в Европу с образовательными целями. Свободно владел французским и немецким языками.

В 1722-1726 жил и учился в Париже, одновременно состоял секретарём при российском после В. Л. Долгоруком. По требованию отца вернулся в Россию, служил под его началом флигель- адъютантом в Киеве и Москве. Был в числе дворян, подписавших челобитную против «верховников» в пользу Анны Иоанновны (1730).

В 1729-1747 служил в Коллегии иностранных дел, в качестве курьера посещал Берлин, Вену, Париж.

После 1740 — камергер при «малом дворе» наследника Петра Фёдоровича, в 1744 познакомился с его женой, будущей Екатериной II.

В 1756-1761 вместе с племянницей Е. Д. Голицыной и её мужем дипломатом Д. М. Голицыном совершил длительное заграничное путешествие по Нидерландам, Франции, Италии; посещал знаменитый парижский литературный салон Марии Терезы Жофрен, интересовался современной живописью и скульптурой.

После прихода к власти Петра III (1761) получил приказ вернуться в Россию, где был назначен на должность директора Канцелярии от строений. В день переворота 28 июня 1762 вместе с императором бежал из Петергофа в Ораниенбаум, в первые месяцы царствования Екатерины II не играл активной роли. Затем быстро вошел в число приближенных императрицы, став официальным «чтецом» (личным секретарём) (1762-1779).

В 1763 году представил императрице проект Воспитательного дома («Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества»), созвучный её либеральным устремлениям, в котором изложил в переработанном виде педагогические взгляды Дж. Локка, Ж. Ж. Руссо, К. А. Гельвеция. Проекты и докладные записки имели официальный характер, что обусловило их широкую гласность, наиболее важные из них были переведены на французский язык и изданы для распространения в Европе.

Президент Академии художеств (1764-1791, с 1763 управляющий), в 1765-1766 управляющий Сухопутным шляхетским корпусом. В последние годы жизни потерял влияние при дворе, в 1782 ослеп, около 1789 практически удалился от дел.

Педагогические идеи Бецкого восходят к общепросветительским концепциям воспитания в их популярной французской интерпретации; также учитывал практику европейских училищ.

В 1760 — начале 1770-х гг. создал в России систему закрытых учебно-воспитательных учреждений сословного характера для детей от 5-6 до 18-20 лет. Дворянскими учебными заведениями были Смольный институт (в 1764 открылось подобное ему Екатерининское училище в Москве) и Сухопутный шляхетский корпус (по уставу 1766). Для выходцев из других сословий (но не крепостных) были созданы особые «мещанские» училища при Академии художеств (1764), Воскресенском Новодевичьем (Смольном) монастыре (1765), Сухопутном шляхетском корпусе (1766), Московском коммерческом училище (1772).

Основной задачей просвещения считалось целенаправленное создание в России «третьего чина» (сословия), состоящего из образованных людей: учителей, гувернанток, художников, купцов — полезной государству «породы» людей, которые затем через семью распространят принципы нового воспитания на все общество. В этом деле особая роль отводилась Воспитательному дому, принимавшему на воспитание брошенных родителями младенцев; его выпускники, получившие ремесленные навыки, становились «вольными» и должны были пополнять мещанское сословие. Предполагалось, что училища будут выпускать по-разному образованных, но единообразно воспитанных дворян и разночинцев, с привитыми им новыми представлениями об общественной жизни: добрых христиан, верных граждан, честных людей.

Бецкой считал, что сами по себе «науки и художества» не производят «благонравия», вследствие этого придавал воспитанию преимущественное значение перед собственно образованием. Рассматривал школу как «училище нравов», где детей сначала делают «добродетельными», а затем «просвещёнными».

Многие проекты оказались несостоятельными, а сами училища получили противоречивую общественную оценку. Неудовлетворительное состояние учебно-воспитательных учреждений, низкий уровень образования воспитанников обусловили пересмотр системы образования и начало подготовки реформы образования 1782-1786 гг.

Умер Иван Иванович 25 августа [4 сентября] 1795 года, в Санкт-Петербурге.



Голицын Александр Михайлович
1718-1783

В начало

Голицын Александр Михайлович
Голицын Александр Михайлович
Художник Д. Левицкий

Голицын Александр Михайлович. Генерал-фельдмаршал. Князь А.М.Голицын, вошедший в военную историю России как покоритель Хотина, был сыном полководца времен Петра 1 - фельдмаршала Михаила Голицына.

Александр Михайлович родился 17 ноября 1718 г. По традиции знатных родов юный князь еще в детстве был записан в гвардию. На тринадцатом году жизни он лишился отца. Голицыны в то время находились в немилости у императрицы Анны Иоанновны, и Александр Михайлович не мог рассчитывать на высокое покровительство.

В 17 лет Голицын отправился за границу, в Австрию, где блистал генералиссимус Евгений Савойский. Волею судеб сын русского фельдмаршала вступил на военное поприще в рядах австрийской армии. По возвращении в Россию (1740 г.) капитан гвардии Голицын был направлен в Константинополь в свите посла А.Румянцева, вскоре он получил новое назначение - полномочным министром в Саксонию. Дочь Петра 1, Елизавета, вступившая на престол в конце 1741 г., вернула роду Голицыных царское расположение. При ней Александр Михайлович успешно продвигался по ступеням военно-дипломатической карьеры, уже в 1744 г. достиг чина генерал-поручика.

Боевая жизнь войск влекла князя к себе, и в 1757 г. он добился назначения его в действующую армию, сражавшуюся на полях Семилетней войны против Пруссии.

В 1758 г. Голицын отличился взятием Торна, а в знаменитом сражении у Кунерсдорфа (1759 г.) он командовал левым флангом русской армии. В этом сражении главнокомандующий П. С. Салтыков принял план боя, основанный на преднамеренном направлении атак войск Фридриха II против русского левого фланга, с тем чтобы впоследствии атаковать противника с центра и правого фланга. Голицыну, занимавшему с пятью полками Обсервационного корпуса высоту Мюльберг, пришлось нелегко. Его полки вынуждены были принять на себя массированный удар сразу трех колонн пруссаков. Стойко обороняясь, войска Голицына в конце концов не выдержали натиска прусской пехоты и кавалерии и отступили, сам Александр Михайлович был ранен.

В Кунерсдорфском сражении план главнокомандующего русской армией вполне удался: Фридрих II проиграл сражение. За ратные дела Голицын получил от Елизаветы награды - орден святого Александра Невского и чин генерал-аншефа. По окончании войны с Пруссией он был назначен начальствовать над русскими войсками в Ливонии.

При восшествии на трон Екатерины II (1762 г.) Голицын удостоен ордена святого Андрея Первозванного и звания генерал-адъютанта. Став также членом Совета, учрежденного при высочайшем дворе, он пользовался влиянием на императрицу, ценившую его дипломатические и военные знания.

С началом русско-турецкой войны 1768 - 1774 гг. Александру Михайловичу было доверено командовать 1-й армией, с которой он двинулся к Хотину. Разбив 40-тысячный корпус противника, Голицын не решился, однако, на штурм Хотина и отошел назад для пополнения своих полков и укрепления тыла. В июле 1769 г. он вновь двинулся к Хотину и приступил к осаде крепости. Прибытие свежих турецких и татарских войск на помощь осажденным могло повлечь за собой большие потери русских при штурме, и командующий, дорожа жизнью вверенных ему воинов, решил снять осаду и вновь отвел армию за Днепр; заодно он хотел выманить противника на позицию, удобную для сражения. В это время Екатерина решила направить на смену Голицыну генерал-аншефа П. А. Румянцева, рассчитывая, что тот будет действовать более решительно. Но до прибытия нового командующего замысел Александра Михайловича дать туркам сражение в удобных для себя условиях оправдался. 29 августа турецкие во йска под командованием верховного визиря Молдаванчи атаковали русскую армию и были разбиты; турки потеряли до 7 тыс. человек, около 70 орудий и обоз.

Армия Голицына, не мешкая, начала преследование противника, 9 сентября она заняла Хотин, гарнизон и многие жители которого бежали, оставив город полупустым. Вскоре были заняты и Яссы. После этого князь передал армию Румянцеву и вернулся в Петербург, где императрица радушно его встретила, наградив чином генерал-фельдмаршала (20 октября 1769 г.). По заключении Кючук-Кайнарджийского мира покорителю Хотина была пожалована украшенная алмазами шпага с надписью: "За очищение Молдавии до самых Ясс". Наиболее отличившийся при разгроме турок под Хотином 69-й пехотный Рязанский полк стал носить имя Голицына.

Военный писатель Д.Бантыш-Каменский приводит такой случай, относящийся к 1769 г. Проездом через Москву покоритель Хотина пригласил фельдмаршала П.Салтыкова, под знаменами которого он сражался под Кунерсдорфом, посетить Успенский собор. Когда они вступили в храм, в котором в тот момент никого не было, Салтыков сказал Голицыну: "Здесь так пусто, как в Хотине".

После войны фельдмаршал Голицын исполнял должность генерал-губернатора Петербурга, оставаясь одним из приближенных к Екатерине государственных деятелей. Много занимался благоустройством столицы. В 1780 г. по инициативе Александра Михайловича дворянство Петербургской губернии решило преподнести Екатерине звание "Великой Матери Отечества", но императрица отказалась от этой почести, ответив князю: "Не приобретение пустых названий есть предмет моего царствования, но доставление блага и спокойствия отечеству". В 1782 г. при учреждении ордена святого Владимира Екатерина возложила на Голицына ленту ордена в числе одиннадцати лиц, удостоенных этой награды.

Генерал-фельдмаршал Голицын умер 8 октября 1783 г. Подобно своему отцу, он был храбр, исполнен чести, великодушия, скромен и любим солдатами, которых он всегда старался беречь.



Ковалевский Н.Ф. "История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века"

Дашкова Екатерина Романовна
1743-1810

В начало

Дашкова Екатерина Романовна
Дашкова Екатерина Романовна
Художник Д.Г. Левицкий

Княгиня Екатерина Романовна Дашкова, урождённая Воронцова. Княгиня Дашкова — подруга и сподвижница Екатерины Великой, сыгравшая значительную роль в государственном перевороте 1762 года, приведшем на престол Екатерину II; первая женщина неимператорского происхождения, занявшая высокие государственные посты — директора Санкт-Петербургской Академии наук и председателя Российской Академии; организатор и участник создания первого толкового Словаря русского языка, статс-дама русского императорского двора, яркий представитель российского Просвещения; переводчик-журналист, писатель, музыкант, педагог, оказавшая значительное влияние на преобразование абсолютной монархии в России в монархию просвещённую.

Одна из заметных личностей российского Просвещения, стоявшая у истоков Академии Российской. В её мемуарах содержатся ценные сведения о времени правления Петра III и о воцарении Екатерины II.

Родилась 17 марта 1743 г. в Санкт-Петербурге (дочь графа Р. Илларионовича Воронцова). Воспитывалась в доме дяди, вице-канцлера Михаила Илларионовича Воронцова. «Превосходное», по понятиям того времени, воспитание ее ограничивалось обучением новым языкам, танцам и рисованию. Только благодаря охоте к чтению Дашкова сделалась одной из образованнейших женщин своего времени. Любимые писатели ее были Бэль, Монтескье, Буало и Вольтер. Поездки за границу и знакомство со знаменитыми писателями много способствовали ее дальнейшему образованию и развитию.

С ранних лет Дашкову постоянно занимали вопросы политики. Еще в детстве она рылась в дипломатических бумагах своего дяди и следила за ходом русской политики. Время интриг и быстрых государственных переворотов способствовало развитию в ней честолюбия и желания играть историческую роль. До некоторой степени Дашковой это и удалось.

Знакомство с великой княгиней Екатериной Алексеевной (1758 г.) и личное к ней расположение сделало Дашкову преданнейшей ее сторонницей. Их связывали также и литературные интересы. Окончательное сближение с Екатериной произошло в конце 1761 г. по вступлении на престол Петра III.

Задумав государственный переворот и вместе с тем желая до времени оставаться в тени, Екатерина избрала главными союзниками своими Григория Григорьевича Орлова и княгиню Дашкову. Первый пропагандировал среди войск, вторая — среди сановников и аристократии. Благодаря Дашковой были привлечены на сторону императрицы граф Н. И. Панин, граф К. Г. Разумовский, И. И. Бецкий, Барятинский, А. И. Глебов, Г. Н. Теплов и др. Когда переворот совершился, другие лица, против ожиданий Дашковой, заняли первенствующее место при дворе и в делах государственных; вместе с тем охладели и отношения императрицы к Дашковой.

Некоторое время спустя после смерти своего мужа, бригадира князя Михаила Ивановича Дашкова (1764), Екатерина Романовна провела в подмосковной деревне, а в 1768 г. предприняла поездку по России. В декабре 1769 года ей разрешено было заграничное путешествие.

Дашкова в течение 3-х лет посетила Германию, Англию, Францию, Швейцарию, часто виделась и беседовала с Дидро и Вольтером. 1775-1782 гг. она снова провела за границей ради воспитания своего единственного сына, окончившего курс в Эдинбургском унивеситете. В Англии Дашкова познакомилась с Робертсоном и Адамом Смитом; она снова посетила Париж, Швейцарию и Германию, а также Италию. В это время отношение ее к императрице несколько улучшилось. Дашковой было предложено место директора санкт-петербургской Академии наук и художеств. По мысли Дашковой была открыта Российская академия (21 октября 1783 г.), имевшая одною из главных целей усовершенствование русского языка; в ней княгиня Дашкова была первым президентом.

Новое неудовольствие императрицы Дашкова навлекла напечатанием в «Российском театре» (издававшемся при Академии) трагедии Княжнина «Вадим» (1795). Трагедия эта была изъята из обращения. В том же 1795 г. Дашкова выехала из Санкт-Петербурга и жила в Москве и подмосковной своей деревне.

В 1796 г., тотчас по восшествии на престол, император Павел устранил Дашкову от всех занимаемых ею должностей и приказал жить в новгородском ее имении. Только при содействии императрицы Марии Федоровны Дашковой разрешено было поселиться в Калужской губернии, а потом и в Москве. В Москве же, не принимая более участия в литературных и политических делах, Дашкова скончалась 4 января 1810 г.

Наибольшего внимания заслуживает не политическая роль Дашковой, продолжавшаяся весьма недолго, а деятельность ее в академии и в литературе. По назначении директором академии Дашкова в речи своей выражала уверенность, что науки не будут составлять монополию академии, но «присвоены будучи всему отечеству и вкоренившись, процветать будут». С этою целью по ее инициативе были организованы при академии публичные лекции (ежегодно, в течение 4-х летних месяцев), имевшие большой успех и привлекавшие большое число слушателей.

Дашкова увеличила число студентов-стипендиатов академии с 17 до 50 и воспитанников академии художеств — с 21 до 40.

В продолжение 11 лет директорства Дашковой академическая гимназия проявляла свою деятельность не только на бумаге. Несколько молодых людей отправлены были для довершения образования в Геттинген. Учреждение так называемого «переводческого департамента» (взамен «собрания переводчиков» или «российского собрания») имело целью доставить русскому обществу возможность читать лучшие произведения иностранных литератур на родном языке. В это-то именно время и появился целый ряд переводов, по преимуществу с классических языков.

По почину Дашковой был основан журнал «Собеседник любителей российского слова», выходивший в 1783 и 1784 (16 книжек) и носивший сатирическо-публицистический характер. В нем участвовали лучшие литературные силы: Державин, Херасков, Капнист, Фонвизин, Богданович, Княжнин. Здесь помещены были «Записки о русской истории» императрицы Екатерины, ее же «Были и небылицы», ответы на вопросы Фонвизина, «Фелица» Державина. Самой Дашковой принадлежит надпись в стихах к портрету Екатерины и сатирическое «Послание к слову: так». Другое, более серьезное издание: «Новые ежемесячные сочинения» начато было с 1786 г. (прод. до 1796 г.).

При Дашковой начата новая серия мемуаров академии под загловком «Nova acta acad. scientiarum petropolitanae» (с 1783 г.). По мысли Дашковой издавался при академии сборник: «Российский Феатр».

Главным научным предприятием российской акдемии было издание «Толкового словаря русского языка». В этом коллективном труде Дашковой принадлежат собирание слов на буквы ц, ш, щ, дополнения ко многим другим буквам; она также много трудилась над объяснением слов (преимущественно обозначающих нравственные качества).

Сбережение многих академических сумм, умелое экономическое управление академией — несомненная заслуга Дашковой. Лучшей оценкой ее может служить то, что в 1801 г., по вступлении на престол император Александра I, члены Российской академии единогласно решили пригласить Дашкову снова занять председательское кресло в академии. (Дашкова отказалась от этого предложения).

Кроме названных литературных трудов, Дашкова писала стихи на русском и французском языках (большей частью в письмах к императрице Екатерине), перевела «Опыт о эпических стихотворств» Вольтера («Невинное упражнение», 1763, и отд., СПб., 1781), переводила с английского (в «Опытах трудов вольного российского собрания», 1774), произнесла несколько академических речей (написанных под сильным влиянием речей Ломоносова). Некоторые ее статьи напечатаны в «Друге просвещения» 1804-06 г. и в «Новых ежемесячных сочинениях».

Ей принадлежат также комедия «Тоисиоков, или человек бесхарактерный», написанная по желанию Екатерины для эрмитажного театра (1786), и драма «Свадьба Фабиана, или алчность к богатству наказанная» (продолжение драмы Коцебу: «Бедность и благородство души»). В Тоисиокове (человеке, желающем «и то и сио») видят Л. А. Нарышкина, с которым Дашкова вообще не ладила, а в противополагаемой ему по характеру героине Решимовой — автора комедии.

Важным историческим документом являются мемуары Дашковой, изданные сначала на английском языке г-жей Вильмот в 1840 г., с дополнениями и изменениями. Французский текст мемуаров, принадлежащий несомненно Дашковой, появился в «Архиве кн. Воронцова», кн. XXI.

Сообщая очень много ценных и интересных сведений о перевороте 1762 г., о собственной жизни за границей, придворных интригах и т. д., княгиня Дашкова не отличается беспристрастием и объективностью. Восхваляя императрицу Екатерину, она почти не дает никаких фактических оснований такому восхвалению. Нередко сквозит в Записках как бы обвинение императрицы в неблагодарности. Далеко не оправдывается фактами подчеркиваемое бескорыстие автора мемуаров.



Лященко А. "Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона"

Долгоруков-Крымский Василий Михайлович
1722–1782

В начало

Долгоруков-Крымский Василий Михайлович
Портрет Долгорукова-Крымского В.М.
Художник Александр Рослин
1776

Долгоруков-Крымский Василий Михайлович (1722–1782), генерал-аншеф, в конце жизни главнокомандующий в Москве, сын действительного тайного советника и сенатора князя Михаила Владимировича Долгорукова.

Родился 1 июля 1722 года, тринадцати лет был записан в драгуны и в 1735 году произведен в капралы и вахмистры. Опала, постигшая Долгоруковых при Анне Иоанновне, коснулась и князя Василия Михайловича. Запрещено было и его производить в офицеры. Однако доблесть, проявленная им в 1736 году при штурме Перекопской крепости, заставила Миниха на собственный страх нарушить повеление императрицы и поздравить князя прапорщиком.

Вслед за тем Долгоруков участвовал в штурме Очакова (1737), где потерял убитого тут же родного брата, под Хотином (1738) и в Шведской войне, где отличился главным образом в деле при Вилауоках (1740).

Воцарение императрицы Елизаветы Петровны, вернув Долгоруковых из ссылки, создало ряд быстрых повышений и для Василия Михайловича.

В 1741 году он Произведен в капитаны,

в 1742 году – в секунд-майоры,

в 1743 году – в премьер-майоры,

в 1745 году в чине подполковника назначен генеральс-адьютантом к своему родному дяде, президенту Военной коллегии, генерал:фельдмаршалу князю Василию Владимировичу,

а в 1747 году произведен в полковники с назначением командиром Тобольского пехотного полка.

Об этом, например, говорит в своих записках князь Яков Петрович Шаховской: «Сии вышепоименованные четыре господина полковника (Захар Чернышев, Вилбоа, Мельгунов и князь Василий Михайлович Долгоруков), тогда уже славившиеся отличным достоинством и своим знатным поведением, от своего генералитета с отменными благосклонностями принимаемы были и почасту с ними в компаниях и в рассуждениях бывали». Следовательно, молодого князя и тогда уже ценили как опытного начальника.

Тот же отзыв дан и императрицей Екатериной II: «Во время Апраксина отличились пять или шесть полковников порядком их Полков, а именно: граф П. А. Румянцев, граф З.Г. Чернышев, П.И. Панин, Н.М. Леонтьев, князь В.М. Долгоруков, в кавалерии князь М.Н. Волконский.» Таким образом, в обоих отзывах повторяются только Чернышев и Долгоруков.

В 1748 году вместе с тобольцами князь принял участие в походе на Рейн,

в 1755 году был произведен в генерал-майоры, а вслед за тем пошел в составе армии, двинутой против Пруссии.

Участие в Семилетней войне (1756–1763) доставило Долгорукову чин генерал-поручика (1758), за бой под Кюстрином, и орден святого Александра Невского. Нельзя сказать, однако, чтобы в самих боях князь был счастлив: при Цорндорфе он ранен картечью в левую ногу, а 8 сентября 1761 года снова ранен, но уже тяжело, при штурме неприятельских батарей у Кольберга.

Императрица Екатерина II, видимо знавшая Долгорукова еще раньше, быстро отличила будущего покорителя Крыма и в день своего коронования (22 сентября 1762 года) произвела его в генерал-аншефы, а в 1767 году возложила на него и орден святого Андрея Первозванного.

С начала войны с Турцией Долгорукову вверили охранение наших границе Крымом, а в 1771 году под его же начальством была двинута тридцатитысячная армия для самого покорения этого полуострова. «Таким образом, говорит одно жизнеописание Долгорукова, он прославил имя свое в тех местах, где за тридцать пять лет начал только знакомиться со славою.»

Убедясь в невозможности покончить с крымцами путем простых переговоров, князь Долгоруков решил действовать силою. 25 мая его армия собралась на речке Маячке и 14 июня овладела укрепленною линией у Перекопа, которую защищали пятьдесят тысяч татар и семь тысяч турок; вслед за тем князь Василий Михайлович с двадцатью семью тысячами одержал при Кафе решительную победу над девяностопятитысячною татаро-турецкою армиею и одним этим успехом принудил к сдаче города Арабат, Козлов, Еникале, Керчь и Балаклаву.

«Все сие служит следствием, писала ему Императрица, не только неустрашимости войск наших, но и разумного, доброго и искусного вашего предводительства, за что премного вам благодарствую.» Хан Крыма, Селим Гирей, бежал вскоре в Константинополь, и на его место был возведен сторонник русского правительства, Саиб Гирей. Дни Крыма были сочтены. Окончательное закрепление его за нами состоялось, однако, лишь после второй турецкой войны.

В лестном рескрипте к Долгорукову Императрица благодарила его за победы, пожаловала ему орден святого Георгия I степени и шестьдесят тысяч рублей и произвела его сына, князя Василия Васильевича, в полковники. «Портрета моего в Крыму нет, писала она самому князю Василию Михайловичу, но вы его найдете в табакерке, кою при сем к вам посылаю. Прошу ее носить, ибо я ее к вам посылаю на память от доброго сердца.» В день торжественного празднования мира с Турциею (10 июля 1775 года) Долгоруков получил от Императрицы шпагу с алмазами, алмазы к ордену святого Андрея Первозванного и титул Крымского. Обманувшись в надежде получить в этот день жезл фельдмаршала, князь обиделся и вышел в отставку.

За два года до своей кончины вновь приглашен Императрицей на службу. Долгоруков был назначен (11 апреля 1780 года) главнокомандующим в Москву и приобрел здесь общие симпатии. Только два года стоял Долгоруков во главе Первопристольной столицы. Давно уже страдая мучительною подагрой, 30 января 1782 года он перешел наконец в вечность. Записки современников отчетливо рисуют всю печаль Москвы, невидимому искренне полюбившей своего недолгого правителя.

Долгоруков погребен в своем подмосковном селе Полуэктове, в девяноста верстах от столицы, в сооруженной им церкви Трех Святителей. Памятник ему воздвигнут в 1842 году в Симферополе его внуком, князем Василием Васильевичем. Василий Михайлович был женат на Анастасии Васильевне Волынскокой и имел от нее двух сыновей (Михаила и Василия) и трех дочерей (Прасковью, Варвару и Федосью).



Лященко А. "Русский биографический словарь"_1905

Новиков Николай Иванович
1744-1818

В начало

Новиков Николай Иванович
Новиков Николай Иванович
Художник Д.Г. Левицкий

Новиков Николай Иванович — российский журналист, издатель, критик и общественный деятель, мартинист, собиратель древностей, одна из крупнейших фигур Русского Просвещения.

Н. И. Новиков был организатором издания многотомной Древней российской вивлиофики, включающей редкие памятники из истории Древней Руси, а также стал известен как инициатор составления крупнейшего русского рукописного собрания алхимической литературы, известного как Герметическая библиотека.

Родился 27 апреля [8 мая] 1744 года в селе Тихвинское-Авдотьино Московской губернии. Сын статского советника, служившего ранее во флоте, Ивана Васильевича Новикова и его жены Анны Ивановны.

Учился в Москве в университетской гимназии, но в 1760 «за леность и нехождение в класс» был исключен из «французского класса».

В начале 1762 поступил на службу в Измайловский полк и, как часовой у Измайловских казарм в день воцарения Екатерины II, был произведен в унтер-офицеры. Уже во время службы своей в полку Новиков обнаружил «вкус к словесным наукам» и склонность к книжному делу; издал две переводные французские повести и сонет (1769).

В 1767 Новиков вел протоколы в Комиссии для сочинения проекта Нового уложения; поручение это императрица считала делом высокой важности и предписала «к держанию протокола определить особливых дворян с способностями».

В 1768 Новиков вышел в отставку и вскоре стал издавать еженедельный сатирический журнал «Трутень» (1769-1770). Он выступал против господствовавшей тогда в русском обществе галломании, которая «из всей французской просветительной философии XVIII в. усвоила один лишь вольтеровский смех, превратив его в безразборчивое зубоскальство».

По вопросу о содержании сатиры «Трутень» вступил в полемику с журналом Екатерины II «Всякая Всячина»; в полемике этой принимали участие и другие журналы, разделившиеся на два лагеря. «Всякая Всячина» проповедовала умеренность, снисходительность к слабостям, осуждая «всякое задевание особ». «Трутень» стоял за смелые, открытые обличения.

В 1772 Новиков выступил с новым сатирическим журналом - «Живописец», который проводил те же идеи, что и «Трутень». Скоро «Живописец» вынужден был заменить живую сатиру на современные нравы серьезными статьями отвлеченного содержания, а в 1773 прекратил свое существование.

В 1774 Новиков стал издавать журнал «Кошелек». Его нападки против нравов светского общества возбудили сильное неудовольствие в придворных сферах, и журнал прекратился на девятом номере. По замечанию Н.М. Карамзина, «господин Новиков в самых молодых летах сделался известен публике своим отличным авторским дарованием: без воспитания, без учения писал остроумно, приятно, с целию нравственною; издал многие полезные творения...».

После сатирических журналов Новиков приступил к изданию источников по русской истории. По мысли Новикова, они должны были содействовать укреплению национального самосознания и дать «начертание нравов и обычаев наших предков», чтобы мы познали «великость духа их, украшенного простотой». В Санкт-Петербурге Новиков издал «Древнюю российскую вивлиофику, или Собрание разных древних сочинений».

Новиков предпринял первое издание «Книги Большому чертежу» под названием «Древняя российская гидрография, содержащая описание Московского государства рек, протоков, озер, кладезей и какие по них городы и урочища и на каком оныя разстоянии» (СПб., 1773).

Новиков опубликовал «Историю о невинном заточении боярина А.С. Матвеева» (М., 1776; 2-е изд., 1795); «Скифскую историю из разных иностранных историков, паче же из Российских верных историй и повестей, от Андрея Лызлова прилежными трудами сложенная и написанная лета 1692» (1776; 2-е изд. М., 1787). Материал для своих изданий памятников старины Новиков черпал из древлехранилищ частных и церковных, а также государственных, доступ к некоторым разрешен Новикову императрицей в 1773. Он и сам составил собрание рукописей исторического содержания. Много материалов доставляли ему Г.Ф. Миллер, М.М. Щербатов, Н.Н. Бантыш-Каменский и др., а также и Екатерина II, поддержавшая издание «Вивлиофики» щедрыми субсидиями.

Отношение императрицы к Новикову в этот период его деятельности отличалось благосклонностью. Древние российские государи, по словам Новикова, «яко бы предчувствовали, что введением в Россию наук и художеств наидрагоценнейшее российское сокровище -нравы погубятся безвозвратно»; но вместе с тем он - ревностный приверженец просвещения.

В Санкт-Петербурге Новиков подготовил и издал свой «Опыт исторического словаря о русских писателях. Из разных печатных и рукописных книг, сообщенных известий и словесных преданий» (1772). Кроме того, он предпринял издание первого критико-библиографического журнала «Санкт-Петербургские ученые ведомости, на 1777 год». В том же году Новиков с помощью созданного им «общества старающимся о вспомоществовании заведению училищ» начал издавать с благотворительными целями журнал «Утренний Свет» (с апреля 1779 выходил в Москве). Весь доход с издания предназначался на устройство и содержание в Санкт-Петербурге первоначальных народных училищ.

Уже в ноябре 1777 года было открыто училище при церкви Владимирской Божьей Матери, на 30 и 40 человек, с пансионерами и приходящими учениками, платными и даровыми, впоследствии названное Екатерининским. В следующем году было открыто второе училище (Александровское, при церкви Благовещения на Васильевском острове).

В 1779 куратор Московского университета М.М. Херасков предложил Новикову взять в аренду университетскую типографию и издание «Московских Ведомостей». Новиков переехал в Москву, и здесь вошел в круг масонов (И.Е. Шварца, И.В. Тургенева и др.). Новиков поднял значение «Московских Ведомостей», к которым стал прилагать «прибавления разнообразного содержания» (в т.ч. естественно-научного и технического); число подписчиков увеличилось с 600 до 4000.

Новиков Николай Иванович
Бюст Новикову Н. И.
Скульптор Коржев И.
2012

В 1781 Новиков издавал продолжение «Утреннего Света» под названием «Московское ежемесячное издание»; затем в 1782 - «Вечернюю Зарю», в 1784-1785 - «Покоящегося Трудолюбца». Считая книгопечатание «наивеличайшим из всех изобретений», общественную самодеятельность - надежнейшим орудием к распространению просвещения, Новиков еще в «Живописце» в 1773 высказал мысль об учреждении «Общества, старающегося о напечатании книг». Мысль эта получила воплощение в «Дружеском ученом обществе», которое затем слилось с Типографической компанией, учрежденной в 1784.

Деятельность Новикова была в полном расцвете, когда в 1784 году комиссия народных училищ предъявила ему претензию за перепечатку некоторых учебников, ею изданных. В 1785 было повелено составить опись изданиям Новикова и передать их на рассмотрение московского архиепископа Платона (Левшина), который должен был также испытать в вере самого Новикова. В своем донесении (января 1786) архиепископ Платон разделил издания Новикова на три разряда: одни он считал весьма полезными при бедности нашей литературы; других, мистических, он, по его словам, не понимал; третьи, составленные французскими энциклопедистам, он считал зловредными. О вере Новикова Платон писал: «молю все-щедрого Бога, чтобы во всем мире были христиане таковые, как Новиков».

В марте 1786 Новикову была вновь разрешена торговля книгами, но часть их была опечатана. Отзыв Платона не рассеял недоверия Екатерины II к Новикову. Еще задолго до истечения срока контракта Новикова на аренду университетской типографии императрица не раз повторяла распоряжение, чтобы типографию больше Новикову не отдавать.

В 1789 он был лишен права аренды университетской типографии. Его деятельность сокращалась. В конце 1788 он поселился в Авдотьине.

В 1791 Новиков вынужден был прекратить существование Типографической компании.

2 апреля 1792 у Новикова был произведен обыск, а сам он арестован в Авдотьине. Еще до окончания следствия императрица указом от 10 мая 1792 повелела тайно перевезти Новикова в Шлиссельбургскую крепость, где новые его допросы вел Шешковский.

1 августа 1792 императрица подписала указ о заключении Новикова в Шлиссельбургскую крепость на 15 лет. В указе говорилось, что и это решение было смягчением «нещадной» казни, которой он подлежал бы по силе законов за свои «обнаруженные и собственно им признанные преступления», «хотя он и не открыл еще сокровенных своих замыслов».

Собственно, против Новикова выставлено было обвинение в нарушении данной им в 1786 подписки не торговать книгами, признанными зловредными; но в этом не было «государственного» преступления. Даже князь Прозоровский, проводивший расследование, был поражен исходом дела Новикова: «я не понимаю конца сего дела, - писал он Шешковскому: как ближайшие сообщники, если он преступник, то и те преступники».

Четыре с половиной года провел Новиков в крепости. Император Павел I в первый же день своего царствования освободил Новикова. Но по состоянию здоровья он вынужден был отказаться от всякой общественной деятельности и до самой своей смерти, 31 июля [12 августа] 1818 года, прожил почти безвыездно в Авдотьине.

Новиков был женат (с 1781) на Александре Егоровне, урожденной Римской-Корсаковой, и имел двух дочерей Варвару и Веру и сына Ивана.



Сухарева О.В. "Кто был кто в России от Петра I до Павла I"

Орлов Алексей Григорьевич
1737-1807

В начало

Орлов Алексей Григорьевич
Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский

Граф (с 1762 г.) Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский — русский военный и государственный деятель, сподвижник Екатерины II, младший брат её фаворита Григория Григорьевича Орлова, владелец усадьбы на Донском поле. Генерал-аншеф (1769), лейб-гвардии Преображенского полка подполковник, Кавалергардского корпуса поручик, орденов российских Св. апостола Андрея Первозванного, Св. Александра Невского и Св. великомученика Георгия I класса кавалер.

Родился 24 сентября (5 октября) 1737 в селе Люблино Тверской губернии в семье генерал-майора и новгородского генерал-губернатора Г.И.Орлова.

В 1749 записан рядовым в лейб-гвардии Семеновский полк.

В 1755 получил чин сержанта.

С началом Семилетней войны в 1757 зачислен добровольцем в Обсервационный корпус, охранявший тыл действующей армии. По возвращении в Петербург служил в гренадерской роте лейб-гвардии Преображенского полка в чине поручика. Отличался силой, красотой и смелостью; прославился кутежами и победами в кулачных боях. Как и его старший брат Г.Г.Орлов, был кумиром петербургской гвардейской молодежи.

В последние годы царствования Елизаветы Петровны через брата сблизился с Екатериной Алексеевной, супругой престолонаследника Петра. По вступлении последнего на престол в декабре 1761 возглавил, вместе с братом, заговор против нового императора.

После ареста 27 июня (8 июля) 1762 одного из заговорщиков, П.Б.Пассека, утром 28 июня (9 июля) привез Екатерину из Петергофа в Петербург в расположение Измайловского полка, который присягнул ей как самодержавной императрице; его примеру последовали остальные гвардейские полки, Сенат и Синод.

29 июня (10 июля) во главе отряда гусар отправился в Петергоф, заставил Петра III подписать акт об отречении и доставил его в Ропшу (под Петергофом), где свергнутый император прожил несколько дней под его охраной. Вечером 6 (17) июля сообщил Екатерине II о внезапной кончине ее супруга; по всей видимости, являлся главным виновником его смерти.

После коронации Екатерины II в сентябре 1762 получил чин генерал-майора, возведен в графское достоинство, пожалован орденом Св. Александра Невского, крупными денежными суммами и поместьями. Вслед за тем стал генерал-адъютантом, генерал-поручиком и, наконец, генерал-аншефом (1769); в 1768 награжден орденом Св. Андрея Первозванного. Имел большое влияние при дворе, хотя практически не вмешивался в государственные дела.

В 1765 послан в южные губернии для предотвращения волнений казаков и набегов крымских татар.

В начале русско-турецкой войны 1768–1774, находясь на лечении в Италии, предложил правительству план военно-морских операций в Средиземном море и был назначен командующим средиземноморской эскадрой.

30 марта (10 апреля) 1770 высадил десант у Наварина и 10 (21) апреля взял крепость, сделав ее временной базой российского флота.

24 июня (5 июля) 1770 атаковал в Хиосском заливе турецкую эскадру под командованием капудан-паши Хассан-Бея, заставил вражеские корабли укрыться в Чесменской бухте и с помощью брандеров полностью уничтожил их в ночь на 26 июня (7 июля). Затем овладел многими островами Греческого архипелага (Тенедосом, Лемносом, Лесбосом, Паросом и др.).

Награжден орденом Св. Георгия 1-ой степени.

По заключению 10 (21) июля 1774 Кючук-Кайнарджийского мира удостоен титула Чесменского; в Царском Селе был воздвигнут памятник в его честь.

В 1775 отправился в Италию с тайным поручением Екатерины II арестовать Елизавету Тараканову, выдававшую себя за дочь императрицы Елизаветы от морганатического брака с А.Г.Разумовским. Прикинувшись влюбленным, заманил ее в Ливорно на русский корабль и доставил в Россию; заключенная в Петропавловскую крепость, она родила от него сына.

В связи с опалой брата Григория ушел в декабре 1775 в отставку и поселился в своих подмосковных поместьях. Увлекся скачками и коневодством; в его конюшнях вывели знаменитую породу орловских рысаков.

В 1787, после начала новой русско-турецкой войны, отказался от предложения императрицы вновь возглавить российский флот в Средиземном море.

После смерти Екатерины II 6 (17) ноября 1796 новый император Павел I заставил его участвовать в церемонии переноса останков своего отца, Петра III, из Александро-Невской лавры в Петропавловский собор и нести за гробом царскую корону. Опасаясь репрессий, спешно уехал за границу.

В 1801, по восшествии на престол Александра I, вернулся в Россию. Во время русско-французской войны 1806–1807 командовал отрядом земской милиции, сформированным исключительно на его средства; награжден орденом Св. Владимира 1-ой степени.

Умер 24 декабря 1807 (5 января 1808) в Москве и похоронен в своей подмосковной усадьбе Отрада (совр. село Семеновское).



Иван Кривушин

Орлов Григорий Григорьевич
1734-1783

В начало

Орлов Григорий Григорьевич
«Портрет Григория Орлова в латах»
Художник Фёдор Рокотов

Орлов Григорий Григорьевич - граф (1762), светлейший князь Священной Римской империи (1763, разрешено принять в 1772 году), российский государственный и военный деятель, коллекционер, меценат, генерал-аншеф (1765).

Родился 6 (17) октября 1734 года в родовой усадьбе Орловых в селе Люткино. Брат А.Г. Орлова (с 1775 года Орлов-Чесменский) и В.Г. Орлова, отец А.Г. Бобринского (основателя рода Бобринских). Получил домашнее образование.

Служил в лейб-гвардии Семёновском полку (1755-1757 годы; числился с 1749 года).

Участвовал в Семилетней войне 1756-1763 годов в составе Обсервационного корпуса генерела- фельдцейхмейстера графа П.И. Шувалова (в 1760-1762 годах его адъютант); отличился в Цорндорфском сражении 1758 года.

Доставил в 1759 году в Санкт-Петербург пленного адъютанта прусского короля Фридриха II Великого графа К. Ф.В. фон Шверина.

В конце 1750-х годов, по свидетельству А.Т. Болотова, посвящён в масоны.

Летом 1761 года познакомился с великой княгиней Екатериной Алексеевной, будущей императрицей Екатериной II, стал её фаворитом (до 1772 года). Вместе с братьями Орловыми участвовал в подготовке переворота 28.6(9.7).1762 года, совершённого в пользу Екатерины II. Привлёк к участию в нём офицеров лейб-гвардии Измайловского, Преображенского и Семёновского полков. Готовил полки к присяге Екатерине II. Организовал коронационные мероприятия 22.9(3.10).1762 года.

Генерал- адъютант (с 1762 года). Командир в чине подполковника лейб-гвардии Конного полка (1764-1783 годы), шеф Кавалергардского корпуса - личной охраны императрицы (1765-1783 годы).

Руководил следствием над поручиком В.Я. Мировичем, пытавшимся освободить из Шлиссельбургской крепости бывшего российского императора Ивана VI Антоновича (1764).

Генерал-фельдцейхмейстер, генерал-директор над фортификациями (1765-1783 годы). Одновременно президент Канцелярии опекунства иностранных (с 1763 года; в 1767 году инициировал создание при Малороссийской коллегии экспедиции для надзора за иностранными колонистами, главным образом немцами, проживавшими на территории Малороссийской губернии).

Один из учредителей и первых избранных президентов ВЭО (1766).

Депутат Уложенной комиссии 1767-1768/69 годов от дворянства Копорского уезда Санкт-Петербургской губернии.

Пропагандировал оспопрививание, одним из первых в России вместе с императрицей Екатериной II в 1768 году сделал прививку против оспы. Член Совета при Высочайшем дворе.

Во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов убедил Екатерину II направить ВМФ в Средиземное море, занимался формированием и отправкой на фронт артиллерийских команд. Приказал переплавить бракованные артиллерийские орудия в специальные монеты для выплаты жалованья в действующей российской армии (с 1771 года).

В 1771 году в Москве остановил распространение эпидемии чумы, вызвавшей в городе «Чумной бунт», пресёк мародёрство, открыл лечебницы и приюты.

Российский уполномоченный на русско-турецком мирном конгрессе в городе Фокшаны (1772; совм. с А.М. Обресковым).

В 1773 году отошёл от государственных дел; в 1777 году женился на своей двоюродной сестре Е.Н. Зиновьевой (брак осуждён Синодом из-за близкого родства супругов, однако приговор об их заключении в монастырь не утверждён Екатериной II).

Покровительствовал М.В. Ломоносову, Д.И. Фонвизину, В.И. Баженову, оказывал им финансовую поддержку. Почетный член АХ (с 1765 года). Коллекционировал картины (в том числе Рембрандта, П.П. Рубенса, Тициана), скульптуру, китайский, японский и русский фарфор, охотничье оружие и другое (собрание Орлова сохранилось практически полностью; ныне в Государственном музее- заповеднике «Гатчина»).

Крупный землевладелец; в частности, ему принадлежали поместья в Казанской и Московской губерниях, мыза Ропша (с 1764 года), Гатчинская мыза с деревнями (ныне Гатчина; с 1765 года), где по заказу Орлова построен дворец, устроен пейзажный парк и другие, замок Колувере (Лоде) в Ревельской губернии (с 1771 года). Имя Орлова носит самый крупный алмаз, украшающий императорский скипетр (ныне в Алмазном фонде РФ).

Награждён орденами Святого Александра Невского (1762), Святого Андрея Первозванного (1763), Святого Владимира 1-й степени (1782).

Скончался Орлов в своём имении Нескучное под Москвой в ночь на 13 (24) апреля 1783 года, торжественные похороны состоялись 17 апреля. Отпевали Григория Орлова архиепископ Платон и крутицкий епископ Амвросий. Из дома гроб вынесли четверо братьев Орловых в сопровождении многих знатных лиц. Гроб с телом князя Орлова хотели было положить на парадный одр, но офицеры- конногвардейцы выпросили разрешение донести гроб своего любимого командира до места его последнего пристанища.

В литературе встречается ложная информация о том, что останки всех Орловых были сожжены большевиками в Отраде в 1924 году. Хотя Отрада, действительно, была уничтожена в 1924 году, гроб с телом Григория Орлова был ещё в 1832 году перенесён в новгородский Юрьев монастырь и захоронен на северной стороне Георгиевского собора у западной стены рядом с братьями Алексеем и Фёдором. Однако от этих погребений также ничего не сохранилось.



Панин Никита Иванович
1718-1783

В начало

Панин Никита Иванович
Панин Никита Иванович

Граф Никита Иванович Панин — русский дипломат и государственный деятель из рода Паниных, наставник великого князя Павла Петровича, глава русской внешней политики в первой половине правления Екатерины II. Автор плана «Северного Аккорда» и одного из первых в России конституционных проектов.

Родился 18 [29] сентября 1718 года. Детство провел в Пернове, где его отец Иван Васильевич Панин (1673-1736) был комендантом.

В 1740 из вахмистров Конной гвардии произведен в корнеты; по некоторым известиям, он был при дворе Елизаветы Петровны опасным соперником К.Г. Разумовского и И.И. Шувалова.

В 1747 назначен послом в Данию, но уже через несколько месяцев перемещен в Стокгольм, где и пробыл 12 лет. В задачи Панина входило противодействие усилению королевской власти, при слабости которой русское правительство надеялось иметь больше влияния. За время пребывания в Швеции Панин, по отзывам современников, проникся симпатиями к конституционному строю. С изменением в направлении внешней политики России со 2-й половины 1750-х гг. (сближение России с Францией, англо-прусская конвенция), положение Панина заметно осложнилось; неоднократно просился в отставку.

29 июня 1760 внезапно назначен воспитателем великого князя Павла Петровича. Произошло сближение Панина с великой княгиней Екатериной Алексеевной, в особенности после смерти императрицы Елизаветы Петровны. Петр III не доверял Панину, хотя и пожаловал его чином действительного тайного советника и орденом Св. Андрея Первозванного.

Принимал деятельное участие в подготовке и проведении переворота, приведшего к власти Екатерину II. Панин предпринял попытку ограничить произвол самодержавной власти, представив императрице проект учреждения императорского Совета и реформы Сената. В введении к проекту Панин дал резкую критику господствовавшего в управлении произвола («в производстве дел всегда действовала более сила персон, чем власть мест государственных»), и предложил учредить Совет из 6-8 членов-министров; все бумаги, которые требуют подписи государя, должны были проходить через этот Совет. Согласно проекту, Сенату представлялось право «иметь свободность представлять на Высочайшие повеления, если они... могут утеснить законы или благосостояние народа».

Проект вызвал опасение, что в нем скрыто стремление к ограничению самодержавной власти; императрица отвергла его. В письме к А.А. Вяземскому она, подразумевая, вероятно, Панина и подозревая его в симпатиях к конституционным формам правления, писала: «...иной думает для того, что он был долго в той или другой земле, то везде по политике той или другой его любимой земли все учреждать должно». Однако Панин не утратил своего положения; Екатерина II, по ее собственным словам, опасалась удалить Панина, пользовавшимся большим влиянием на Павла. Этой ролью Панина объясняется и положение его во все последующее время среди борющихся придворных партий, и отношения его к императрице, которые никогда не были искренними.

С именем Панина связаны все вопросы внешней политики русского правительства в 1762-1783. Будучи сначала неофициальным советником императрицы, в 1763-81 он руководил Коллегией иностранных дел. Стремился к укреплению внешнеполитических позиций России, созданию союза держав Северной Европы - «Северного аккорда», навлекшего на него обвинение в доктринерстве. Системой этой Панин стремился создать вокруг России союз всех северных держав для противодействия стремлениям Франции и Германии. С этой целью он старался (хотя и безуспешно) соединить государства, интересы которых были совершенно противоположны, как, например, Пруссию с Англией и Саксонией. Фридрих II, которому нужен был союз только с Россией, мешал осуществлению этого проекта.

Главное внимание Панин обратил на отношения к Швеции, причем политика его в этом направлении была очень неудачна: его попытка подчинить Швецию исключительно русскому влиянию и устранить французское стоила России громадных денег и не привела к желанному результату.

Одновременно с вопросом о «Северном аккорде» должны были быть разрешены вопросы об отношениях к Польше и Пруссии. С Пруссией был заключен союз, давший России возможность расширить свое влияние в Польше. Польшу он стремился включить в сферу влияния России и не был склонен делить это влияние, а тем более - саму территорию Польши. Его энергии до известной степени русская политика обязана была возведением на престол Станислава Понятовского.

Война с Турцией (1768-1774) весьма неблагоприятно отразилась на положении Панина; во всех неудачах обвиняли его: и в разрыве отношений с Турцией, и в том, что Россия осталась в этой борьбе без союзников. В то же время этой войной воспользовался Фридрих II, чтобы привести к осуществлению проект раздела Польши между Австрией, Россией и Пруссией.

После принятия решения о женитьбе Павла Петровича Панин сумел обеспечить за собой влияние на будущую его супругу. Екатерина II была очень недовольна этим вмешательством Панина в ее семейные дела и воспользовалась женитьбой Павла, чтобы удалить Панина от должности воспитателя. Она щедро наградила Панина, но с радостью писала (октябрь 1773), что «дом ее очищен».

После смерти первой жены Павла и после женитьбы его на Марии Федоровне Панин сумел сохранить свое влияние на молодой двор. Воспитанный Паниным, Павел был страстным поклонником Фридриха II. Когда после Тешенского мира Екатерина II окончательно склонилась на сторону Австрии, Панину пришлось вступить в борьбу с влиянием Иосифа II, который в конце концов успел сблизиться с великокняжеской четой, предложив выдать сестру Марии Федоровны за своего племянника, наследника австрийского престола. Екатерина была очень недовольна происками Панина против этого брака; об опале его ходили слухи уже в начале 1781 года.

В мае 1781 Панин взял отпуск и удалился в пожалованное ему имение Дугино, но в сентябре того же года вернулся в Санкт-Петербург. В то же время разыгралось «бибиковское дело»; в перлюстрированных письмах А.А. Бибикова к А.Б. Куракину (близкому родственнику и другу Панина), сопровождавшему Павла Петровича во время его заграничной поездки, Екатерина прочла жалобы на страдания отечества и «грустное положение всех добромыслящих». Екатерина придавала этому делу большое значение и искала за Бибиковым и Куракиным более важных лиц.

Панин был одним из образованнейших русских людей своего времени, так что, по отзывам иностранных послов, «походил скорее на немца».

Панин принадлежал к масонам. О честности и доброте Панина и в его время не было двух разных мнений, даже враги уважали его как личность гордую и честную. Из полученных им при вступлении Павла в брак 9 тыс. душ он половину роздал своим секретарям. Современники отмечали, что при всей разносторонней деятельности, которую Панину приходилось проявлять, он был очень ленив и медлителен.

Умер Панин 31 марта [11 апреля] 1783 года.



Сухарева О.В. "Кто был кто в России от Петра I до Павла I"

Понятовский Станислав II Август
1732-1798

В начало

Понятовский Станислав II Август
Понятовский Станислав II Август

Понятовский Станислав Август - последний король Речи Посполитой (1764–1795).

Родился 17 января 1732 года в местечке Волчин. Из семьи мазовецкого воеводы Станислава Понятовского и Констанции Чарторыйской, дядя Ю. Понятовского. Получил в основном домашнее образование, также обучался в Коллегиуме театинцев в Варшаве.

В 1752 году депутат сейма.

В 1753-1754 годы посланник в Париже и Лондоне.

В 1755-1756 годы секретарь английского посланника в России Ч. Уильямса.

В 1757-1758 годы посол короля Августа III в России.

Близкое знакомство в Санкт-Петербурге с великой княгиней Екатериной Алексеевной (будущей императрицей Екатериной II) определило политическое будущее Понятовского. После смерти Августа III при поддержке Екатерины II и прусского короля Фридриха II Великого Понятовский 7.9.1764 года избран польским королём под именем Станислава II Августа (коронован 25.11.1764).

Взойдя на польский престол, Понятовский стремился укрепить центральную власть, ослабить влияние России на внутренние дела Речи Посполитой, ограничить применение принципа либерум вето. Сумел превратить Постоянный совет (создан в 1775 году по инициативе Екатерины II для контроля над королём) в действенное правительство Речи Посполитой.

Проявлял заботу о развитии польской экономики, поощрял основание сукнодельческих и оружейных мануфактур, содействовал открытию первого фарфорового завода в стране (1790), модернизации соляных копей в Величке, развитию горнодобывающей промышленности (особое внимание уделял выплавке меди в Кельце), основал специальную Комиссию по горному делу (1782).

Не вступая в открытую конфронтацию с Россией, Понятовский последовательно проводил политику в интересах Польши. Активный деятель патриотической группировки в период Четырёхлетнего сейма (1788-1792); один из авторов Третьего мая 1791 года конституции.

В 1792 году присоединился к Тарговицкой конфедерации, следуя решению членов Высшего совета, в том числе Г. Коллонтая, возложившего в последующем на Понятовского ответственность за поражение Польши в противоборстве с Россией.

В ходе восстания Т. Костюшко(1794) был фактически отстранён от власти, но стремился оказывать влияние на умеренное крыло повстанцев.

После 3-го раздела Речи Посполитой (1795 год) вынужденно покинул Варшаву, переехал в Гродно, где 25.11.1795 года отрёкся от престола. Последние годы жизни провёл в Санкт- Петербурге, похоронен там же. Умер 12 февраля 1798 года в Санкт-Петербурге.

В 1938 году останки Понятовского перевезли в Волчин, в 1995 году они были помещены в усыпальницу кафедрального собора Святого Яна (Иоанна Крестителя) в Варшаве.

Понятовский - яркий представитель эпохи Просвещения в Польше, оставивший заметный след в политической и культурной жизни страны. Член Лондонского королевского общества (1766), иностранный член Петербургской АН (1777), Королевской академии наук и изящной словесности (1791, Берлин).

При содействии Понятовского основан Кадетский корпус (Рыцарская школа; 1765), созданы первый польский Национальный театр (1765), польское ведомство просвещения (Эдукационная комиссия; 1773), дворцово-парковый ансамбль Лазенки, издавался первый польский журнал «Monitor» (1765-1785), пропагандировавший идеи общественно-политических преобразований в Речи Посполитой.

В историографии на протяжении долгих лет деятельность Понятовского подвергалась резкой критике, однако с середины 1950-х годов наметилась тенденция к пересмотру роли Понятовского в падении Речи Посполитой, чему способствовали исследования Э. Ростворовского (1923-1989). В современной польской историографии всё больше утверждается взгляд на Понятовского как на незаурядного политика и реформатора.



Большая Российская Энциклопедия

Потёмкин Григорий Александрович
1739-1791

В начало

Потёмкин Григорий Александрович
Григорий Александрович Потёмкин-Таврический

Светлейший князь Григорий Александрович Потёмкин-Таврический — русский государственный деятель, создатель Черноморского военного флота и его первый главноначальствующий, генерал- фельдмаршал.

Руководил присоединением к Российской империи и первоначальным устройством Крыма, где обладал колоссальными земельными наделами. Основал ряд городов, включая современные областные центры: Екатеринослав (1776 год), Херсон (1778 год), Севастополь (1783 год), Николаев (1789 год). Возвысился как фаворит (морганатический супруг) Екатерины II. Первый хозяин Таврического дворца в Петербурге. В 1784 году пожалован чином генерал-фельдмаршала. Фактический правитель Молдавского княжества в 1790-1791 годах.

Потемкин родился 13 (24) сентября 1739 года, был выходцем из рода мелкопоместных дворян, его семья во главе с отцом, отставным секунд-майором, жила в селе Чижово Смоленской губернии. Вначале Григорий Александрович обучался в Смоленской духовной семинарии, затем поступил в гимназию Московского университета, проявил свои способности, но вскоре бросил учебу из-за ее "однообразия". Энергия и честолюбие толкали его к перемене судьбы.

Поколебавшись в выборе дальнейшего рода деятельности, Григорий Александрович решил определиться на военную службу. Отправившись в Петербург, он поступил в Конную гвардию, вскоре стал вахмистром. В числе гвардейцев, участвовавших в перевороте 1762 г., сделавшем императрицей Екатерину II, был замечен государыней. Она пожаловала его в подпоручики гвардии и подарила 400 душ крепостных. В это время Потемкин безуспешно пытался сблизиться с братьями Орловыми, составлявшими тогда опору Екатерины, занимал различные незначительные должности при дворе.

Не добившись приближения к императрице, молодой честолюбивый офицер в 1769 г. отправился на русско-турецкую войну, сражался в рядах 1-й армии генерал-аншефа А. Голицына, отличился при разгроме войск Молдаванчи-паши и занятии Хотина, был удостоен чина генерал-майора. Голицын отмечал, что "русская конница до сего времени еще не действовала с такой стройностью и мужеством, как под командою генерал-майора Потемкина".

Сменивший Голицына П. Румянцев, предвидя будущее Потемкина, давал ему возможность проявить себя в военных походах. Молодой генерал доблестно действовал при Фокшанах, участвовал в знаменитых сражениях Румянцева при Ларге и Кагуле. Он первым ворвался в предместья Килии, отличился храбростью в схватках с противником под Крайовом и Цимбрами, участвовал в разгроме войск Осман-паши под Силистрией. Наградами ему за доблесть в боях стали чин генерал-поручика, ордена святой Анны и святого Георгия 3-й степени.

Своими подвигами и письмами к Екатерине Потемкин вновь обратил на себя ее внимание. Приехав по ее вызову в феврале 1774 г. в Петербург, он стал фаворитом императрицы, оттеснив Г. Орлова. По некоторым сведениям, Потемкин и Екатерина тайно обвенчались, в июле 1775 г. у них родилась дочь, Елизавета, которая под именем Елизаветы Григорьевны Темкиной воспитывалась в семье А.Н. Самойлова - племянника Потемкина.

Елизавета Тёмкина
Елизавета Тёмкина
Художник В.Л. Боровиковский

Получая во всем поддержку государыни, Григорий Александрович фактически стал ее соправителем, ближайшим помощником во всех государственных делах. Он сразу же принял на себя заботы по подавлению восстания Е. Пугачева, организовав военные действия против повстанцев. Не засиживаясь подолгу в столице, Потемкин приступил к плану хозяйственного освоения и военного укрепления юга России. За короткий срок он был произведен в генерал-аншефы и назначен вице-президентом Военной коллегии, стал членом Государственного совета, графом, удостоен орденов святого Андрея Первозванного и святого Георгия 2-й степени, пожалован княжеским достоинством Священной Римской империи.

В 1775 г. Потемкин решительными действиями ликвидировал Запорожскую Сечь и положил начало запорожскому казачьему войску, подвластному российской короне. В 1776 г. он становится генерал-губернатором Новороссийской, Азовской и Астраханской губерний. Правитель юга обдумывал план борьбы с Турцией вплоть до уничтожения турецкого государства и воссоздания Византии. При устье Днепра Потемкин заложил Херсон с корабельной верфью, руководил строительством Екатеринослава (ныне Днепропетровск), освоением Кубани, действиями русских войск на Кавказе. В его руках было сосредоточено управление всей южной Россией от Черного до Каспийского морей.

Потемкин первым понял значение присоединения к России Крыма. Он писал Екатерине: "Крым положением своим разрывает наши границы... Положите же теперь, что Крым Ваш и что нет уже сей бородавки на носу - вот вдруг положение границ прекрасное... Нет держав в Европе, чтобы не поделили между собой Азии, Африки, Америки. Приобретение Крыма ни усилить, ни обогатить Вас не может, а только покой доставит".

8 апреля 1782 г. императрица подписала манифест, окончательно закрепляющий Крым за Россией. Первыми шагами Потемкина по реализации этого манифеста стали строительство Севастополя как военного и морского порта России и создание Черноморского флота (1783 г.).

Оттесненный от Екатерины другими фаворитами, Григорий Александрович не утратил ее поддержки в государственных и военных делах. Он продолжал активную деятельность по созданию торгового и военного флотов на Черном море, при нем выдвинулся славный флотоводец Ф. Ушаков. Потемкин вел большую дипломатическую работу.

В 1784 г. Екатерина произвела своего помощника в генерал-фельдмаршалы, назначила президентом Военной коллегии и генерал-губернатором Крыма, наименованного Таврической областью. Как президент Военной коллегии, Потемкин заботился о развитии и укреплении русской армии, провел ряд преобразований в строевой службе и экипировке личного состава (отменил косички и букли, ввел для солдат удобное обмундирование и обувь и др.). В 1787 г. Григорий Александрович сопровождал императрицу в поездке на юг, до самого Севастополя, при прощании в Харькове она, довольная всем увиденным на юге, пожаловала его титулом "светлейшего князя Таврического".

Путешествие Екатерины II В Крым
Путешествие Екатерины II В Крым

С началом русско-турецкой войны 1787-1791 гг. неутомимый Потемкин возглавил 1-ю, Екатеринославскую армию (2-я. Украинская, была поручена фельдмаршалу Румянцеву), одновременно светлейший князь Таврический руководил действиями Черноморского флота.

В июне 1788 г. Потемкин со своей армией подступил к Очакову, несколько месяцев пытался сломить гарнизон крепости блокадой и бомбардировками, но турки не сдавались. 1 декабря командующий отдал приказ о подготовке к штурму крепости, в котором писал: "Представляя себе мужество и неустрашимость войска российского... ожидаю я с полною надеждою благополучного успеха".

6 декабря, в день святого Николая-чудотворца, Потемкин приступом взял Очаков, получив трофеи - триста пушек и мортир, 180 знамен и множество пленных. За этот успех он был награжден орденом святого Георгия 1-й степени; в честь Потемкина императрица велела выбить золотую медаль. За победы на Днепровском лимане он также удостоен украшенной алмазами шпаги, которая была прислана ему на золотом блюде с надписью: "Командующему Екатеринославскою сухопутною и морскою силою, яко строителю военных судов".

Победитель основал неподалеку от Очакова, в месте соединения рек Буг и Ингул, город, наименованный им Николаевым (в честь Николая-чудотворца). По приезде его в Петербург императрица устроила Григорию Александровичу необыкновенно пышный и торжественный прием, наградила лавровым венком, специально изготовленным и богато украшенным фельдмаршальским жезлом, а также орденом святого Александра Невского.

В 1789 г. Потемкин с согласия Румянцева соединил обе армии и возглавил их. В этот год Суворов прославился победами при Фокшанах и Рыбнике, Репнин разгромил турок на реке Салче, а сам князь Таврический овладел Бендерами.

В 1790 г. он получил титул гетмана казацких Екатеринославских и Черноморских войск. Перенеся свой штаб в Яссы, Потемкин оттуда руководил военной кампанией 1790-го года, в которой вновь отличился Суворов, взявший Измаил, проявили себя Гудович (взял Килию) и Ушаков (разбил турецкую эскадру под Керчью).

В том, что в эти годы заблистал Суворов, велика была роль Потемкина. Он с самого начала войны выделял Суворова среди всех генералов и поручал ему наиболее ответственные дела. Проводя в жизнь свой план войны, Потемкин давал Суворову полную самостоятельность в выборе способов действий. Не забывал главнокомандующий и о поощрении честолюбивого полководца наградами. Суворов в 1789 г. писал о нем: "Он честный человек, он добрый человек, он великий человек: щастье мое за него умереть".

Потёмкин на Памятнике «1000-летие России»
Г. А. Потёмкин на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

В феврале 1791 г. Потемкин отправился в Петербург, где в подаренном ему Таврическом дворце организовал пышный праздник в честь Екатерины, который фактически стал их прощанием. Безуспешно пытался он вывести ее из-под влияния братьев Зубовых и испытывал моральное опустошение. После сражения у Мачина, где Репнин наголову разгромил армию Юсуф-паши, начались переговоры о мире с Турцией, и Потемкин вернулся на юг, чтобы продиктовать свои условия мира Константинополю. Но к этому времени его здоровье было уже сильно ослаблено, в Яссах он почувствовал недомогание, больным изъявил желание выехать в Николаев и по дороге, 5 (16) октября 1791 года, скончался. С большой торжественностью Потемкин был похоронен в построенном им Херсоне.

Его тело покоилось там, в красивом склепе, недолго: в 1798 г., при новом императоре Павле 1, ненавидевшем фаворита матери, склеп был разрушен, и останки покойного исчезли. В 1836 г. в Херсоне был открыт памятник Потемкину (после 1917 г. не сохранился).

Григорий Александрович был высокого роста, имел статную фигуру и красивое лицо, которое мало портил поврежденный в молодости глаз. Всех чинов и богатств он добился благодаря неустанным трудам на пользу отечеству и государыне. Имел противоречивую натуру: бывал спесив и обходителен, щедр и скуп, любил и простоту, и роскошь. Румянцев и Суворов, с которыми он спорил славой, отдавали должное его уму, энергии и государственным способностям.



Ковалевский Н.Ф._ "История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века"

Пугачев Емельян Иванович
1740-1775

В начало

Пугачев Емельян Иванович
«Подлинное изображение бунтовщика и обманщика Емельки Пугачёва»
Ростовский музей

Пугачев Емельян Иванович - предводитель крупнейшего в истории феодальной России антикрепостнического народного восстания 1773-1775 гг. (именуемого в историографии Пугачевским восстанием или Крестьянской войной).

Пугачев родился (1740, по другим данным 1742) в казачьей семье в Зимовейской станице на Дону, участвовал в Семилетней войне (кампаниях 1760-1762), Русско-турецкой (1768-1770).

В 1770 был произведен в хорунжие.

В конце 1771 бежал на Северный Кавказ, записался там в Терское казачье войско; в феврале 1772 был арестован в Моздоке, но вскоре бежал. Весной и летом того года Пугачев скитался по старообрядческим селениям под Черниговом и Гомелем - выдавал себя за раскольника.

Осенью 1772 поселился среди заволжских старообрядцев, побывал на Иргизе и в Яицком городке, выведывая подробности недавно разгромленного казачьего восстания, и стал подговаривать яицких казаков к побегу на вольные земли Закубанья.

По поступившему к властям доносу Пугачев был арестован, 4 января 1773 доставлен в Казань и после допроса заключен в тюрьму. В связи с обвинением в государственной измене вопрос о нем рассматривался в Петербурге, в Тайной экспедиции Сената. По приговору, утвержденному Екатериной II, Пугачев был осужден на пожизненные каторжные работы в зауральский город Пелым. Приговор прибыл в Казань 1 июня 1773, через три дня после бегства арестанта из здешнего тюремного острога. Розыски беглеца успехом не увенчались.

Сбежав, он укрывался в Таловом умете и глухих степных хуторах под Яицким городком, где встречался с ветеранами восстания 1772 года И.Н. Зарубиным-Чикой, М.Г. Шигаевым, Т.Г. Мясниковым, Д.К. Караваевым, М.А. Кожевниковым и другими. В сговоре с ними Пугачев решил принять на себя имя и титул "императора Петра Третьего" и поднять казаков на новое вооруженное выступление, в надежде на поддержку со стороны крестьянства. Высказывания Пугачева относительно перспектив и конечных результатов готовившегося им и его сторонниками восстания не шли дальше наивных представлений о возможности построения казацко-крестьянского государства во главе со справедливым "мужицким царем", политика которого должна быть направлена на удовлетворение социальных интересов простого народа.

Суд Пугачёва
«Суд Пугачёва»
Художник Василий Перов
1875

Восстание началось 17 сентября 1773 с обнародования указа Пугачева, адресованного казакам Яицкого войска. Собрав отряд из казаков-добровольцев, он подступил к Яицкому городку, но, не имея артиллерии, не отважился его штурмовать. Отсюда Пугачев направился на восток к Оренбургу. Захватив ряд прияицких крепостей и казачьих городков, пополнив свое войско яицкими и оренбургскими казаками, пленными гарнизонными солдатами и оружием, Пугачев 5 октября занял позиции у Оренбурга и около полугода, до 23 марта 1774, держал его в осаде.

В первые месяцы восстания выявились незаурядные свойства Пугачева как предводителя массового народного движения: необычайная энергия, отвага, большой природный ум, познания в военном деле. В своей ставке в Бердской слободе Пугачев создает совет ("Тайную думу") из числа наиболее опытных соратников, учреждает Военную коллегию, которая управляет "главным" войском под Оренбургом и поддерживает связь с отрядами, действовавшими в отдаленных очагах повстанческого движения. На места из Бердской слободы отправляются десятки эмиссаров с манифестами и указами Пугачева, сулившими народу освобождение от крепостной неволи и предоставление иных благ, призывавшими к верной службе новоявленному "государю Петру Третьему".

Расчет на поддержку казачьего выступления трудовым народом оправдался. Под воздействием пугачевских воззваний в Бердскую слободу стекались сотни добровольцев из числа помещичьих и заводских крестьян, казаков, нерусских народностей (башкир, татар, калмыков и др.). Они пополняли повстанческое войско, выросшее к концу 1773 до 10 тыс.человек и имевшее на вооружении до сотни пушек.

В ноябре 1773 отряды Пугачева нанесли поражение карательному корпусу генерала В.А. Кара, направлявшемуся на помощь осажденному Оренбургу, захватили в плен команду полковника П.М. Чернышева.

В начале января 1774 движение охватило значительную часть территории Оренбургской губернии и смежные с ней уезды Казанской и Тобольской губерний. Сложились крупные очаги восстания, где действовали посланные Пугачевым атаманы: под Уфой - И.Н. Зарубин-Чика, Екатеринбургом - И.Н. Белобородов, Челябинском - И.Н. Грязнов, Самарой - И.Ф. Арапов, Заинском - В.И. Торнов, Кунгуром - И.С. Кузнецов, Салават Юлаев.

Портрет Пугачева на портрете Екатерины II
Портрет Пугачева на портрете Екатерины II

Однако с середины января военная обстановка стала складываться не в пользу Пугачева и его атаманов. Войска генерала А.И. Бибикова повели наступление от берегов Волги на восток и, подавляя многочисленные очаги повстанческого сопротивления, неумолимо приближались к Оренбургу. Наступавший в авангарде карательной армии корпус генерала П.М. Голицына в шестичасовой битве 22 марта 1774 нанес поражение войску Пугачева у Татищевой крепости, а десять дней спустя разгромил его в сражении под Сакмарским городком. Пугачев с тремя сотнями оставшихся с ним конников бежал за реку Белую, к уральским заводам, где приступил к формированию нового войска, пополняемого заводскими крестьянами, исетскими казаками, башкирами. С этим, вновь созданным, войском он в начале мая 1774 перешел к активным действиям и вскоре овладел Магнитной крепостью, а вслед за ней Карагайской, Петропавловской, Степной и Троицкой крепостями.

Дальнейшему продвижению к Сибири воспрепятствовал корпус генерала И.А. Деколонга, разбивший повстанцев в сражении 21 мая у Троицкой. Пугачев с оставшимся у него отрядом направился было к Челябинску, но путь туда ему преградил корпус подполковника И.И. Михельсона, впервые встретившийся с ним в бою 22 мая у Кундравинской слободы. В ходе дальнейшего преследования Михельсон дважды в начале июня наносил удары Пугачеву в Уральских горах. Но его противник, умело используя тактику партизанских действий, всякий раз от неприятеля уходил, сберегая главные свои силы от окончательного разгрома, и снова собирал многотысячные отряды.

Выйдя в середине июня к берегам Камы, Пугачев решил повести свое войско к Казани, взять ее и предпринять давно задуманный поход на Москву. 12 июля пугачевские отряды штурмовали Казань, ворвались в город, но не смогли овладеть кремлем, за стенами которого укрылся местный гарнизон. Вечером того дня подошедший к Казани корпус Михельсона атаковал повстанческое войско, расположившееся на Арском поле, одолел его в ожесточенной битве и вынудил к отступлению от города. Новое сражение за Казань произошло 15 июля и закончилось разгромом повстанцев. Пугачев с тремя сотнями конников бежал на север, к Кокшайску, где и переправился через Волгу.

С выходом Пугачева на правобережье Волги начался подъем массового крестьянского движения. Восстание в поволжских губерниях было вызвано обнародованием пугачевских манифестов, провозглашавших освобождение крестьян от крепостной неволи, безвозмездную передачу земли народу и призывавших к истреблению дворянства. Восставшие крестьяне и посадские люди поволжских городов стали основным резервом пополнения повстанческого войска.

Портрет Пугачева на портрете Екатерины II
Казнь Пугачёва. «Прости, народ православный»
Художник Виктор Маторин

Отказавшись от похода на Москву, Пугачев направился на юг, к родному Дону, надеясь найти там поддержку у донского казачества. Оторвавшись на несколько суточных переходов от преследовавших его карателей, в авангарде которых был корпус Михельсона, он продвигался к югу и в июле-августе 1774 овладел Курмышем, Саранском, Пензой, Петровском, Саратовом и Камышином. Отпор ожидал его при штурме Царицына. Здесь в приволжской степи Михельсон настиг Пугачева и в битве 25 августа 1774 у Солениковой ватаги под Черным Яром нанес пугачевскому войску сокрушительное поражение.

Пугачеву с двумя сотнями казаков удалось оторваться от погони и переправиться на левый берег Волги. Он повел отряд вглубь заволжской степи, не подозревая того, что среди казаков затаилась группа предателей, сговорившихся арестовать его, отконвоировать до первого крупного воинского поста и выдать в руки властей. Улучив удобный момент, заговорщики, возглавляемые Ф.Ф. Чумаковым, И.П. Федулевым и И.А. Твороговым, 8 сентября 1774 схватили Пугачева в лагере у реки Большой Узень и повезли в Яицкий городок. Он дважды предпринимал попытки к освобождению и бегству, но это ему не удалось.

14 сентября вблизи Кош-Яицкого форпоста заговорщики передали пленника присланной за ним команде, которая в ночь на 15 сентября и доставила его в Яицкий городок. Здесь Пугачев был допрошен в Секретной комиссии гвардии капитан-поручиком С.И. Мавриным. 18 сентября конвойная команда во главе с генерал-поручиком А.В. Суворовым повезла Пугачева в Симбирск. Там его допрашивали командующий карательными войсками генерал-аншеф П.И. Панин и шеф секретных следственных комиссий генерал-майор П.С. Потемкин.

Доставленный 4 ноября в Москву Пугачев многократно в течение месяца допрашивался генерал-аншефом М.Н.Волконским и обер-секретарем Тайной экспедиции Сената С.И. Шешковским, возглавлявшими комиссию, учрежденную для "генерального" над Пугачевым и его сподвижниками следствия. Деятельность комиссии и проходившего с конца декабря 1774 судебного процесса осуществлялась по предписаниям Екатерины II. По санкционированному императрицей судебному приговору ("сентенции") от 9 января 1775, Пугачев был осужден на смертную казнь. Она была совершена 10 января на Болотной площади в Москве. Вместе с Пугачевым были казнены ближайшие его соратники А.П. Перфильев, М.Г. Шигаев, Т.И. Подуров и В.И. Торнов. Осужденный по тому же приговору И.Н. Зарубин-Чика был отправлен из Москвы в Уфу, где и казнен 24 января.



Румянцев Пётр Александрович
1725-1796

В начало

Портрет П. А. Румянцева-Задунайского
Портрет П. А. Румянцева-Задунайского

Граф Пётр Александрович Румянцев — русский полководец и военный теоретик. Генерал-фельдмаршал. Во время Семилетней войны командовал осадой и взятием Кольберга. Главнокомандующий действующей армией в ходе Русско-турецкой войны (1768-1774). За победы над турками при Ларге и Кагуле, которые привели к заключению выгодного для России Кючук-Кайнарджийского мира, удостоен титула «Задунайский».

Будучи одним из крупнейших землевладельцев страны, конец жизни он провёл в своих многочисленных поместьях: Гомеле, Великой Топали, Качановке, Вишенках, Ташани, Троицком-Кайнарджи, огромное состояние позволяло неустанно заниматься их украшением. Крупные домовладения располагались в различных городах и регионах страны.

Кавалер орденов российских Святого апостола Андрея Первозванного (9 февраля 1762 года), Святого Георгия 1-го класса (27 июля 1770 года), Святого Владимира 1-ой степени (22 сентября 1782 года), Святого Александра Невского (18 августа 1759 года), Святой Анны (9 февраля 1762 года) и прусского Чёрного орла (1776 год). Почётный член Императорской Академии наук и художеств (1776 год).

Автор военно-теоретических трудов.

Родился 4 [15] января 1725 года в старинной дворянской семье. Его отец, генерал-аншеф Александр Иванович Румянцев был сподвижником Петра I, участником всех важнейших сражений Северной войны и Персидского похода, впоследствии кaзанским губернатором и сенатором. Его мать Мария Андреевна — внучка А.С. Матвеева, в семье которого воспитывалась мать Петра I, царица Наталья Кирилловна. Молва того времени считала Петра Александровича сыном императора. Крестной матерью младенца была Екатерина I.

Петр Александрович уже в шесть лет был зачислен в полк. Дома его обучали грамоте и иностранным языкам, а в 1739 г. причислили к российскому посольству в Берлине, видимо, полагая, что пребывание за границей будет способствовать его образованию. Тут вырвавшийся из-под строгого отцовского надзора юноша вполне проявил свой характер безудержного мота и повесы и был отозван в Петербург для продолжения учебы в Шляхетском корпусе. Но, видимо, и в столице он так компрометировал отца своим поведением, что тот отослал его в далекий полк в Финляндию.

Взятие крепости Кольберг
Взятие крепости Кольберг
Художник А. Коцебу
1852

С началом русско-шведской войны 1741-1743 гг. Румянцев принял участие в боевых действиях в чине капитана. Последовавший затем Абоский мир был подписан его отцом, который послал сына к императрице с текстом договора. На радостях Елизавета Петровна произвела восемнадцатилетнего капитана сразу в полковники. Важный чин не умерил, однако, его энергии, и слух о скандальных похождениях Петра Александровича дошел до ушей императрицы; та велела отцу наказать сына, что послушный генерал и исполнил, собственноручно выпоров восемнадцатилетнего полковника розгами.

С началом Семилетней войны Румянцев, уже генерал-майор, своими действиями сперва сыграл решающую роль в победе под Гросс-Егерсдорфом, затем участвовал в походе в Восточную Пруссию, взятии Тильзита и Кенигсберга, отличился при Кунерсдорфе, а в 1761 г. штурмом захватил ключевую для победы над Пруссией крепость Кольберг. Но в тот момент, когда донесение Румянцева о штурме Кольберга печаталось в сенатской типографии, умерла императрица Елизавета Петровна. Взошедший на престол Петр III вызвал его в Петербург, произвел в генерал-аншефы и приказал возглавить армию против Дании.

В марте 1762 г. Румянцев отправился в Померанию, где занялся подготовкой войск. Здесь его застала весть о перевороте в Петербурге. Румянцев остался верен присяге и не стал приносить новой, пока не получил известия о смерти Петра III. Присягнув же Екатерине II, он стал проситься в отставку. Однако императрица отвечала ему, что он напрасно полагает, будто фавор у бывшего императора будет поставлен ему в вину и что, напротив, он будет принят в соответствии со своими заслугами и чинами.

Свою роль в таком отношении к Румянцеву сыграло, возможно, то, что его сестра Прасковья (1729-1786), жена графа Я. А. Брюса с 1751 г., была статс-дамой и близкой подругой Екатерины II. Впрочем, Петр Александрович не спешил и возвратился в Петербург лишь в следующем году, чтобы затем вскоре снова попроситься в отпуск. В конце 1764 г. Румянцев был назначен генерал-губернатором Малороссии и президентом Малороссийской коллегии.

Это назначение последовало за уничтожением гетманства и свидетельствовало о высочайшем доверии императрицы, снабдившей Румянцева пространной секретной инструкцией. Основное значение его новой миссии состояло в постепенной ликвидации остатков украинской автономии и превращении Малороссии в заурядную губернию Российской империи. Результатом его деятельности было исчезновение традиционного административного деления Украины, уничтожение следов былой казачьей «вольницы» и распространение крепостного права. Румянцев немало постарался также для улучшения системы сбора с украинцев государственных податей, почтовой связи и судопроизводства. Одновременно он пытался бороться с пьянством и время от времени добивался для жителей подвластного ему края налоговых льгот.

Битва при Кагуле
Битва при Кагуле
Художник Д. Ходовецкий

Однако настоящий «звездный час» Петра Александровича пробил с началом в 1768 г. русско-турецкой войны. Правда, первый год войны он провел в должности командующего 2-й армией, которой в планах петербургских стратегов отводилась вспомогательная роль. Но поскольку и на этом посту он оказался активнее А. М. Голицына, командовавшего 1-й армией, то к началу второй кампании Румянцев заступил на его место. Переформировав и значительно укрепив армию, генерал весной 1770 г. перешел в наступление и одержал ряд блестящих побед сперва у Рябой Могилы, затем у Ларги, где турки потеряли около 3 тысяч человек против ста убитых русских и, наконец, у р. Кагул.

В последующие несколько месяцев армия Румянцева успешно продвигалась вперед, захватывая новые и новые крепости. И хотя война продолжалась еще несколько лет, в течение которых полководец продолжал командовать русскими войсками с тем же блеском, судьба ее была решена именно при Ларге и Кагуле.

Когда же в июле 1774 г. Румянцев заключил выгодный для России мир, императрица написала ему, что это «знаменитейшая услуга... пред нами и отечеством». Год спустя во время официального празднования в Петербурге победы над турками Петр Александрович получил фельдмаршальский жезл, почетный титул — Задунайский, осыпанные алмазами звезду ордена Андрея Первозванного, лавровый венок и масличную ветвь и, по обычаю тех времен, пять тысяч душ крестьян.

Вернувшись после войны к своим прежним обязанностям малороссийского генерал-губернатора, Румянцев, однако, вскоре был несколько оттеснен на задний план появлением на российском политическом небосклоне Г. А. Потёмкина. В соперничестве с ним прошло около двадцати последующих лет жизни полководца, а когда в 1787 г. началась новая война с турками, не желавший находиться в подчинении у фаворита Румянцев сказался больным. Но и уже после смерти Потемкина, получив в 1794 г. назначение командующим войсками, посылавшимися в Польшу на подавление восстания Т. Костюшко, Румянцев принять его не смог и руководил армией лишь формально, отдав бразды правления в руки А. В. Суворова.

Как полководец, теоретик и практик военного искусства Румянцев стал одним из инициаторов перехода от линейной тактики к тактике колонн и рассыпного строя. В боевых порядках он предпочитал использовать дивизионные, полковые и батальонные каре, отдавал предпочтение легкой кавалерии перед тяжелой. По его мнению, следовало равномерно распределять войска на театре военных действий, был убежден в преимуществе наступательной тактики перед оборонительной, большое значение придавал подготовке войск, их моральному духу. Свои взгляды на военное дело Румянцев изложил в «Правилах генеральных» и «Обряде службы», которые оказали значительное влияние на Г. А. Потемкина и А. В. Суворова.

Умер Пётр Александрович 8 [19] декабря 1796 года, место смерти - село Ташань, Зеньковского уезда, Полтавской губернии.

В 1799 г. на Марсовом поле в Петербурге был установлен памятник Румянцеву в виде невысокой черной стелы с надписью: «Румянцева победам». В настоящее время памятник находится в Румянцевском сквере на Университетской набережной.



Спиридов Григорий Андреевич
1713-1790

В начало

Спиридов Григорий Андреевич
Спиридов Григорий Андреевич

Спиридов Григорий Андреевич — российский полный адмирал (1769 год).

Участник Русско-турецкой войны (1735-1739), Семилетней войны (1756-1763), Русско-турецкой войны (1768-1774). Прославился разгромом турецкого флота в ходе Чесменского сражения.

Григорий Спиридов родился 29 января 1713 года в городе Выборг, Ленинградская область. Рос в семье дворянина Андрея Алексеевича Спиридова, служившего во времена Петра I комендантом Выборга. В 1723 году поступил на службу на флот добровольцем. В возрасте пятнадцати лет получил звание гардемарина после сдачи экзаменов по курсу навигационных наук.

Действительную службу Спиридов начал нести на Каспии, где командовал гекботами «Святая Екатерина» и «Шах-Дагай». Ходил от Астрахани до берегов Персии. В 1732 году переведен в Кронштадт и досрочно произведен в мичманы, каждый год выходил в плавание по Балтийскому морю. В 1738 году занял должность адъютанта при вице-адмирале Петре Бредале и под его началом участвовал в составе Донской военной флотилии в Азовской экспедиции против Османской империи, сражался во всех морских боях этой войны.

В 1741 году Григорий Спиридов переведен на службу в порт Архангельска, совершив оттуда переход до Кронштадта на одном из недавно построенных кораблей. Затем возглавлял экипажи различных линейных кораблей и придворных яхт. На подобных должностях находился в течение десяти лет, за которые приобрел относительную известность на Балтийском флоте.

В 1754 году Григорий Андреевич получил звание капитана 3-го ранга и командирован в Казань с целью организации снабжения древесиной столичного Адмиралтейства. В 1755 году вошел в состав комиссии, целью которой являлось рассмотрение регламента для Военно-морского флота, а в 1756 году возглавил в чине ротного командира Морской шляхетный кадетский корпус.

Во время Семилетней войны Спиридов служил на Балтийском флоте, командовал кораблями «Святой Николай» и «Астрахань», совершил с ними несколько переходов в Швецию, в Гданьск, Копенгаген и к Стральзунду. В 1761 году руководил высадкой около крепости Колобжег двухтысячного десанта, в качестве подкрепления осаждавшему ее генералу Петру Румянцеву. Последний затем отметил его как «честного и храброго офицера». В 1762 году получил звание контр-адмирала и назначение командующим Ревельской эскадрой. В его задачу входила защита русских коммуникаций на всем Балтийском море. После окончания войны возглавлял Кронштадтский, а затем Ревельский порт. Позднее стал командующим Балтийского флота.

Чесменский бой
«Чесменский бой»
Художник И. Айвазовский
1848

После объявления войны Турции в 1768 году Григорий Спиридов, получивший звание адмирала, возглавил экспедицию русского флота, отправленную к островам Греческого архипелага. В феврале 1770 года, несмотря на многочисленные трудности, возникшие в пути и замедлившие продвижение, в том числе плохие погодные условия и болезнь адмирала, эскадра дошла до полуострова Морея на Пелопоннесе, где вскоре соединилась со второй.

Григорий Андреевич разработал план Хиосского сражения. Командовавший кораблями с борта «Евстафия» в полном парадном мундире, применил, как считается, принципиально новую тактику морских сражений, приказав авангарду своих кораблей двигаться под прямым углом на боевые порядки противника и начинать атаку на его центр и авангард с короткой дистанции. Победа в сражении досталась русскому флоту, несмотря на превосходство турок и удобство занимаемой ими позиции.

Затем Спиридов командовал русским флотом в победоносном Чесменском сражении, для которого разработал план одновременной атаки ближним артиллерийским обстрелом и ударом брандерами. Благодаря успешным действиям последних, удалось поджечь большую часть турецкого флота. За эту победу награжден орденом святого Андрея Первозванного.

На протяжении трех последующих лет Григорий Спиридов находился на Греческом архипелаге, используя в качестве базы для русского флота остров Парос. С 1772 года, координируя свои действия с сухопутными войсками, предпринял ряд атак на приморские крепости турок в бассейне Эгейского моря, а также стал выходить на рейды в Восточное Средиземноморье, от Ионических островов до побережья Сирии и Египта.

В возрасте шестидесяти лет в 1773 году Григорий Андреевич пожелал выйти в отставку по состоянию здоровья. Разрешение оставить службу получил в феврале следующего года с правом получения пенсии, равной полному адмиральскому жалованью. Возвратившись в Россию, последние шестнадцать лет жизни провел на родине.

Умер Григорий Андреевич Спиридов 19 апреля 1790 года в Москве. Похоронен в своём имении - селе Нагорье в склепе Преображенской церкви.



Суворов Александр Васильевич
1730-1800

В начало

Суворов Александр Васильевич
Портрет фельдмаршала графа А. В. Суворова
Художник Й. Крейцингер
1799

Граф (1789), князь (с 1799) Александр Васильевич Суворов — русский полководец, основоположник русской военной теории. Национальный герой России. Генералиссимус (1799), генерал-фельдмаршал (1794), генерал-фельдмаршал Священной Римской империи (1799), великий маршал войск пьемонтских, кавалер всех российских орденов своего времени, вручавшихся мужчинам, а также семи иностранных.

С 1789 года носил почётное прозвание граф Суворов-Рымникский, а с 1799 года — князь Италийский граф Суворов-Рымникский.

За всю свою карьеру полководца не проиграл ни одного сражения, неоднократно наголову разбивал значительно превосходящие по численности силы противника. Всего дал более 60 сражений и боёв. Известен своей заботой о солдатах, в том числе участием в разработке новой практичной полевой униформы, на смену униформе «на прусский манер».

Родился 13 (26) ноября 1729 или 1730 в Москве в дворянской семье. Отец В.И. Суворов – бывший ординарец Петра I, генерал-аншеф и сенатор. Мать А.Ф. Манукова – из небогатого дворянского рода. Получил домашнее образование; под руководством отца изучил артиллерийское дело, фортификацию и военную историю.

В 1742 приписан мушкетером к лейб-гвардии Семеновскому полку. Службу начал в 1748 в чине капрала.

В 1749 стал прапорщиком, в 1750 сержантом.

В 1754 получил офицерское звание поручика и назначен в Ингерманландский пехотный полк.

В первые годы Семилетней войны (1756–1763) служил на тыловых должностях интендантского ведомства в чине премьер-майора. Произведен в подполковники.

В 1758 настоял на переводе в действующую армию; назначен комендантом Мемеля.

В 1759 стал дивизионным (позже генеральным) дежурным Главной квартиры при армии В.В. Фермора. Участвовал в битве при Кунерсдорфе (1759) и в захвате Берлина (1760).

В 1761 получил под начало Тверской драгунский полк; отличился при взятии Кольберга. В 1762–1763 командовал Астраханским пехотным полком.

Исходя из опыта Семилетней войны разработал новую систему обучения войск, которую применил в период своего командования Суздальским пехотным полком (1763–1769) и которая блестяще показала себя в Польской кампании 1768–1772 (война с Барской конфедерацией).

Уже в чине бригадира (1768) разбил в 1769 поляков под Ореховом; произведен в генерал-майоры (1770).

В 1771 выиграл сражения при Ландскруне и Замостье, в 1772 битву под Столовичами и овладел Краковом, внеся значительный вклад в победу над конфедератами. Награжден орденом Св. Георгия 4-й степени.

В 1773–1774 участвовал в Первой русско-турецкой войне в качестве командира отдельного отряда при 1-й армии П. А. Румянцева.

В 1773 разбил турок у Туртукая, применив тактику форсированной наступательной переправы, а затем отразил турецкую атаку на Гирсово.

В 1774 разгромил 40-тысячную турецкую армию при Козлудже, что заставило султана начать мирные переговоры с Россией. Произведен в генерал-поручики (1774).

В 1774 направлен на подавление Пугачевского движения. Поскольку к моменту его прибытия на Урал основные силы восставших были уже разгромлены Михельсоном, на долю Суворова выпало конвоировать пленного Пугачева в Симбирск и уничтожать остатки его отрядов в Поволжье (1774–1775).

Переход Суворова через Альпы
Переход Суворова через Альпы
Художник Василий Суриков
1899

В 1776 назначен командиром Санкт-Петербургской, а затем Московской дивизий и направлен в Крым.

В 1778–1779 командовал Кубанским корпусом; создал систему оборонительных сооружений на Крымском полуострове на случай турецкого десанта.

В 1779 стал командиром Малороссийской дивизии.

В 1780 отправлен в Астрахань для подготовки похода в Персию.

В 1781 получил под начало Казанскую дивизию.

В 1782–1784 вновь возглавил Кубанский корпус; руководил строительством Кубанской пограничной укрепленной линии; в 1783 подавил восстание нагайских татар.

В 1785–1787 последовательно командовал Владимирской, Санкт-Петербургской и Кременчугской дивизиями. В 1786 произведен в генерал-аншефы.

В начале Второй русско-турецкой войны (1787–1791) руководил Кинбурнским корпусом, защищая Черноморское побережье от устья Буга до Перекопа.

В октябре 1787 разгромил турецкий десант у Кинбурна.

При осаде Очакова (1788) вступил в конфликт с главнокомандующим Г. А. Потёмкиным, отвергнувшим его план немедленного штурма крепости.

В 1789, командуя дивизией в армии Репнина, одержал блестящие победы при Фокшанах и Рымнике. Награжден орденом Св. Георгия 1-й степени и титулом графа Рымникского.

В декабре 1790 взял мощную турецкую крепость Измаил, тем самым решив исход войны в пользу России. При возвращении в Петербург удостоен триумфальной встречи и почетной должности подполковника Преображенского полка.

В 1791–1792 возглавлял войска в Финляндии; в 1792–1794 занимался строительством фортификаций на черноморском побережье.

В 1794 руководил подавлением Польского восстания; за взятие Варшавы произведен в генерал-фельдмаршалы.

В 1795–1796 командовал войсками на Украине, где внедрил и усовершенствовал свою систему армейской подготовки, изложенную им в трактате Наука побеждать.

После смерти Екатерины II не принял военных нововведений ее преемника Павла I и был в феврале 1797 уволен и сослан в свое имение Кончанское Новгородской губернии. Однако в феврале 1799 по ходатайству союзников России по Второй антифранцузской коалиции, особенно Венского двора, назначен командующим соединенной русско-австрийской армией в Италии.

Во время Итальянского похода 1799 одержал блестящие победы у Адды, у Треббии и при Нови, очистив от французов всю Северную Италию; пожалован титулом князя Италийского. Планировал вторжение во Францию, но по приказу Павла I был вынужден двинуться в Швейцарию на соединение с корпусом А.М. Римского-Корсакова.

Суворов Александр Васильевич
Переход Суворова через Чёртов мост
Художник А.Е. Коцебу

В сентябре 1799 совершил героический Швейцарский поход, овладев перевалом Сен-Готард и захватив Чертов мост. Отступление австрийцев и поражение Римского-Корсакова позволили огромной французской армии взять в кольцо русские войска, однако Суворову удалось вырваться из окружения и отвести армию на австрийскую территорию. После выхода России из антифранцузской коалиции вернулся на родину, удостоенный высшего воинского звания генералиссимуса.

В марте 1800 вновь попал в опалу. Умер 19 (6) мая в Петербурге и был похоронен в Николо-Благовещенской церкви Александро-Невской Лавры.

За свою жизнь Суворов выиграл более 60 сражений и не потерпел ни одного поражения. Он также внес значительный вклад в развитие русского военного искусства. Главной целью военных действий считал уничтожение армии противника в открытых полевых сражениях, а основным средством этого – наступательный бой. Впервые ввел тактику взводных колонн в сочетании с рассыпным строем. Практиковал тесное взаимодействие пехоты, кавалерии, артиллерии и флота для нанесения решающего сосредоточенного удара. Подчеркивал роль штыковой атаки в наступательном бою и преследования противника до полного его разгрома. Придавал большое значение внезапности и быстроте как элементам, способствующим достижению успеха и минимизации потерь. Свою систему обучения войск основывал на признании человека решающим фактором победы. Особый акцент делал на воспитании у солдат инициативы, мужества и ясного понимания конкретной военной задачи. Полагал необходимым осуществлять военную подготовку в условиях, максимально приближенных к боевым. Суворовска я школа стала кузницей, из которой вышла блестящая плеяда военачальников, прославивших русское оружие – М.И.Кутузов, Н.Н.Раевский, П.И.Багратион, А.П.Ермолов.



Тараканова Елизавета Владимирская
....-1775

В начало

Княжна Тараканова
«Княжна Тараканова»
Художник К.Д. Флавицкий
1864

Княжна Тараканова (именовала себя княгиней Елизаветой Владимирской) — неизвестная, выдававшая себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны и Алексея Разумовского. В 1774 году заявила о своих притязаниях на российский престол и на некоторое время нашла поддержку у сторонников Барской конфедерации. Похищена по приказу Екатерины II в Ливорно Алексеем Орловым и привезена в Санкт-Петербург. На следствии не признала вины и не раскрыла своего происхождения. Умерла 4 [15] декабря 1775 года в заключении в Петропавловской крепости.

«Княжной Таракановой» авантюристку назвал французский дипломат Жан Анри Кастера в 1797 году. С тех пор это имя закрепилось за ней в литературе.

Происхождение княжны Таракановой, как и ее настоящее имя, так и осталось неизвестным. Одни считали ее итальянкой, другие – немкой, третьи – француженкой или чешкой. Она была достаточно образована и обладала хорошими манерами, «прекрасной манерой держаться», как говорилось в бумагах римской полиции. Это заставляет усомниться в возможности ее низкого происхождения.

Далеко не сразу княжна стала выдавать себя за наследницу российского престола.

Впервые объявившись в Киле в 1770 году и перебравшись в Берлин под именем госпожи Франк, авантюристка затем переехала в Гент, где называла себя госпожой Шелль. Здесь она свела знакомство с купцом ван Турсом, который будет сопровождать ее затем долгое время. С ним из-за долгов она бежала в Лондон в 1771 году, именуя себя тут госпожой де Тремуйль. Отчаянный должник ван Турс, сменивший имя на «барон Эмбс», бежал в Париж. Вскоре к нему присоединилась «княжна» и ее поклонник барон Шенк, также ставший ее неотъемлемым спутником.

В Париже Тараканова впервые назвалась княжной Владимирской, создав легенду, согласно которой она жила у дяди в Персии, а теперь, вернувшись в Европу, желает получить свое российское наследство. Возможно, на создание такой истории повлиял новый знакомец авантюристки гетман М. Огинский, у которого были свои счеты с русскими. Во Франции у «княжны» сразу появились поклонники, среди них – маркиз де Марин и граф Рошфор де Валькур. Но и в Париже ее настигли кредиторы. В 1773 году Тараканова вместе с Эмбсом и Шенком, некоторое время просидевшими в долговой тюрьме, уехала во Франкфурт.

Здесь «княжна» через Рошфора познакомилась с графом де Лимбургом. Влюбившись в нее, тот разобрался со всеми ее долгами и поселил в своем замке во Франконии. Тараканова опять изменила имя, став султаншей Али-Эмете или Алиной, по совместительству княжной Азовской. «Алина» решила женить на себе графа, как раз выкупившего графство Оберштейн. Летом 1773 года он сделал предложение, желая, однако, подтвердить ее происхождение. «Княжна Азовская» назвала себя подданной Екатерины II, а вице-канцлера А.М. Голицына – своим опекуном, но ее ложь раскрылась, что повлекло за собой недолгое отсутствие «княжны» в Оберштейне и, по возвращении, ее охлаждение к графу. Потеря матримониального интереса к де Лимбургу заключалась и в появившихся у Таракановой политических амбициях.

В конце 1773 года появились слухи о том, что т.н. княжна Владимирская на самом деле дочь императрицы Елизаветы Петровны и ее фаворита графа Разумовского, а значит, она может претендовать на российский престол. В это время «княжна» имела контакты с оппозиционными русским властям польскими конфедератами, в том числе со знаменитым князем Каролем Радзивиллом, а объявила себя дочерью Елизаветы, как только в Европе узнали о восстании Емельяна Пугачева, успешно выдававшего себя за Петра III.

Княжна Тараканова
«Княжна Тараканова»
Мраморный барельеф из коллекции великого князя Николая

В 1774 году самозванка отправилась в Венецию, где поселилась на территории французского посольства под именем графини Линнеберг. Здесь она виделась с Радзивиллом и другими конфедератами.

В июне 1774 года вместе с Радзивиллом княжна Владимирская прибыла в Рагузу (современный Дубровник). Здесь она представила новую легенду, согласно которой Екатерина, убившая своего мужа Петра Голштинского (он должен был быть регентом при «княжне»), преследовала ее, но той удалось бежать в Персию. Там «княжну» воспитывал шах, однако, повзрослев, она вернулась в Европу. Авантюристка заявляла о наличии в России своих сторонников, среди которых был и Пугачев – его она называла братом.

В Рагузе самозванка предъявила выписки из своих «наследственных документов», а именно подложные завещания Петра I и Елизаветы Петровны, которая якобы оставляла престол своей незаконнорожденной дочери.

Сенат Рагузской республики, опасавшийся ухудшений отношений с Россией, известил русское правительство о появлении и деятельности самозванки. Тогда Екатерина II, решившая без шуму захватить авантюристку и доставить ее в Россию, посоветовала Сенату не привлекать к той внимания.

Деликатную миссию императрица поручила на Алексея Григорьевича Орлова, пребывавшего с русским флотом за границей.

В феврале 1775 года, «княжна», чьи отношения с Радзивиллом не принесли ощутимой пользы им обоим, приехала в Пизу (до этого она побывала в Неаполе и Риме). Здесь она именовалась графиней Зелинской. В Пизе «Зелинская» познакомилась с графом Орловым. Тот же решил разыграть из себя влюбленного. Он снял для самозванки дом, постоянно навещал ее, выезжал на прогулки, относился к ней с огромным пиететом. Орлов выражал «княжне» намерения жениться и помочь ей получить престол.

Граф пригласил авантюристку на морские маневры русского флота в Ливорно. На корабле «Исидор» ее с большими почестями принял адмирал Грейг. Пока Тараканова любовалась маневрами, к ней и ее свите подошел капитан Литвинов с вооруженной стражей и заявил, что она арестована. Ей объявили, что Орлов тоже под арестом, только находится на другом корабле. Граф даже писал ей письма во время плавания. Все это должно было усыпить бдительность «княжны», которая верила, что Орлов ее освободит, и спокойно довезти ее до России.

В мае эскадра достигла Кронштадта. Арестованную самозванку и ее свиту отправили в Петропавловскую крепость. Следствие по ее делу вел генерал-фельдмаршал князь А.М. Голицын. На допросах она упорно именовала себя княжной Елизаветой и не признавала за собой никаких преступлений, чем вызывала гнев императрицы Екатерины.

Частые допросы, плохая еда, сырость и холод, царившие в камерах крепости, привели самозванку к туберкулезу. От него она и скончалась 4 декабря 1775 года. Была похоронена во дворе Петропавловской крепости без какого-либо обряда. Спутники «княжны» были освобождены в начале 1776 года.