КИР-2016

Историки и писатели

Кизеветтер Александр Александрович

Кизеветтер Александр Александрович
Кизеветтер Александр Александрович

Кизеветтер Александр Александрович - историк, политический деятель, родился 10 мая 1866 года в Петербурге.

Первые 16 лет жизни Кизеветтера прошли в Оренбурге, куда отец с семьей переехал по состоянию здоровья.

В 1888 закончил историко-филологический факультет Московского университета. Занимался русской историей под руководством В.О. Ключевского и П.Н. Милюкова.

В 1903 вышла книга Кизеветтера «Посадская община в России XVIII столетия», которую он защитил в качестве магистерской диссертации. Оппоненты Ключевский и М.Любавский отметили ее новаторский характер; книге была присуждена премия Г.Карпова.

В 1909 году защитил докторскую диссертации. В этом же году опубликовал книгу «Городовое положение Екатерины II. Историч еский комментарий» (доктор, дисс.): установил, что источниками «Городового положения» являлись «Жалованная грамота дворянству», остзейские, шведские, немецкие законодательные акты и проекты, делопроизводство частных кампаний из Уложенной Комиссии 1767, и выяснил роль каждого их этих источников.

В 1893 – 1909 приват-доцент.

В 1909 – 1911 профессор Московского университета.

В 1911 в знак протеста против реакционной политики министра народного просвещения Л.А. Кассо ушёл из университета вместе с группой профессоров и доцентов. Преподавал в Народном университете А.Л. Шанявского и в Коммерческом институте.

В 1904 вошёл в редакцию журнала "Русская Мысль" и вступил в "Союз освобождения". Один из учредителей партии кадетов.

В январе 1906 избран членом её ЦК. Сотрудничал в газете "Русские Ведомости".

Делегат 2-й Государственной Думы от Москвы.

В годы первой мировой войны поддерживал милитаристскую политику царизма. Когда за образованием Прогрессивного блока последовал роспуск правительством Государственной Думы на каникулы, на конференции кадетов в октябре 1915 Кизеветтер был в числе "левых", упрекавших Милюкова в отступлении от принципов либерализма, призывавших искать в народе союзников для борьбы с правительством.

С января 1916 член совета общества "Кооперация".

21 декабря 1916 на пленарном заседании партии кадетов выступил за необходимость заключения мира.

Восторженно встретил Февральскую революцию 1917. В "Русских Ведомостях" 8 марта в статье "Амнистия" приветствовал свержение самодержавия.

12 марта в статье "О воззвании главного комитета Крестьянского союза" поддерживал идеи проведения социальных реформ.

18 марта в статье "Партия Народной Свободы и республика" писал: "...Партия Народной Свободы, высказавшись в настоящий момент за введение в России республиканской формы правления, останется всецело верной первоначальной принципиальной основе своего политического мировоззрения", но вопрос "быть или не быть в России монархии вообще, а не той или иной её разновидности, мы и должны решать".

В статье "Большевизм" 28 марта выступал против классовой диктатуры, указывал на антибольшевистские настроения в заявлениях всех партий и групп; 30 марта в статье "Седьмой съезд Партии Народной Свободы" излагал тактику партии : признание республики, продолжение войны, поддержка социально-экономических преобразований, частичное сотрудничество с социалистическими группами, признающими путь парламентских социальных реформ.

11 апреля приказом министра народного просвещения восстановлен в должности профессора Московского университета.

20 апреля подписал письмо с призывом к созданию дома-музея в память борцов за свободу. 7 мая статья "Постольку... поскольку "направлена против контроля Петроградским Советом РСД деятельности Временного правительства, оценивает коалиционное правительство как переходную ступень к Учредительному Собранию.

С 13 мая Кизеветтер выступал лектором на курсах для агитаторов при Московском отделении кадетов.

28 мая в статье "Хозяин земли русской" одобрил начало работы по подготовке Положения о выборах в Учредительное Собрание.

8 июня статья "Искажение революции и общая трусость" призывала к сплочению всех общественных сил для созыва Учредительного Собрания.

28 июня в статье "Итоги Московских выборов" возмущался агитацией социалистических партий против кадетов.

6 июля на собрании московских кадетов по поводу выхода министров-кадетов из Временного правительства произнёс речь об исторической судьбе партии и высказал уверенность в её победе.

23 июля на 9-м Всероссийском съезде партии (23 – 28 июля) предложил одобрить поведение министров-кадетов, которые вышли из Временного правительства; избран руководителем отдела агитационной подготовки.

10 сентября в статье "Самозванные победители и добровольные пленники" писал о разногласиях кадетов и социалистических партий в оценке выступления генерала Л.Г. Корнилова.

В октябре выдвинут кандидатом в члены Учредительного Собрания от Москвы.

20 октября в статье "Мятеж против демократии" писал о готовящейся в Москве забастовке рабочих.

В статье "Враги народа" так оценивал Октябрьскую революцию: "...всё это губительное и дикое изуверство обрушено на Москву и Россию кучкой русских граждан, не остановившихся перед этими неслыханными злодеяниями против своего народа, лишь бы захватить во что бы то ни стало власть в свои руки, надругавшись с таким беспредельным бесстыдством над теми самыми принципами свободы и братства, которыми они кощунственно прикрываются" ("Русские Ведомости", 1917, 8 ноября).

19 ноября вышла статья "Большевики и печать. (К сегодняшнему митингу журналистов)" о закрытии большевиками ряда газет и журналов. 25 ноября в статье "В защиту тёмных масс" подчёркивал вину интеллигенции перед народом.

31 декабря в статье "Начало конца" выступал против Декрета о мире. 3 января 1918 в статье "Кокошкин и Шингарёв" осудил убийство этих деятелей.

28 января в статье "Буржуазная природа большевистского движения" писал: "большевистское движение... есть по существу опыт сотворить из пролетариата новую буржуазию со всеми минусами и без всяких плюсов буржуазного жизненного уклада. Что же касается социализма, то он остаётся этикеткой, механически прикреплённой к этому глубоко антисоциальному движению".

В конце мая 1918 конференция кадетов приняла резолюцию по докладу Кизеветтера об усилении борьбы с Советской властью, о верности союзникам.

В сентябре Кизеветтер был арестован как кадет, после письма Совета старост 2-го Московского университета и вмешательства В.И. Ленина 13 января 1919 освобождён.

Осенью 1919 в связи с ликвидацией "Национального центра" и в 1921 подвергался арестам.

В сентябре 1922 вместе с группой учёных и обществ, деятелей выслан из Советской России.

В 1923 обосновался в Праге. Он вошел в состав Русской академической группы, Педагогического бюро, был избран председателем историко-филологического отделения учебной комиссии. Член Русского института в Праге. Профессор русской истории в Русском юридическом институте, в Русском народном университете, в Карловом университете, выступал с лекциями по русской истории и культуре в городах Чехословакии, Германии, Югославии («успеху Кизеветтера могут позавидовать Анна Павлова и Шаляпин», - писала одна из белградских газет). Возглавил Совет Русского заграничного исторического архива и его учебно-административную комиссию.

Один из учредителей (1925), председатель (с 1930) Русского исторического общества, заботился о сохранении и передаче молодым историкам традиций «русской исторической школы».

Участник съездов ученых и писателей в Белграде (1928, 1930). Выступал на «Днях русской культуры», проводившихся в 13 странах. Стоял у истоков организации празднования 175-летия Московского университета (1930).

Постоянный сотрудник и рецензент редакции «Современных записок», печатал также статьи и рецензии в сборнике «Крестьянская Россия», в журналах «На чужой стороне», «Воля народа», «Slavia», в газетах «Руль», «Сегодня» и др. Критиковал евразийство.

Опубликовал книгу «Исторические силуэты. Люди и события» (Берлин, 1931), в которую вошли ранее опубликованные в России исторические и литературоведческие статьи, брошюру о Московском университете.

Наиболее значительный мемуарный труд Кизеветтера - «На рубеже двух столетий (1881-1914)» (Прага, 1929). «Вырванный из родной почвы политической бурей, Вы и на чужбине не изменили своему призванию проповедника русской культуры и с ревностью апостола Вы разносите драгоценнейшие ее дары по всем пределам временного расселения русских изгнанников», - писал ему И.Петрункевич.

Умер 9 января 1933 года в Праге. Похоронен на Ольшанском кладбище. Памятник на могиле Кизеветтера воздвигнут на средства, собранные Русским историческим обществом.


Книги автора:

"Иван Грозный и его оппоненты"