КИР-2016

Военноначальники Александра I.
Герои Отечественной войны 1812 года

1812 год

Отражение наполеоновского нашествия на Россию в 1812 году стало общенародым подвигом россиян, проявивших массовый героизм на ратном поприще. Они не только сумели защитить свое Отечество, но и начать освободительный поход по европейскому континенту, закончившийся взятием Парижа, столицы Французской империи. Великая армия великого в мировой истории Наполеона I Бонапарта, собранная с пол-Европы, была почти полностью уничтожена во время Русского похода императора французов и больше во всей своей мощи не являлась миру.

Как любая другая война, «гроза 12-го года» дала для истории своих героев, чьи подвиги на полях брани забвению не подлежат. В «Словаре русского языка» С.И. Ожегова герой трактуется как «выдающийся своей храбростью, доблестью, самоотвержерженностью человек, совершающий подвиги». Пожалуй, в этих емких словах и выражена суть героя, исполняющего воинский долг, суть его поступков в войнах, будь они большие или малые.

Отечественная война 1812 года относится к числу самых славных войн, которые вела Россия в своей многовековой истории. Потому она впервые в многовековой летописи государства Российского получила название Отечественной. Память о ней священна, равно как и имена ее героев и подвиги, ими совершенные.



Шишов А.В. "Сто великих героев 1812 года"

Аракчеев Алексей Андреевич
1769-1834

В начало

Портрет Алексея Андреевича Аракчеева
Портрет Алексея Андреевича Аракчеева
Художник Джордж Доу

Аракчеев Алексей Андреевич — русский государственный и военный деятель, пользовавшийся огромным доверием Павла I и Александра I, особенно во второй половине царствования Александра I. Реформатор русской артиллерии, генерал от артиллерии (1807), военный министр (1808-1810), главный начальник Императорской канцелярии (с 1812) и военных поселений (с 1817). Первый владелец дворцово-паркового ансамбля в Грузине (не сохранился). Большой любитель муштры и фрунта.

Родился Аракчеев 23 сентября 1769 года в селе Гарусово, Тверской губернии. Учился в артиллерийском кадетском корпусе.

Со времен Пушкина, написавшего на А.А. Аракчеева язвительную эпиграмму, "аракчеевщина" вошла в отечественную историю как символ реакционности. Между тем знаменитый "реакционер", как свидетельствуют историки, имел несомненные государственные и военные заслуги, отличался необыкновенной честностью и трудолюбием. Полагают, что Аракчеев мог бы остаться в памяти потомков более привлекательной личностью, если бы самодержцы, которым он беззаветно служил, не использовали его способности односторонне.

На формировании его личности, возможно, сказались трудности и унижения, с которыми он столкнулся, приехав молодым юношей из Новгородской губернии в Петербург поступать в Артиллерийский и Инженерный кадетский корпус. Будучи сыном бедного помещика, не имея средств и связей, Алексей Аракчеев был принят туда лишь благодаря милости директора корпуса, сжалившегося над обнищавшими в негостеприимной столице юношей и его отцом. В корпусе Аракчеев быстро выдвинулся в число лучших кадет, по выпуску получил чин офицера и был оставлен при корпусе преподавателем-репетитором, вскоре стал там начальником гренадерской команды. Как способный офицер был рекомендован графу Н.Салтыкову, президенту Военной коллегии, который, в свою очередь, порекомендовал его помощником великому князю-наследнику Павлу, создававшему в Гатчине "для экзерциций" свои войска. В 1792 - 1796 гг. Аракчеев возглавлял у Павла артиллерию, а затем все сухопутные войска. В Гатчине навыки прусской системы обучения войск, перед которой преклонялся князь-наследник, стали и навыками Аракчеева.

При восшествии на престол (1796 г.) Павел I пожаловал своему помощнику чин генерал-майора, орден святой Анны 1-й степени, вотчину Грузине в Новгородской губернии и назначил его комендантом Петербурга. В следующем году он удостоил его титулом барона, орденом святого Александра Невского и поручил еще две должности - генерал- квартирмейстера всей армии и командира лейб-гвардии Преображенского полка. Отношения Аракчеева со вспыльчивым и неуравновешенным Павлом были все же неровными. В феврале 1798 г. он попал в опалу (когда застрелился обиженный им офицер) и отставлен от службы с пожалованием чина генерал-лейтенанта. Но уже в мае Павел возвращает его к себе, назначает на прежнюю должность генерал-квартирмейстера, поручает еще пост инспектора всей артиллерии, жалует графским титулом. Аракчеев помог Павлу провести ряд мероприятий, улучшивших организацию русской армии, особенно артиллерию, но, следуя примеру императора, усердствовал в насаждении суровых форм воинской дисциплины и прусских методов обучения войск. Он был педантично требовательным и взыскательным, но без садизма, который ему приписывала молва. "Знаю, что меня многие не любят, потому что я крут, - говорил Алексей Андреевич, - да что делать? Таким меня бог создал". В октябре 1799 г. он вновь попал в опалу (за попытку отвести от своего брата наказание по службе), получил отставку и уехал в свое имение Грузине.

Имение Аракчеева в Грузино
Имение Аракчеева в Грузино

Вступивший в 1801 г. на престол Александра I окружил себя новыми людьми, но не забыл и Аракчеева, достоинства и недостатки которого он хорошо знал. В 1803 г. он вызвал его из отставки и назначил инспектором всей артиллерии. На этом посту генерал Аракчеев усердно внедрял новую организацию артиллерии и развивал систему ее снабжения. В военной кампании 1805 г. он сумел быстро наладить доставку в армию артиллерийских боеприпасов; находясь в свите царя, присутствовал при Аустерлицком сражении. После кампании сосредоточился на улучшении подготовки артиллерийских кадров, составил "Наставление батарейным командирам", способствовавшее совершенствованию тактики русской артиллерии в войне 1806 - 1807 гг. В 1807 г. Алексей Андреевич был произведен в генералы от артиллерии, в январе следующего года назначен военным министром, а также инспектором всей пехоты и артилл ерии.

Военный министр Аракчеев принял деятельное участие в русско-шведской войне 1808–09 гг.Много усилий он затратил на комплектование действующей армии и обеспечение ее всеми необходимыми средствами. В феврале 1809 г. Аракчеев выехал на финский театр войны и, несмотря на сопротивление главнокомандующего русской армией Кнорринга, организовал проведение труднейшего зимнего перехода войск через Ботнический залив с целью переноса боевых действий на территорию Швеции. Это решило исход войны. Военный министр отказался принять от царя высшую награду - орден святого Андрея Первозванного, сославшись на то, что непосредственного участия в походе не принимал. Александр нашел другой способ наградить его: повелел войскам отдавать военному министру положенные ему почести и в местах пребывания царя.

В 1808 - 1810 гг. Аракчеев активно участвовал в проведении военных реформ, что помогло русской армии успешно подготовиться к Отечественной войне 1812 г. Особенно много было сделано для артиллерии: она выделена в отдельный род войск, состоявший из рот и бригад, введена система экзаменов, учебных занятий и боевых стрельб, усовершенствована материальная часть, при артиллерийском управлении создан научно-технический отдел, положено начало изданию "Артиллерийского журнала".

Обиженный тем, что учреждение Государственного совета состоялось без всякого согласования с ним, Аракчеев в январе 1810 г. отпросился с поста военного министра, мотивируя это тем, что время требует "более просвещенных министров". Царь, приняв отставку, счел необходимым назначить Алексея Андреевича в Государственный совет председателем департамента военных дел.

В Отечественную войну 1812 г. Аракчеев неусыпно занимался вопросами подготовки резервов для армии и снабжения ее продовольствием. Выехав в декабре 1812 г. к армии, Александр I взял с собой Аракчеева и уже не расставался с ним до окончания военных действий в Европе. В Париже 31 марта 1814 г. он подготовил указ о производстве в генерал-фельдмаршалы вместе с Барклаем де Толли и Аракчеева, но тот отказался от такой почести, считая ее для себя слишком высокой.

В конце 1815 г. графу Аракчееву был поручен "надзор за ходом дел" в Комитете министров, и он фактически руководил внутренней политикой, оставаясь верным помощником царя, стараясь во всем исполнять его волю. Примером тому стала система военных поселений, создававшихся по инициативе Александра 1. Они устраивались, начиная с 1810 г. После войны для того, чтобы уменьшить военные расходы, такие поселения формировались по примеру казачьих полков и располагались вдоль западных границ. Назначенный начальником корпуса военных поселений, Алексей Андреевич снискал себе на этой должности печальную славу, поскольку затея царя с самого начала была нежизнеспособной и требовала принудительных мер. Система военных поселений все же пережила своих создателей и окончательно отмерла лишь при Александре II.

Суровый и грубый Аракчеев был строг к себе и берег свое честное имя. Примером этому однажды стала записка, приколотая к двери его приемной и предназначенная для чтения посетителями: "Я, Влас Васильев, камердинер Алексея Андреевича, сим сознаюсь, что в день Нового года я ходил с поздравлениями по многим господам, и они пожаловали мне в виде подарков..." и далее поименно перечислялось, кто именно и сколько дал Васильеву денег. Вслед за камердинером горько раскаиваться пришлось тем, кто попал в этот список.

Памятник Аракчееву
Памятник Аракчееву

В 1825 г. Аракчеев пережил два удара судьбы. Вначале он потерял свою ближайшую подругу, экономку Н.Минкину, являвшуюся его фавориткой более 25 лет (была убита дворовыми людьми). В ноябре в Таганроге неожиданно скончался Александр I. Пребывая в депрессии, Алексей Андреевич не сделал никаких попыток сблизиться с новым императором Николаем I. Тот, в свою очередь, не простил ему бездеятельности 14 декабря, когда мятеж декабристов поставил под угрозу судьбу престола. 20 декабря Аракчеев был освобожден от заведования делами Комитета министров и перестал быть членом Государственного совета, а в апреле следующего года отпущен и с должности главного над военными поселениями.

После смерти Александра I Аракчеев составил завещание на сумму 50 тыс. рублей для написания книги о жизни и деятельности своего покровителя, которую следовало издать через 100 лет, с тем чтобы эта книга была как можно правдивее.

В последние годы Алексей Андреевич занимался устройством своего имения, заботясь о его прибыльности. Умер он 21 апреля 1834 г. и был похоронен с отданием всех воинских почестей. Умирая, он сказал: "Теперь я все сделал и могу вернуться к императору Александру". Прямых наследников Аракчеев не оставил. Указом Николая I имение и капитал Алексея Андреевича были переданы в распоряжение Новгородского кадетского корпуса, сюда же отдана значительная часть богатой библиотеки умершего. На карте мира есть Аракчеевы острова (в составе Маршалльского архипелага), открытые в 1817 г. мореплавателем О.Е. Коцебу.



Ковалевский Н.Ф._"История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века"

Багратион Пётр Иванович
1769-1812

В начало

Портрет Петра Ивановича Багратиона
Портрет Петра Ивановича Багратиона
Художник Джордж Доу

Багратион Пётр Иванович – князь, российский военный деятель, генерал от инфантерии (1809).

Родился в 1769 году в г. Кизляр. Из рода Багратионов. Воспитывался в Кизлярском училище для штаб- и обер-офицерских детей (1782–83). На военной службе с 1783 года. Служил на Кавказской линии (1783–87, 1789), участвовал в стычках с горцами.

В русско-турецкую войну 1787–91 отличился при штурме Очакова.

С 1791 в Киевском конно-егерском полку, состоял при Г. А. Потёмкине-Таврическом.

Командир эскадрона Софийского карабинерного полка (1794), при подавлении Польского восстания 1794 года отличился в бою под Броками и при штурме Праги (предместье Варшавы).

С 1795 командир 1-го батальона Лифляндского егерского корпуса (с 1796 7-й егерский батальон, с 1797 – полк).

В Итальянском походе 1799 командовал авангардом союзной армии, участвовал во взятии крепости Брешиа, занял г. Лекко, при Маренго разбил войска генерала Ж. В. Моро, чем спас австрийский отряд генерал-лейтенанта Ф. И. Лузиньяна от поражения, отличился в сражениях при реках Тидоне и Треббии, г. Нови и др.

В Швейцарском походе 1799 в той же должности отличился при штурме перевала Сен-Готард, в бою под Гларусом. Походы 1799 принесли Багратиону славу ученика и последователя А. В. Суворова, который характеризовал его как «наиотличнейшего генерала и достойного высших степеней».

Петр Иванович Багратион. Битва 1812
Петр Иванович Багратион. Битва 1812

С 1800 Багратион шеф лейб-гвардейского Егерского батальона (с 1806 полк).

В 1803 в связи с готовящейся войной со Швецией предложил императору Александру I план военных действий, элементы которого были использованы позднее, в русско-шведской войне 1808–09.

В русско-австро-французскую войну 1805 начальник 1-й колонны, затем авангарда (в условиях отступления – арьергарда) армии М. И. Кутузова, прикрывал отход армии в боях у Ламбаха, при Энсе, под Амштеттеном; в сражении при Шенграбене 4(16).11.1805 вступил в неравный бой (6 тыс. против 30 тыс.) с авангардом французской армии, задержал его продвижение, чем спас армию Кутузова от неминуемого поражения; в Аустерлицком сражении 1805, командуя войсками на правом фланге, отразил все атаки французов, прикрывал отступление союзной армии.

Кампания 1805 прославила Багратиона, в С.-Петербурге и Москве в его честь прошли празднества.

Багратион – инициатор реорганизации российской армии в 1806 (создание дивизий постоянного состава).

В русско-прусско-французскую войну 1806–07 Багратион – начальник авангарда армии Л. Л. Беннигсена (с янв. 1807), который считал его лучшим авангардным начальником в Европе; отличился в арьергардных боях накануне Прёйсиш-Эйлауского сражения 1807; в Фридландском сражении 1807 командовал левым крылом армии, прикрывал её отход за р. Неман; считал возможным дальнейшее продолжение военных действий, отрицательно отнёсся к заключению Тильзитского мира 1807.

Памятник генералу П.И. Багратиону
Москва. Памятник генералу П.И. Багратиону
Скульптор Мераб Мерабишвили
1999

С сентября 1807 года начальник 21-й пехотной дивизии.

В русско-шведскую войну 1808–09 нанёс ряд поражений шведским войскам, занял г. Або, отразил 2 шведских десанта на побережье Финского залива (1808); во главе специально созданного корпуса совершил переход по льду Ботнического залива, занял Аландские о-ва (март 1809).

В русско-турецкую войну 1806–12 командовал российской Молдавской армией (авг. 1809 – март 1810); разбил турецкие войска под Рассеватом; войска армии взяли крепости Измаил, Браилов; отбил атаки турок под Татарицей, но был вынужден снять осаду Силистрии; в начале 1810 разработал план дальнейших военных действий (не был принят из-за назначения нового командующего, впоследствии высоко оценён военными историками).

В начале 1811 года предложил Александру I наступательный план войны с Наполеоном I.

С 7(19).8.1811 командовал армией в Малороссии (штаб-квартира – в Житомире).

С 16(28).3.1812 главнокомандующий 2-й Западной армией.

После начала Отечественной войны 1812 совершил марш-манёвр от Волковыска до Смоленска с боями при местечках Мир, Романово и дер. Салтановка.

22.7(3.8).1812 соединился с 1-й Западной армией, сорвав план Наполеона разбить российские армии поодиночке. В первый день Смоленского сражения 1812 войска Багратион отразили все атаки неприятеля.

Памятник П.И. Багратиону
Памятник П.И. Багратиону в приходе церкви Дмитрия Солунского в селе Сима

Багратион считал сдачу Смоленска ошибкой, выступал сторонником решительных действий, критиковал стратегию М. Б. Барклая де Толли; его кандидатура рассматривалась на заседании Чрезвычайного к-та по выбору единого главнокомандующего 5(17).8.1812.

Багратион отрицательно отнёсся к назначению М. И. Кутузова главнокомандующим российскими армиями.

В Бородинском сражении 1812 командовал левым крылом российской армии, руководил обороной Семёновских флешей, в разгар сражения был тяжело ранен.

Умер 12(24)августа 1812 года, село Сима Юрьев-Польского уезда Владимирской губернии от гангрены в имении князя Б. А. Голицына. Первоначально похоронен в церкви села Сима, в 1839 по инициативе Д. В. Давыдова прах Багратиона перенесён на Бородинское поле и погребён на батарее Раевского рядом с Главным монументом (в 1932 могила уничтожена, восстановлена в прежнем виде в 1987).

Награждён орденами Св. Александра Невского (1799), Св. Георгия 2-й степени (1806), Св. Андрея Первозванного (1809) и др.

В честь Багратиона названы г. Багратионовск, малая планета (1973) и др. В Москве и Тбилиси ему установлены памятники.



Большая российская энциклопедия

Барклай-де-Толли Михаил Богданович
1761-1818

В начало

Портрет М. Б. Барклая-де-Толли
Портрет М. Б. Барклая-де-Толли
Художник Джордж Доу

Барклай-де-Толли Михаил Богданович — русский полководец шотландско-немецкого происхождения. Военный министр (январь 1810 - август 1812), генерал-фельдмаршал (с 1814). Второй (после М. И. Кутузова ) полный кавалер ордена Святого Георгия. С весны 1812 года — командующий 1-й Западной армией. Фактически исполнял обязанности Главнокомандующего Русской армией в начале Отечественной войны 1812 года, от отъезда из армии Александра I до назначения М. И. Кутузова. В заграничном походе русской армии 1813-1814 годов командовал объединённой русско-прусской армией в составе сил союзников под общим командованием князя Шварценберга. Главнокомандующий 1-й армией (1814-1818).

Князь Михаил Богданович родился 16 декабря 1761 года. На седьмом году от рода записан был капралом в Новотроицкий кирасирский полк, а 28 апреля 1778 г. произведен в корнеты.

Выдающиеся способности молодого офицера были замечены начальником Лифляндской дивизии, генералом. Паткулем, который взял его к себе в адъютанты, а потом рекомендовал графу Ангальту, который перевел его в 1786 г. в Финляндский егерский корпус.

В 1788 г. Барклай-де-Толли, назначенный адъютантом к принцу Ангальт-Бернбургскому, принимал участие в штурме Очакова , а в 1789 — в поражении турок под Каушанами, при взятии Аккермана и Бендер.

В 1790 г. Барклай-де-Толли вместе с принцем Ангальт-Бернбургским отправился в Финляндию , где в то время шли военные действия; а по окончании шведской войны переведен в С.-петербургский гренадерский полк. Здесь, командуя баталионом, он участвовал в военных действиях 1794 г. против поляков и за особые отличия, оказанные при взятии штурмом укреплений г. Вильно и при истреблении отряда Грабовского близ Гродны, награжден орденом св. Георгия 4-й ст. Произведенный затем в подполковники с переводом в Эстляндский егерский корпус, он был назначен командиром 1-го баталиона, переименованного при воцарении императора Павла в 4-й егерский полк; в 1798, уже в чине полковника, назначен шефом этого полка, за отличное состояние которого в 1799 г. произведен в генерал-майоры.

В кампанию 1806 г. Барклай-де-Толли особенно отличился в сражении под Пултуском, за которое награжден орденом св. Георгия 3-й ст.

24 января 1807 г. Барклай-де-Толли, командуя арьергардом при отступлении русских армии к Ландсбергу и Прейсиш-Эйлау, дал возможность Бенигсену сосредоточиться на позиции у этого города, выдерживая у Гофа напор почти всей армии Наполеона.

В сражении под Прейсиш-Эйлау Барклай-де-Толли был ранен в правую руку с переломом кости и принужден был удалиться из армии, получив, кроме других наград, чин генерал-лейтенанта.

В шведскую кампанию 1808 г. Барклай-де-Толли командовал сначала отдельным отрядом; но по разногласию с генералом Буксгевденом оставил Финляндию. Однако в 1809 г. он был снова отправлен туда, совершил свой знаменитый переход через Кваркен (7, 8 и 9 марта) и завладел на шведском берегу городом Умео. Последствием этого было заключение мира со Швециею. Произведенный в генералы от инфантерии, Барклай-де-Толли назначен генерал-губернатором Финляндии и главнокомандующим финляндскою армиею.

20 января 1810 г. Барклай-де-Толли занял пост военного министра, и при нем составлено известное «Учреждение для управления большою действующею армиею». Кроме того, сделаны значительные улучшения по разным отраслям военной администрации, что оказалось особенно своевременным и полезным ввиду готовившейся гигантской борьбы с Наполеоном.

При начале Отечественной войны 1812 г. Барклай-де-Толли был назначен главнокомандующим 1-ой Западной армией. Соображаясь с обстоятельствами, он отступал перед несоразмерно превосходными силами противника, не давая последнему нигде возможности достигнуть решительного успеха; соединившись под Смоленском с армиею Багратиона, он продолжал отступать до Царева Займища, где намеревался дать сражение.

Отступление это, однако, возбудило неудовольствие в войсках, жаждавших сразиться с неприятелем, и восстановило против Барклай-де-Толли общественное мнение, вследствие чего он был заменен Кутузовым и поступил под его начальство.

Памятник Барклаю де Толли
Памятник Барклаю де Толли в Санкт-Петербурге

В Бородинском сражении он командовал правым флангом. Искусные распоряжения и беззаветная отвага, выказанная им в этом бою, доставили Барклаю-де-Толли. орден св. Георгия 2-й степени.

На знаменитом военном совете в д. Филях он доказал невыгоды позиции перед Москвой и предложил отступить без боя.

После Бородинского сражения Барклай-де-Толли заболел, а в Тарутинском лагере болезнь его так усилилась, что он должен был уехать из армии.

4-го февр. 1813 г. он принял начальство над 3-ю армиею; во время сражения под Бауценом (8 и 9 мая) командовал правым флангом, куда направлена была главная атака Наполеона; а после Бауценского сражения принял начальство над русско-прусскою армиею.

18 августа под Кульмом, довершил поражение Вандомма, за что награжден орденом св. Георгия 1-й ст.; в Лейпцигской битве 4, 5 и 6 октября командовал центром и был одним из главных виновников одержанной победы. За эти новые заслуги Барклай-де-Толли возведен в графское достоинство.

В 1814 г. он начальствовал русскими войсками в сражениях: при Бриенне, Арсис-сюр-Об, Фер-Шампенуаз, при взятии Парижа, которое доставило ему фельдмаршальский жезл.

По возвращении в Россию Барклай-де-Толли был назначен главнокомандующим 1-й армией, с которою в 1815 г. вступил в пределы Франции; но сражение под Ватерлоо остановило дальнейшее движение русских войск.

30 августа 1814 г. после знаменитого смотра под Вертю Барклай-де-Толли был возведен в княжеское достоинство.

После возвращения его в Россию главная квартира его армии расположилась в Могилеве на Днестре, но расстроенное здоровье главнокомандующего заставило его ехать на германские минеральные воды, на пути к которым он скончался в г. Инстербурге.

14 мая 1818 г. Барклай-де-Толли похоронен в поместье Бекгоф, в Лифляндии. Ему поставлен памятник на Казанской площади в С.-Петербурге.



Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Беннигсен Леонтий Леонтиевич
1745-1826

В начало

Беннигсен Леонтий Леонтиевич
Портрет Беннигсена Л.Л.
Художник Джордж Доу

Беннигсен Леонтий (Левин Август Теофил) Леонтиевич - граф, генерал от кавалерии (11.6.1802).

Родился 30 января 1745 года в местечке Бантельн, близ Ганновера. Происходил из древнего ганноверского баронского рода.

С 1755 паж при ганноверском дворе.

Службу начал в 1759 прапорщиком ганноверской пешей гвардии.

Участник Семилетней войны 1756-63.

В 1773 произведен в подполковники.

31 декабря 1773 в чине премьер-майора принят на русскую службу и назначен в Вятский мушкетерский полк.

В 1774 в составе Нарвского мушкетерского полка сражался в армии генерал- П.А. Румянцева.

С 27 декабря 1778 подполковник Киевского легко-конного полка.

С 1787 командир Изюмского легко-конного полка.

Участник русско-турецкой войны 1787–91, отличился при взятии Очакова и Бендер.

В 1792 назначен командиром летучего отряда, прикрывавшего белорусскую границу; участвовал в военных действиях против польских конфедератов. В бою при Мире командовал левым крылом.

В 1794 в бою при Солах разбил крупный польский отряд и, форсировав Неман, вновь нанес им поражение у Олиты. За отличия награжден орденом Св. Георгия 3-й степени и по представлению А. В. Суворова, произведен в генерал-майоры. По окончании войны получил крупные имения (более 1 тыс. душ) в Минской губернии.

В 1795 командовал бригадой в Василькове (Ревельский пехотный батальон, Изюмский полк, 6 орудий).

Во время русско-персидской войны 1796 был ближайшим советником графа В.А. Зубова; отличился при взятии Дербента. С конца 1796 шеф Ростовского драгунского полка.

14 февраля 1798 произведен в генерал-лейтенанты. Однако вскоре Беннигсен попал в опалу и в ноябре 1798 (в т.ч. и из-за связей с семейством Зубовых) был уволен со службы.

Был одним из главных руководителей дворцового заговора, результатом которого стало убийство Павла I. Во главе группы офицеров проник в Михайловский замок и комнаты императора, однако, по собственному заявлению, на некоторое время покинул комнату и свидетелем убийства не был.

В 1801-04 Виленский военный губернатор и начальник Литовской артиллерийской инспекции.

В 1805 назначен командиром корпуса (около 20 тыс. чел.), направленного в Пруссию и предназначенного для действий на фланге французских войск.

В 1806 командовал корпусом на турецкой границе. 6 октября получил приказ идти через Варшаву в Силезию и 22 октября форсировал Неман у Остроленки. К 1 ноября в его подчинении были дивизии генерала Остермана-Толстого, Остен-Сакен, князя Голицына и Седморацкого (около 49 тыс. пехоты, 11 тыс. кавалерии, 4 тыс. казаков, 2700 артиллеристов, 900 саперов, 276 орудий), кроме того, ему был подчинен последний оставшийся прусский корпус генерала Лестока (около 14 тыс. чел.).

15 ноября его войска имели стычку с частями И. Мюрата немного западнее Варшавы, но Беннигсен принял решение не защищать Варшаву и отвел войска на правый берег Вислы, а затем начал отход к Пултуску. 14 декабря 1806, имея 45 тыс. чел. и 200 орудий, разбил французские войска маршала Ж. Ланна (20 тыс. чел., 120 орудий) под Пултуском (но вечером эвакуировал Пултуск и отошел к Остроленке), за что был награжден орденом Св. Георгия 2-й степени.

1 января1807 сменил на посту главнокомандующего растерявшегося генерал-фельдмаршала графа Каменского. После неудачи у Хоффа 25 января 1807, где он потерял до 2 тыс. пленными, отошел к Эйлау. В сражении при Прейсиш-Эйлау (26-27.1.1807) имел 67 тыс. чел. и 9 тыс. пруссаков Лестока (у Наполеона было по разным источникам 75-90 тыс. чел.), ему удалось сдержать мощный натиск Наполеона, за что получил в награду орден Св. Андрея Первозванного. Здесь после получения известий о подходе свежего корпуса маршала М. Нея в 11 часов ночи собрал совета Анклаппене и принял решение об отступлении.

Противник потерял около 25 тыс. чел., а армия Беннигсена — ок. 15 тыс. чел. Впервые Наполеон потерпел поражение, и его план потерпел крах. Затем Беннигсену удалось нанести поражение маршалу М. Нею у Гуттштадта, отбить войска Наполеона у Гейльсберга. Позже он сам был разгромлен 2 июня 1807 в сражении при Фридланде, когда поражение уже было неминуемо, бросил войска в штыковую атаку на правый фланг маршала Нея, потеряв несколько тыс. чел. в водах Алле. В критический момент он ввел в бой императорскую гвардию. 3(15) июня собрал свои войска у Алленбурга, но из-за маневра французской кавалерии был вынужден продолжить отход.

При всей личной храбрости Беннигсен оказался бездарным администратором, дисциплина в действующей армии резко упала.

Сопровождал Александра I на встречу с Наполеоном в Тильзит.

26 июня 1807 заменен на посту главнокомандующего генералом Буксгевденом.

В обществе и армии всю вину за поражения возложили на Беннигсена, который был обвинен в бездарности и бесхарактерности, говорили, что «победам при Пултуске и Эйлау мы обязаны не ему и его мнимым талантам, а единственно доблести наших войск». Крайне резко о Беннигсене стал отзываться и император. После этого Беннигсен был вынужден покинуть армию и уехать к себе в имение.

В апреле 1812 был вновь приближен к Александру I, сопровождал его в Вильну.

В начале войны был оставлен без определенной должности при Главной квартире 1-й Западной армии, причем генералам П.И.Багратиону и М. Б. Барклая де Толли было «рекомендовано» во всем с ним советоваться. Был одним из руководителей оппозиции Барклаю, критикуя практически все его приказы. В середине августа 1812 Барклаю удалось все-таки удалить Беннигсена из армии, но по дороге в Торжке он встретил нового главнокомандующего М. И. Кутузова, который объявил Беннигсену о назначении его начальником Главного штаба армии. У Беннигсена сразу же не сложились отношения с новым главнокомандующим Кутузовым, который практически отстранил Беннигсена от активной работы.

В сражении при Бородине Беннигсен долгое время находился на «батарее Раевского», а затем возглавил колонну, шедшую с правого фланга на помощь левому. На совете в Филях 1сентября настаивал на необходимости дать французам генеральное сражение у Москвы (для боя он выбрал крайне неудачную позицию между Филями и Воробьевыми горами). После сражения при Бородине фактически возглавил в армии оппозицию Кутузову, тем более что тот фактически отстранил его от руководства штабом.

В начале октября Беннигсену было поручено командование войсками — колонны В.В. Орлова-Денисова, К.Ф. Багговута и А.И. Остермана-Толстого — в Тарутинском сражении 6(18) октября Войска Мюрата отступили, но поставленной цели — уничтожить арьергард Великой армии — Беннигсен достигнуть не смог. Потери составили 1 204 чел., противник потерял около 3,5 тыс. (в т.ч. 1 тыс. пленными). Это сражение — первая победа русской армии в 1812 в наступательном бою. Сам Беннигсен был тяжело ранен в ногу в бою у Тарутина. После сражения обвинил Кутузова в неправильном командовании, в ряде случаев даже отдавал приказы через голову главнокомандующего.

15 ноября Кутузов под видом «болезненных припадков» удалил Беннигсена из армии, отправив в Калугу ждать нового назначения. Остаток войны провел в Луге. За отличия в Отечественной войне 1812 награжден орденом Св. Владимира 1-й степени и бриллиантами к ордену Св. Андрея Первозванного.

Беннигсен Леонтий Леонтиевич на монете

В мае 1813 назначен командующим войсками, расположенными в тылу действующей армии (Волынь и герцогство Варшавское). 10 июня на базе этих войск во главе с Беннигсеном сформирована Польская армия (ок. 60 тыс. чел.). 15 октября ему подчинен австрийской корпус генерала графа И. фон Колоредо. Участвовал в сражениях при Бауцене и Лютцене.

3 октября 1813 разбил корпус маршала Л. Сен-Сира при Доне, а затем отличился в «Битве народов» под Лейпцигом. После Лейпцига войска Беннигсена постепенно обложили и освободили Торгау, Витенберг, Магдебург и Гамбург.

После заключения Парижского мира награжден орденом Св. Георгия 1-й степени «За успешные действия против французов в войне 1814».

При преобразовании управления русской армией 28 октября 1814 назначен главнокомандующим 2-й армией, расквартированной в Юго-Западном крае со штаб-квартирой в Тульчине. За время его командования армией здесь сильно упала дисциплина, в интендантской части стали правилом крупные злоупотребления. Положение Беннигсена осложнилось и крайне негативным отзывом о нем генерала П.Д. Киселева, направленного для ревизии дел во 2-й армии. После этого 3 мая 1818 Александр «согласился на увольнение» Беннигсена, и тот получил разрешение уехать в Германию.

С 1818 жил в имении в Ганновере, сильно болел и к концу жизни ослеп.

Умер 3 октября 1826 года.



Залесский К.А. «Наполеоновские войны 1799-1815» Биографический энциклопедический словарь

Винцингероде Фердинанд Федорович
1770-1818

В начало

Портрет Фердинанда Федоровича Винцингероде
Портрет Фердинанда Федоровича Винцингероде
Художник Джордж Доу

Барон Фердинанд Фёдорович фон Винценгероде или Винцингероде — русский генерал от кавалерии и генерал-адъютант немецкого происхождения из старинного рода Винцингероде, герой Отечественной войны 1812 года, во время которой командовал «летучими» кавалерийскими отрядами русской армии.

Фердинанд фон Винценгероде происходил из старинной тюрингенской фамилии. Подданный Гессен-Касселя. Службу начал в гессенской армии.

В 1790 году Винцингероде вступил добровольцем в австрийскую армию и принял участие в борьбе с якобинцами в Нидерландах.

В 1797 году Винцингероде перешёл в русскую службу. В следующем году он был назначен адъютантом к великому князю Константину Павловичу. Сделав с ним Итальянскую кампанию 1799 года и быстро продвигаясь в чинах, Винцингероде уже в 1802 году был возведён в звание генерал-адъютанта.

Во время войны 1805 года он был послан Кутузовым для переговоров с Мюратом. Благодаря искусному ведению этих переговоров русская армия выиграла два перехода при своём затруднительном отступлении.

В 1809 году Винценгероде, опять перешедший в австрийские войска, был ранен в сражении под Асперном, где картечная пуля раздробила ему ногу.

В 1812 году Винценгероде снова поступил на русскую службу. В Смоленске он собирал войска, а после соединения 1-й и 2-й армий получил Особый кавалерийский отряд, с которым прикрывал Петербургский тракт.

Винценгероде является первым партизаном этой войны. Во главе отряда 19 августа он совершил дерзкий налёт на Витебск, во время которого взял 800 пленных. Впрочем, из-за своего иностранного происхождения он был гораздо менее популярен среди простого люда и солдат, чем такие его подчинённые, как конфликтовавший с ним Денис Давыдов и даже его «правая рука» А. Х. Бенкендорф.

По вступлении неприятеля в Москву Винценгероде занял Тверскую дорогу. Когда Наполеон начал готовить отступление своей армии, Винцингероде двинулся к Москве и 10 октября прибыл со своим авангардом к Тверской заставе. Здесь, узнав о данном маршалу Мортье приказании взорвать Кремль, Винцингероде отправился к нему для переговоров, но был взят в плен. Был едва не расстрелян Наполеоном, который знал, что Винцингероде родом из Гессена, входившего в состав созданного корсиканцем в 1807 году Вестфальского королевства. Только личное вмешательство императора Александра I спасло Винцингероде от смерти. Из-за плена Винценгероде Кутузов получил сведения об оставлении Наполеоном Москвы с опозданием на 4 дня.

При следовании под конвоем к западным границам России Винцингероде был освобождён партизанским отрядом А. И. Чернышёва на перегоне между Минском и Вильно.

В начале 1813 года Винценгероде командовал кавалерийским отрядом, а в сражении под Люценом — всею конницей союзников. После перемирия он участвовал в сражениях под Грос-Береном, Денневицем и Лейпцигом, а затем принимал участие и в кампании 1814 года.

Скончался 16 июня 1818 года в Висбадене, куда приехал на лечение: «Найден был сидевшим под деревом, в виде спящего». Похоронен 18 июня на кладбище близ Римских ворот. Могила сохранилась.



По материалам Википедии

Витгенштейн Петр Христианович
1768-1843

В начало

Витгенштейн Петр Христианович
Портрет Витгенштейна П.Х.
Художник Джордж Доу

Витгенштейн Петр Христианович, граф, с 1834 светлейший князь — русский военачальник немецкого происхождения, генерал-фельдмаршал (1826). В Отечественную войну 1812 года — командир отдельного корпуса на петербургском направлении. Действуя в отрыве от основной русской армии, сумел одержать ряд побед над наполеоновскими маршалами. В апреле-мае 1813 года — главнокомандующий русско-прусской армией в Германии. После ряда сражений с превосходящими силами Наполеона и последовавшего отступления понижен в должности. В начале Русско-турецкой войны 1828-1829 годов — главнокомандующий русской армией.

Один из самых богатых людей в стране: за ним числились 70 тысяч крепостных крестьян, несколько богатых имений и многомиллионное состояние.

Родился 25 декабря 1768 года в городе Переяславль Полтавской губернии. Происходил из древнего германского графского рода, известного с XI в. Сын генерал-поручика. Воспитывался в доме своего родственника генерал-фельдмаршала Н.И. Салтыкова.

Службу начал в 1781 сержантом лейб-гвардии Семеновского полка, а в 1789 переведен вахмистром в лейб-гвардии Конный полк.

В 1790 произведен в корнеты лейб-гвардии Конного полка.

В 1793 переведен премьер-майором в Украинский легко-конный полк.

Участвовал в военных действиях против Польши (1794), затем в составе корпуса графа В.А. Зубова воевал на Кавказе (1796).

За отличия в сражении при Остроленке (18 октября1794) награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.

В 1797 переведен в Ростовский драгунский полк, затем (в том же году) в гусарский Линдера полк.

В 1798 произведен в полковники, в 1798 — в генерал-майоры.

С 1799 шеф Мариупольского гусарского полка.

1 января 1801 неожиданно уволен от службы. После вступления на престол Александра I вновь возвращен на службу и 2 ноября 1801 назначен командиром Елисаветградского гусарского полка.

В кампанию 1805 отличился в боях при Штремберге, Амштеттене, Сент-Пельтене, Кремсе, Раузнице, Вишау. Во главе гусарской бригады отличился в сражении при Амштеттене (1806) и 12 января 1806 получил орден Святого Георгия 3-й степени.

Участник русско-турецкой войны 1806–12 и кампании 1807 против французов. Участник боев при Остроленке, Оленбурге, Дрензеве и т.д.

12 декабря 1807 произведен в генерал-лейтенанты и назначен шефом лейб-гвардии Гусарского полка.

Во время русско-шведской войны 1808–09 во главе отряда легкой пехоты (около 9 тыс. чел.) охранял побережье Финского залива.

С началом Отечественной войны 1812 назначен командиром 1-го пехотного корпуса. 5(17) июля его корпус выделен из 1-й армии для защиты Петербургского направления против корпусов маршалов Н. Удино и Ж: Макдональда.

19 июля 1812 под Клястицами остановил продвижение Удино на Петербург. После этого Витгенштейн, широко «разрекламированного» общественным мнением, стали называть «защитником Петрова града».

25 июля 1812 награжден орденом Святого Георгия 2-й степени. Дворянство Петербургской губернии преподнесло ему адрес, а купечество — 150 тыс. рублей.

5-6 августа потерпел поражение от корпусов Н. Удино и Л. Сен-Сира при Полоцке и был отброшен за Дриссу потеряв 5,5 тыс. чел. (против 3 тыс.).

В сентябре довольно успешно действовал против корпусов Сен-Сира и Виктора.

6 октября, имея 40 тыс. человек, атаковал войска Сен-Сира (2-й и 6-й корпуса; всего около 27 тыс. человек) и 7 октября взял Полоцк. Его потери составили около 8 тыс. человек, потери Сен-Сира — 6-7 тыс. человек.

18 октября нанес поражение французам при Чашниках, а 26 октября занял Витебск. Во время сражения на Березине действовал неудачно, безуспешно атакуя оборонявшие Студенку (где шла переправа остатков Великой армии) войска маршала Виктора. Однако его слава «спасителя Петербурга» не дала возможности обвинить его в ошибках. Опередив французскую армию, Витгенштейн без боя занял Кенигсберг (25.12.1812) и Берлин (20.2.1813).

24 мая 1813 нанес поражение войскам Э. Богарне при Меккерне. Когда после смерти М. И. Кутузова встал вопрос о главнокомандующем, он был решен в апреле 1813 в пользу Витгенштейна, хотя в армии было три генерала старше его и много более талантливых. Но расположение к нему Александра I сыграло свою роль. Приняв армию перед сражением под Лютценом, Витгенштейн как здесь, так и в битве при Бауцене не проявил никаких талантов и в целом действовал крайне неудачно. Правда, его действия были скованы присутствием при армии монархов союзных держав.

После Бауцена Витгенштейн обратился к императору с просьбой освободить его от командования и был заменен М.Б. Барклаем-де-Толли.

В сражении при Дрездене его корпус (около 25 тыс. чел.) удерживал правый фланг союзной армии.

Памятник Витгенштейну
Памятник Витгенштейну в городе Печоры

В «Битве народов» при Лейпциге войскам Витгенштейну (около 77 тыс. чел.) было поручено нанесение главного удара по французской армии.

В сражении при Бар-сюр-Об (15.2.1814) был тяжело ранен. После возвращения Наполеона во Францию (1815) поставлен во главе войск, расположенных в Курляндской и Лифляндской губерниях и в Царстве Польском, но принять участие в военных действиях не успел.

С 3 мая 1818 главнокомандующий 2-й армией и член Государственного совета.

С началом русско-турецкой войны 1828-29 назначен, главнокомандующим армией, действовавшей против Турции в Европе. Находившиеся под его командованием войска взяли крепости Исакча, Мачин и Браилов. Однако расстроенное здоровье Витгенштейна не позволяло ему активно участвовать в командовании войсками.

9 февраля 1829 он был уволен от должности и отошёл от всех дел.

1 мая 1834 королем Пруссии Витгенштейн был возведен в княжеское достоинство с титулом светлости (разрешено принять и пользоваться титулом в России в июне 1836).

Умер 30 мая 1843 года в местечке Лемберг, Австрия. Погребён в имении Каменка Ольгопольского уезда Подольской губернии.

Имя Витгенштейна с 1828 по-1915 носил 4-й гусарский Мариупольекий полк.



Залесский К.А. «Наполеоновские войны 1799-1815» Биографический энциклопедический словарь

Давыдов Денис Васильевич
1784-1839

В начало

Давыдов Денис Васильевич
Портрет Давыдова Д.В.
Художник Джордж Доу

Давыдов Денис Васильевич — русский поэт, наиболее яркий представитель «гусарской поэзии», мемуарист, генерал-лейтенант. Один из командиров партизанского движения во время Отечественной войны 1812 года.

Давыдов родился 16 (27) июля 1784 года в семье командира Полтавского легкоконного полка. Детство его прошло в Москве, и хотя своего отца, занятого службой, он видел редко, с юных лет Дениса манило к военным делам. Это влечение усилилось, когда в 1793 г. он обратил на себя внимание самого А. В. Суворова, который при осмотре Полтавского легкоконного полка заметил резвого мальчика и благословил его, сказав: "Ты выиграешь три сражения". Получив домашнее образование, Давыдов в 1801 г. начал службу эстардт-юнкером в Кавалергардском полку и через год был произведен в первый офицерский чин.

Другой страстью молодого кавалерийского офицера стала поэзия, его первые стихотворения были хорошо встречены литературными кругами. Вместе с тем при дворе его сатирические басни "Голова и ноги" и "Река и зеркало" (или "Деспот") были признаны "возмутительными", навлекли на него неудовольствие начальства. Давыдов был отчислен из гвардии в Белорусский гусарский полк. Там он быстро освоился в новой для себя среде и продолжал писать стихи, в которых воспевал прелести удалой гусарской жизни и которые способствовали росту его популярности. Буйно-удалой характер его поэзии нашел отражение в стихах "Гусарский пир", "Призыв на пунш" и др. Репутация "гуляки" и "сорви-головы", однако, была больше внешней: в душе Давыдов оставался прежде всего военным человеком, честным офицером, он был хорошим семьянином, любил природу и умел воспевать ее.

В 1806 г. Давыдову разрешили вернуться в гвардию, только что возвратившуюся в Петербург после кампании в русско-австро-французской войне 1805 г. Денис Васильевич вспоминал о тех днях: "От меня пахло молоком, от гвардии несло порохом". Мечтавший о подвигах офицер решился на смелый поступок: ночью, "дабы упредить новую колонну родственников", хлопотавших о своих близких, он проник в гостиницу, где остановился фельдмаршал М. Каменский, назначенный главнокомандующим в новой кампании против Наполеона, и попросил зачислении его в действующую армию. Настойчивость Давыдова была вознаграждена, и в конце концов он добился для себя должности адъютанта при генерале П.И.Багратионе. Первые его впечатления о войне были тяжелыми: он увидел груды убитых и обезображенных тел, по собственному признанию, первые ночи не мог спать.

В январе 1807 г. он получил боевое крещение при Вольсдорфе; будучи в передовой цепи, Давыдов смело повел ее в атаку и, увлекшись наступлением, едва не попал в плен. За смелые действия он получил свой первый орден - святого Владимира 4-й степени. Затем Денис Васильевич участвовал в сражениях под Прейсиш-Эйлау, Гутштадтом, Деппеном, при Гейльсберге (орден святой Анны 2-й степени) и Фридланде (сабля с надписью: "За храбрость").

В 1808 г. Давыдов вместе с Багратионом, командовавшим дивизией, отправился на русско-шведскую войну, в составе авангардного отряда Я. Кульнева участвовал в походе на север Финляндии, затем в знаменитом переходе по льду Ботнического залива на Аландские острова к берегам Швеции.

В 1809 г., когда Багратион был назначен главнокомандующим русской армией в войне против Турции, Давыдов отправился с ним на берега Дуная, участвовал во взятии Мачина, в сражении под Рассеватом и в осаде Силистрии. В следующем году, уже под началом графа Н. Каменского (сына фельдмаршала), отлично действовал под Шумлой, за храбрость был удостоен алмазных подвесок к ордену святой Анны 2-й степени.

К началу Отечественной войны 1812 г. Денис Васильевич в чине подполковника командовал батальоном Ахтырского гусарского полка во 2-й Западной армии Багратиона. После вторжения Наполеона в Россию он участвовал в жарких оборонительных боях, вместе с командующим горячо переживал затянувшееся отступление. Незадолго до Бородинского сражения Давыдов обратился к Багратиону с просьбой, учитывая непрочность коммуникаций французской армии, разрешить ему организацию партизанских набегов на тыл противника при поддержке населения. Это был, по сути, проект народной войны. Давыдов просил дать ему в распоряжение одну тысячу человек (кавалеристов), но "для опыта" ему дали лишь пятьдесят гусар и восемьдесят казаков.

Денис Давыдов Партизан
Денис Давыдов Партизан 1812 года
Художник А.Орловский

В первый же свой рейд, 1 сентября, когда французы готовились вступать в Москву, Давыдов со своим отрядом разгромил на Смоленской дороге, у Царева Займища, одну из тыловых групп противника, отбив обоз с награбленным у жителей имуществом и транспорт с военным снаряжением, взяв в плен более двухсот человек. Успех был впечатляющим. Отбитое оружие было здесь же роздано крестьянам.

Тактика партизанских действий Давыдова заключалась в том, чтобы избегать открытых нападений, налетать врасплох, менять направление атак, нащупывая уязвимые места противника. Гусару-партизану помогала тесная связь с населением: крестьяне служили ему лазутчиками, проводниками, сами принимали участие в истреблении французских фуражиров. Так как форма русских и французских гусар была очень схожа, жители поначалу нередко принимали кавалеристов Давыдова за французов, и тогда он переодел подчиненных в кафтаны, сам тоже облачился в крестьянскую одежду, отпустил бороду, навесил на грудь образ святого Николая-Чудотворца. Зная, что над новым обликом гусарского командира кое-кто посмеивается и что это злит Давыдова, Кутузов при случае с улыбкой его успокоил, сказав: "В народной войне это необходимо. Действуй, как ты действуешь. Всему свое время, и ты будешь в башмаках на придворных балах шаркать".

С удачами Давыдова рос и его отряд. Денису Васильевичу были даны два казачьих полка, кроме того, отряд все время пополнялся добровольцами и отбитыми из плена воинами. Особенно широкий' размах действия войсковых партизан приняли во время отступления Наполеона из России. Днем и ночью они не давали врагу покоя.

В конце октября 1812 г. Давыдов решился на смелое дело: соединившись с образовавшимися по его примеру партизанскими отрядами Фигнера, Сеславина и Орлова-Денисова, он 28 числа под Ляховым атаковал двухтысячную колонну генерала Ожеро. Окруженные французы сдались. "Победа сия тем знаменита, - отметил Кутузов, - что в первый раз в продолжение нынешней кампании неприятельский корпус положил перед нами оружие".

4 ноября под Красным Давыдов взял в плен генералов Альмерона и Бюрта, много других пленных и большой обоз. 9 ноября под Копысом и 14 ноября под Белыничами он также праздновал победы. 9 декабря вынудил австрийского генерала Фрелиха сдать ему Гродно. Давыдов не отличался жестокостью и не казнил пленных, как это делал, например, Фигнер, напротив, он удерживал других от самочинных расправ и требовал гуманного отношения к сдавшимся врагам. За кампанию 1812 г. он получил ордена святого Георгия 4-й степени и святого Владимира 3-й степени, а также чин полковника.

В 1813 г. отряд Давыдова вошел в состав корпуса генерал-адъютанта Винценгероде и участвовал с ним 1 февраля в бою под Калишем. Отличаясь всегда инициативой, лихой гусар без разрешения Винценгероде предпринял набег на Дрезден. Ему удалось добиться капитуляции гарнизона, но командир корпуса за самовольство отстранил Давыдова от должности и даже хотел отдать его под суд. Заступничество друзей и доброжелательное отношение к нему Александра I позволили Денису Васильевичу через некоторое время вернуться в армию. Получив под свое начальство два казачьих полка, он участвовал в походе к Рейну, в "битве народов" под Лейпцигом.

В начале кампании 1814 г. Денис Давыдов командовал Ахтырским гусарским полком, находился в авангарде Силезской армии Блюхера, за отличные действия в бою под Бриенном произведен в генерал-майоры. В Париж он вступил во главе гусарской бригады.

Денис Давыдов памятник в Москве
Денис Давыдов. Памятник в Москве

В 1815 г. Давыдов был назначен командиром бригады 1-й драгунской дивизии, но это его огорчило: "Служа весь век по легкой, за что меня назначили в это пресмыкающееся войско?" - сетовал он. Тогда ему дали 2-ю конно-егерскую дивизию, что также его не обрадовало: он ни за что не хотел расставаться с "красой природы" - усами, разрешенными тогда только гусарам. Сменив еще несколько должностей и заскучав от рутинной службы, Денис Васильевич отпросился в длительный отпуск, а в 1823 г. вышел в отставку. В этот период он издал ряд сочинений, получивших известность: "Опыт теории партизанских действий", "Дневник партизанских действий 1812 г.", "Разбор трех статей в записках Наполеона". Одновременно Давыдов не оставлял поэзии, писал стихи, подружился с Пушкиным, Вяземским, Языковым, Баратынским. Пушкин подшучивал над генералом-поэтом: "Военные думают, что он отличный писатель, а писатели уверены, что он отличный генерал".

По вступлении на престол Николая 1 Давыдов вернулся на военную службу и отправился к генералу Ермолову на Кавказ. С началом русско-иранской войны (1826 г.) он принял участие в боевых действиях. После отставки Ермолова и замены его Паскевичем, недружелюбно относившимся к генералу-поэту, Денис Васильевич уехал с Кавказа и несколько лет безвыездно жил в своей деревне, "разбитый нравственно и физически".

Польское восстание 1831 г. вновь вызвало его к боевой деятельности. Ему был поручен отряд с задачей не допускать волнений в крае между Вислой и Бугом. В апреле 1831 г. за взятие Владимир-Волынского Давыдов получил орден святой Анны 1-й степени, за последующие действия он был удостоен чина генерал-лейтенанта и ордена святого Владимира 2-й степени.

По окончании польской кампании Давыдов, выйдя в отставку, поселился в своем имении - деревне Верхняя Маза Симбирской губернии. Там он занялся исключительно литературным трудом, лишь изредка посещая Москву и Петербург. Писал мемуары, боролся с цензурой, урезавшей его статьи.

В 1839 г., когда в связи с 25-летием победы над Наполеоном готовилось торжественное открытие памятника на Бородинском поле, Денис Давыдов предложил перенести туда прах Багратиона. Это предложение было принято, и он должен был сопровождать гроб полководца, но не смог этого сделать по состоянию здоровья. Болезнь подкосила его силы, и 22 апреля Давыдов скончался в возрасте 54 лет. Был похоронен в своем имении.



Ковалевский Н.Ф._"История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века"

Дохтуров Дмитрий Сергеевич
1759-1816

В начало

Портрет Дмитрия Сергеевича Дохтурова
Портрет Дмитрия Сергеевича Дохтурова
Художник Джордж Доу

Дохтуров Дмитрий Сергеевич — русский военачальник, генерал от инфантерии (1810). Во время Отечественной войны 1812 года командовал 6-м пехотным корпусом, руководил обороной Смоленска от французов. Под Бородином командовал сначала центром русской армии, а потом левым крылом.

Дмитрий Сергеевич родился 1 сентября 1759 года в семье мелкопоместных дворян и детство провел в селе Крутом Тульской губернии. В семье Дохтуровых чтились военные традиции: отец и дед Дмитрия были офицерами лейб-гвардии Преображенского полка, старейшего полка русской гвардии, сформированного еще Петром I.

В 1771 г. отец отвез сына в Петербург и не без труда устроил его в Пажеский корпус. По выпуску из него (1781 г.) Дохтуров получил чин поручика гвардии и начал службу в Преображенском полку. Вскоре шефом полка стал князь Потемкин, который заметил способного офицера и в 1784 г. назначил его командиром роты егерского батальона.

В 1788 г. началась русско-шведской война, и вскоре капитан Дохтуров со своей ротой прибыл в Кронштадт, где его гвардейцы обучались ведению морского боя. В Роченсальмском морском сражении 1789 г. его рота, посаженная на шлюпки, под огнем противника обеспечивала проход русской эскадры для атаки шведского флота. Наградой Дохтурову стала золотая шпага с надписью: "За храбрость", которой его удостоила Екатерина II. Гребная флотилия гвардейцев Дохтурова отличилась и в кампании 1790 г.

После окончания войны Дмитрий Сергеевич принял решение перевестись из гвардии в армию, в 1795 г. в чине полковника он возглавил Елецкий мушкетерский полк, через два года за отличную подготовку полка произведен в генерал-майоры.

С 1803 г. в чине генерал-лейтенанта являлся шефом Московского пехотного полка. С этим полком в составе армии М. И. Кутузова он принял участие в русско-австро-французской войне 1805 г. Когда Кутузов, узнав о капитуляции союзников-австрийцев под Ульмом, начал отход по правому берегу Дуная, Наполеон направил на левый берег корпус Мортье, чтобы воспрепятствовать переправе русской армии через реку в районе Кремса. На Дохтурова была возложена задача обойти Мортье и нанести ему удар с тыла (удар с фронта осуществлял отряд Милорадовича). В трудных горных условиях, оставив на марше артиллерию, Дохтуров прошел по склонам Богемских гор и с тыла обрушился на французов. За вклад в победу под Кремсом он получил орден святого Георгия сразу 3-й степени.

Потом было Аустерлицкое сражение, в котором Дмитрий Сергеевич командовал первой колонной левого крыла русско-австрийской армии; в ходе неудачного сражения сохранил порядок в своих войсках при прорыве из окружения, проявив большое личное мужество. Когда русские дрогнули перед переправой, обстреливаемой сильным огнем, он первым подъехал к ней; адъютанты пытались его удержать, напомнив о жене, детях. "Нет, - ответил генерал, - здесь жена моя - честь, дети - войска мои" - и, обнажив свою золотую шпагу, бросился вперед, увлекая за собой подчиненных. Когда колонна Дохтурова, потерявшая половину своего состава, догнала русскую армию, ее уже считали погибшей. Мужество полководца сделало его имя известным всей России и за ее пределами. За Аустерлиц Дмитрий Сергеевич был удостоен ордена святого Владимира 2-й степени.

Генерал Дохтуров. 1812 год
Генерал Дохтуров. 1812 год

С началом русско-прусско-французской войны 1806 - 1807 гг. дивизия Дохтурова доблестно действовала при Голымине и Янкове. В сражении под Прейсиш-Эйлау Дохтуров получил ранение, но не покинул поля боя, был награжден во второй раз золотым оружием. Затем он отличился в боях под Гутштадтом и Гейльсбергом, был снова ранен. В сражении под Фридландом командовал центром и прикрывал отступление русско-прусских войск через реку Алле. За войну был удостоен орденов святой Анны 1-й степени, святого Александра Невского и прусского ордена Красного Орла. Личное мужество генерала, его раны, ровное и неизменно доброе отношение к людям снискали ему высокий авторитет, солдаты были готовы идти за своим "Дохтуром" на смерть.

Отечественную войну 1812 года генерал от инфантерии Дохтуров встретил командиром 6-го корпуса в составе 1-й армии М. Б. Барклая де Толли. Его корпус, находившийся в Лиде, был отрезан от главных сил, но после форсированного марша, делая по 50 километров в сутки, на семнадцатый день примкнул к Барклаю-де-Толли у Дриссы. Под Смоленском Дмитрий Сергеевич заболел лихорадкой, но не сдал командования; его войска, сменив истощенный корпус Раевского, весь день 5 августа героически защищали город, а затем присоединились к главным силам армии. "Смоленск излечил меня от болезни", - шутил Дохтуров.

В Бородинском сражении корпус Дохтурова находился в центре боевых порядков русских войск, приняв на себя сильные атаки французов. После того, как командующий 2-й армией П. Багратион был смертельно ранен, Дохтуров по распоряжению Кутузова принял на себя руководство левым флангом, сменив там генерала Коновницына, временно заменявшего Багратиона. Участник Бородинского сражения Ф. Глинка вспоминал: "В пожар и смятение левого крыла въехал человек на усталой лошади, в поношенном генеральском мундире, со звездами на груди, росту небольшого, но сложенный плотно, с чисто русскою физиономиею. Он не показывал порывов храбрости блестящей, посреди смертей и ужасов, окруженный семьею своих адъютантов, разъезжал спокойно, как добрый помещик между работающими поселянами; с заботливостью дельного человека он искал толку в кровавой сумятице местного боя. Это был Д.С.Дохтуров".

Под руководством Дохтурова 2-я армия сдерживала сильнейшее давление рвавшихся вперед французов, оставаясь в критическом положении. В самый разгар сражения Дохтуров получил от главнокомандующего записку: "Держаться до последней крайности". Между тем под ним убило лошадь, ранило другую. Он спокойно разъезжал по позициям, отдавая указания, руководя огнем, ободряя солдат. Вечером, когда сражение стихло, Кутузов встретил Дмитрия Сергеевича словами: "Позволь мне обнять тебя, герой!"

Генерал-патриот горячо переживал оставление Москвы. "Какой ужас! - писал он своим близким. - Мы уже по ею сторону столицы. Я прилагаю все старания, чтобы убедить идти врагу навстречу. Какой стыд для русских: покинуть Отчизну, без малейшего ружейного выстрела и без боя".

Бюст Д.С. Дохтурова в Смоленске
Бюст Д.С. Дохтурова в Смоленске

Исключительной была роль Дохтурова в сражении под Малоярославцем 12 октября. После ухода из Москвы именно сюда устремились французские войска, стремясь проложить себе путь отступления по новой Калужской дороге. По указанию Кутузова, переданному генералом Ермоловым, Дохтуров двинул свой 6-й корпус наперерез авангардным французским частям. "Наполеон хочет пробиться, - сказал Дмитрий Сергеевич, - но не успеет или пройдет по моему трупу". При поддержке корпуса Раевского Дохтуров весь день сражался за Малоярославец. Город восемь раз переходил из рук в руки, но французы так и не смогли пройти вперед, они были вынуждены свернуть на разоренную Смоленскую дорогу, что предопределило печальную участь армии Наполеона. За подвиг под Малоярославцем Дохтуров был награжден орденом святого Георгия 2-й степени.

В кампании 1813-1814 гг. Дохтуров участвовал в сражении под Дрезденом и четырехдневной битве под Лейпцигом, руководил блокадой Магдебурга, затем осадой Гамбурга, продолжавшейся несколько месяцев. После капитуляции Гамбурга он взял отпуск для поправки здоровья. К этому его подтолкнуло и недовольство бюрократическими порядками, возрождаемыми в армии из-за деятельности сановников в мундирах. Еще раз Дмитрий Сергеевич вернулся к командованию корпусом в период "ста дней" Наполеона, бежавшего с Эльбы: его 6-й корпус в составе армии Барклая-де-Толли двинулся к Рейну, но европейские союзники России успели самостоятельно разбить Наполеона под Ватерлоо.

После возвращения русских войск из-за границы Дохтуров вышел в отставку, последний год жизни провел в Москве, в своем доме на Пречистенке, где умер 14 ноября 1816 г. Похоронен в монастыре Давидова Пустынь Серпуховского уезда Московской губернии.

Незадолго до кончины Дмитрий Сергеевич получил драгоценный дар, в котором выразились любовь и уважение его бывших сослуживцев, - богатую табакерку с изображением битвы за Малоярославец и письмо генерала Канцевича от всего 6-го корпуса.

Дохтуров был небольшого роста, тучный, не отличался крепким здоровьем, но в его теле жила твердая и мужественная душа. В сражениях он никогда не боялся опасности, равнодушно относился к огню вражеских ружей, говоря: "На каждой пуле и на каждом ядре написано, кому быть раненым или убитым, и они свою жертву найдут. Не лучше ли в таком случае умереть на том месте, которое указывают долг и честь".

Дмитрий Сергеевич был честным, бескорыстным и щедрым человеком, он горячо любил Россию и все русское, даже недостатки русского народа казались ему выше достоинств иностранцев. Дохтуров был женат на племяннице известного поэта П.А. Вяземского княжне Марии Петровне Оболенской, от которой имел двух сыновей и двух дочерей.



Ковалевский Н.Ф._"История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века"

Ермолов Алексей Петрович
1777–1861

В начало

Портрет Алексея Петровича Ермолова
Портрет Алексея Петровича Ермолова
Художник Джордж Доу

Ермолов Алексей Петрович – российский военный и государственный деятель. Родился 24 мая (4 июня) 1777 в Москве в небогатой дворянской семье, происходившей из Орловской губернии. Сын статского советника П.А.Ермолова и М.Д.Давыдовой. В малолетнем возрасте записан в лейб-гвардии Преображенский полк. Образование получил в Московском университетском благородном пансионе.

Военную карьеру начал в 1791. Был адъютантом генерал-прокурора А.Н.Самойлова, затем перешел в артиллерию. Во время Польской кампании 1794 служил в войсках А. В. Суворова, отличился при штурме Праги (предместья Варшавы), 24 октября (4 ноября) 1794; награжден орденом Св. Георгия 4-й степени.

Участвовал в Персидском походе 1796; за доблесть при взятии Дербента удостоен ордена Св. Владимира 4-й степени и чина подполковника.

Вступил в Смоленский офицерский политический кружок «Вольнодумцы».

В 1798 по приказу Павела I арестован и заключен в Петропавловскую крепость, затем сослан на вечное поселение в Кострому. В период опалы (1798–1801) увлекся историей и военной наукой, выучил латинский язык.

В марте 1801 возвращен из ссылки и восстановлен в армии новым императором Александром I ; командовал ротой конной артиллерии.

В войне Третьей коалиции против Франции 1805 служил в армии М. И. Кутузова ; проявил героизм в сражении при Аустерлице 20 ноября (2 декабря) 1805; в 1806 произведен в полковники.

В ходе антинаполеоновской кампании 1806–1807 (Четвертая коалиция) отличился в битвах при Прейсиш-Эйлау 27 января (8 февраля), при Гейльсберге 29 мая (10 июня) и Фридланде 2 (14) июня 1807, продемонстрировав блестящие командирские способности; награжден тремя орденами и золотой шпагой «за храбрость».

В 1809 стал генерал-майором и инспектором конно-артиллерийских рот; позже возглавил отряд резервных войск в Киевской, Полтавской и Черниговской губерниях.

В 1811 назначен командиром гвардейской артиллерийской бригады, затем получил под начало гвардейскую пехотную дивизию и одновременно Литовский полк. Пользовался покровительством великого князя Константина Павловича.

После вторжения Наполеона в Россию стал 1 (13) июля 1812 начальником штаба Первой армии М. Б. Барклая де Толли; в период отступления много сделал для соединения в конце июля в Смоленске своей армии со Второй армией П.И.Багратиона.

В начале августа 1812 организовал оборону Смоленска. Умело руководил войсками в сражении у Валутиной горы 7 (19) августа 1812.

Памятник Ермолову в Орле
Алексей Петрович Ермолов
Рисунок карандашом

Во время Бородинской битвы 26 августа (7 сентября) после ранения Багратиона и захвата французами батареи Раевского лично повел солдат в контратаку и отбил батарею; удостоен ордена Св. Анны 1-й степени.

В сентябре 1812 возглавил штаб объединенных Первой и Второй армий, став ближайшим помощником М.И.Кутузова. Внес большой вклад в развертывание партизанской войны. Когда Наполеон оставил Москву и двинулся на Калугу, по своей инициативе направил корпус Д.С.Дохтурова к Малоярославцу, что не позволило французам прорваться в богатые южные губернии и заставило их отступать по старой смоленской дороге. В октябре 1812 произведен в генерал-лейтенанты.

Во время Заграничного похода русской армии 1813–1814 командовал сначала артиллерии союзных войск, а затем (с апреля 1813) – 1-й гвардейской пехотной дивизией.

В сражении при Кульме 17–18 (29–30) августа 1813 выдерживал атаки превосходящих сил генерала Вандамма до подхода главных сил; приняв командование от тяжелораненого А.И.Остермана-Толстого , нанес поражение французам. Произведен в генерал-лейтенанты. Руководя гренадерским корпусом, сыграл важную роль в последней кампании против Наполеона в феврале-марте 1814, завершившейся капитуляцией Парижа. Награжден орденом Св. Георгия 2-й степени.

По возвращении в Россию в 1816 назначен командиром Отдельного Грузинского (позже Кавказского) корпуса и одновременно чрезвычайным и полномочным послом в Персии.

В 1817 нанес визит в Тегеран для разрешения спорных пограничных вопросов. Осуществлял общее руководство военными действиями на Кавказе.

Чтобы покончить с систематическими набегами горцев на Грузию и Кавказскую губернию и устранить постоянную угрозу Военно-грузинской дороге, главной коммуникации между Грузией и Россией, предложил Александру I отказаться от прежней тактики нерегулярных карательных походов в горные районы и убедил его в необходимости планомерного завоевания Кавказа.

В 1817 начал Кавказскую войну, длившуюся до 1864. Следовал тактике постепенного продвижения вглубь горской территории и ее освоения: пролагал дороги, строил крепости (Грозная, Внезапная, Бурная), создавал оборонительные линии (Имеретинская, Кахетинская, Сунженская). Ввел практику детского аманатства (заложничества).

В 1818 совершил несколько военных экспедиций в Чечню, Дагестан и на Кубань; произведен в генералы от инфантерии.

В 1820 подавил волнения в Имеретии, Гурии и Мингрелии.

В 1821 стал главноуправляющим Грузии; способствовал развитию образования, торговли, виноделия и шелководства; перестроил Тифлис и основал Пятигорск. В 1821 окончательно подчинил Абхазию, в 1822 – Карабахское ханство, в 1823 – Ширванское ханство.

Памятник Ермолову в Орле
Памятник Ермолову в Орле

Критически относился к режиму аракчеевщины. Был близок к оппозиционным кругам; декабристы прочили его в члены будущего Временного правительства.

После смерти Александра I 19 ноября (1 декабря) 1825 некоторое время выжидал, прежде чем привести свои войска к присяге Николаю I, вызвав этим недовольство нового императора. Ввиду концентрации персидских войск на границе неоднократно требовал подкреплений, но безуспешно. Не располагая достаточными силами, не смог помешать вторжению в Грузию армии Аббас-Мирзы в июне 1826.

Назначение И.Ф.Паскевича в качестве его помощника, а фактически контролера с правом прямого доклада императору, заставило А.П.Ермолова в начале 1827 подать в отставку.

В 1831 назначен членом Государственного совета, однако от участия в его работе уклонялся.

Памятник Ермолову в Пятигорске
Памятник Ермолову в Пятигорске

В сентябре 1835 в связи с открытием памятника в Кульме получил орден Св. Андрея Первозванного, в 1837 – чин генерала от артиллерии.

В 1839 ушел с государственной службы и переехал в Москву. Написал мемуары (Записки), изданные впервые в 1863. Пользовался всеобщим уважением.

Во время Крымской войны 1853–1855 избран начальником Московского губернского ополчения. Умер от водянки в Москве 11 (23) апреля 1861. По завещанию похоронен в Орле в Троицкой кладбищенской церкви.

Как военачальник А.П.Ермолов был представителем суворовской школы. На поле боя его отличали самостоятельность решений, настойчивость в их осуществлении, умение сохранять контроль над войсками в самых критических ситуациях. Выступал против линейной тактики и кордонной стратегии (равномерное распределение сил по всему фронту). Неприязненно относился к палочной дисциплине и прусским военным порядкам, возрождал суворовские традиции обучения и воспитания войск. Пользовался огромной популярностью в армии.



Иван Кривушин

Коновницын Петр Петрович
1764–1822

В начало

Портрет Петра Петровича Коновницына
Портрет Петра Петровича Коновницына
Художник Джордж Доу

Коновницын, граф, Петр Петрович, генерал от инфантерии, сенатор, герой Отечественной войны, в 1815-1819 гг. военный министр Российской империи.

Родился в 1764 году. В 6 лет был записан кадетом в артиллерийский и инженерный корпус, но учился дома.

В 1785 году Коновницын был произведен в прапорщики гвардии и начал действительную службу. Боевое крещение Коновницын получил в русско-шведской война 1788 - 1790 гг. в Финляндии; в 1791 г. он, по своему желанию, был переведен премьер-майором в армию князя князя Потемкина, действовавшую против турок, но в боях ему быть не пришлось за окончанием войны. По заключении Ясского мира Коновницын, в чине подполковника, был назначен командиром Старооскольского мушкетерского полка и с ним участвовал в войне против польских конфедератов, и получил чин полковника и орден святого Георгия 4 степени.

В 1797 году Коновницын был произведен в генерал-майора и назначен шефом Киевского гренадерского полка, а в 1798 г. — шефом Углицкого мушкетерского полка, названного его именем. 2 ноября того же года Коновницын, вместе со многими другими генералами, был отстранен Императором Павлом от службы и 8 лет провел в деревне, где много читал и работал по любимым им военным наукам.

Военная карьера Коновницына возобновилась в 1806 г., когда дворянство Санкт-Петербурга избрало его начальником губернского земского ополчения. Он быстро сформировал и отправил на театр военных действий 4 батальона, успешно действовавших всё время кампании. Наградой ему был орден святой Анны 1 степени, милостивый Высочайший рескрипт и 3 тысячи десятин земли.

В конце 1807 г. Коновницын был принят на действительную службу и назначен в Свиту Его Величества. 20 января 1808 года он был назначен дежурным генералом армии графа Буксгевдена, начавшей военные действия в Финляндии. В этой должности Коновницын не только прекрасно организовал продовольственную и квартирмейстерскую часть, но и принял участие во многих боевых делах, преимущественно руководя действиями артиллерии. За участие во взятии Свеаборга (6 марта) Коновницын получил чин генерал-лейтенанта и драгоценную табакерку с портретом Императора.

В начале июля он быстрым движением к Або и энергичной атакой в решительную минуту содействовал отражению шведского десанта генерала Фегезака. 22 июня он отразил попытку шведов высадиться у мыса Рунсало, а затем и попытку их же произвести высадку у Кимито. Наградой за последнее дело был орден святого Георгия 3 степени.

К концу войны Коновницын был начальником 3-ей пехотной дивизии. Веденный им журнал военных действий в шведскую войну, к сожалению, не сохранился.

В 1810-11 гг., во время действия континентальной системы, дивизия Коновницына охраняла берега Балтийского моря от Полангена до Гапсаля.

В Отечественную войну, командуя той же дивизией, бывшей в корпусе генерала П.А. Тучкова, Коновницын принял деятельное участие в бою при Островно (14 июля), где сражался целый день, сперва против Мюрата и Богарне, а потом и против самого Наполеона, не дав неприятелю никаких трофеев.

5 августа он защищал в Смоленске Малаховские ворота, при чём был ранен, но до вечера не позволил сделать себе перевязки и одним из последних оставил город.

6 августа он храбро дрался при Лубине.

С 17 по 23 августа, командуя арьергардом соединившихся русских армий, Коновницын непрерывно имел столкновения с авангардом Мюрата, действуя очень успешно и энергично.

В сражении при Бородине, после ранения князя Багратиона, Коновницын принял командование 2-ой армией, привел в порядок расстроенные части, а затем сдал командование ею присланному Кутузовым Дохтурову. Сражаясь в рядах солдат, Коновницын в этот день получил 2 контузии. На другой день после битвы Кутузов назначил его командиром корпуса вместо раненого П.А. Тучкова. За Бородино Коновницын получил украшенную бриллиантами шпагу.

На совете в Филях он подал голос за сражение перед Москвой.

4 сентября Коновницын был назначен Кутузовым дежурным генералом всех армий и проявил на этом важном и ответственном посту свою обычную распорядительность и замечательную неутомимость: спал не более 3 часов в сутки и в 2 недели создал новую сильную армию из расстроенной при Бородине.

Перед Тарутином он заболел сильной лихорадкой, но, несмотря на болезнь и данное Кутузову обещание остаться вне боя, не выдержал, принял участие в сражении, лично бросился в атаку и едва не был изрублен.

Очень деятельное участие Коновницын принял в бою под Малоярославцем когда в решительную минуту Кутузов сказал ему: «Петр Петрович! Ты знаешь, как я берегу тебя и всегда упрашиваю не кидаться в огонь; но теперь прошу тебя очистить город!» Коновницын с 3-ей дивизией оттеснил французов и взял город.

Под Вязьмой и Красным он также лично участвовал в сражениях, отдавая приказания именем фельдмаршала. Кроме шпаги с алмазами, за войну 1812 года Коновницын получил орден святого Владимира 2 степени, святого Александра Невского, святого Георгия 2 степени и звание генерал-адъютанта.

Командуя в 1813 году Гренадерским корпусом, Коновницын был ранен в ногу под Люценом и выбыл на некоторое время из строя, отправившись для лечения в Россию. В сентябре он вернулся к армии и под Лейпцигом находился при Александре I.

12 декабря 1815 года Коновницын был назначен военным министром и занимал этот пост до 25 ноября 1819 года, когда был назначен главным директором Пажеского и проч. кадетских корпусов и Царскосельского лицея.

Бюст П. П. Коновницына
Бюст П.П. Коновницына в городе Гдов

Умер он 28 августа 1822 года. Последними наградами Коновницын были: бриллиантовые знаки ордена святого Александра Невского, чин генерала от инфантерии и графский титул. В качестве военного министра Коновницын был подчинен начальнику главного штаба Его Величества, генерал-адъютанту П.М. Волконскому, и был самостоятелен лишь в области хозяйственного управления. Создавшееся благодаря этому двойственное положение военного министра делало пост этот крайне трудным. К тому же Коновницын не обладал хозяйственным опытом и имел перед собой печальный пример своего предшественника князя Ал. И. Горчакова; поэтому он оказался необычайно осторожным и даже недоверчивым начальником. Эта осторожность Коновницына признается, однако, историком военного министерства, генералом Н. А. Даниловым, очень уместной при расстроенном продолжительными войнами финансовом состоянии Империи. На независимом от начальника главного штаба и подчиненном лишь номинально В. К. Константину Павловичу посту главного директора кадетских корпусов Коновницын оказался очень добрым и заботливым начальником, с большой любовью относившимся к питомцам и пользовавшимся их любовью и уважением.

Коновницын был одним из выдающихся русских боев. генералов Александровской эпохи. Он любил солдат, умел с ними говорить и очень о них заботился; солдаты, в свою очередь, платили ему чрезвычайной привязанностью и совершали под его командой чудеса храбрости. Сам Коновницын был весьма храбр: в колпаке, с длиной трубкой в зубах и нагайкой в руках, он обыкновенно спокойно находился под огнем неприятеля, даже на очень близком расстоянии. Неоднократно Коновницын принимал участие и в рукопашных схватках. От подчиненных он требовал строгой дисциплины, хотя свое недовольство обычно выражал только насмешкою.

Коновницын был очень религиозен; во время Отечественной войны он часто обращался к солдатам в сражениях со словами: «Помните, что вы сражаетесь за Пречистую Деву, за Дом Пресвятой Богородицы!» Современники с большим уважением отзывались о Коновницыне, отмечая его «самоотвержение, всегда присутственное, равное величию самой борьбы за честь и целость отечества, и кротость нрава, истинно умилительностью украшенного».



Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)

Кульнев Яков Петрович
1763–1812

В начало

Портрет Кульнева Якова Петровича
Портрет Кульнева Якова Петровича
Художник Джордж Доу

Кульнев Яков Петрович — русский полководец, герой Отечественной войны 1812 года. Гусар. Генерал-майор. Кавалер ордена Святого Георгия III степени и Золотого оружия «За храбрость».

Первым из русских генералов Отечественной войны 1812 года пал в бою.

Будущий народный герой Яков Кульнев родился 25 июля 1763 года в небогатой дворянской семье. Все состояние Кульневых заключалось в офицерском жалованье отца и маленьком родовом поместье Болдыреве Калужской губернии с 25 душами крепостных. В 7-летнем возрасте Яков Кульнев был определен отцом на учебу в Сухопутный кадетский корпус.

В 1786 г. он закончил его с большой серебряной медалью и начал службу в Петербургском драгунском полку. В составе полка он принял участие в русско-турецкой войне 1787–91 гг и отличился при взятии Бендер.

В 1794 г. Кульневу довелось действовать под началом А.В. Суворова в военной кампании против польских повстанцев, сражаться под Кобрином, Крупчицами, Брест-Литовском, Варшавой. Великий полководец навсегда стал его кумиром, он всегда говорил о нем с обожанием и восторгом. Простота личной жизни и забота о солдатах, отвага и дерзость в бою, жизнь только для "бранной славы" и чести отечества - эти суворовские черты стали для молодого офицера идеалом военной службы.

После польской кампании судьба, однако, не благоволила к Кульневу. Ему не довелось в 1799 г. последовать за Суворовым в Итальянский и Швейцарский походы, не удалось сражаться с французами под Аустерлицем в 1805 г. Только на 22-м году военной службы Яков Петрович был произведен в подполковники.

В 1807 г., возглавив Гродненский гусарский полк, он, наконец, отправился на войну, которую Россия и Пруссия вели против Франции. Проявляя необыкновенный боевой задор и военное искусство, он отличился в сражениях под Гутштадтом, Гейльсбергом, Фридландом, был удостоен орденов святого Владимира 4-й степени и святой Анны сразу 2-й степени. После Фридланда, где Кульнев со своим полком геройски бился в окружении, а затем стойко прикрывал отход русских войск, его имя стало известным всей армии.

В русско-шведской войну 1808–09 гг Яков Петрович вновь проявил высшую боевую доблесть и замечательные качества кавалерийского начальника. Действуя в Финляндии во главе передового отряда русских войск, он без устали атаковал противника, нанося шведам поражение за поражением. Дважды он был контужен, но не оставлял боевого строя. Он повторял одно только слово - "вперед". "Ежели бы даже случилось, что у вас осталось хоть два человека, - говорил Кульнев, - то честь и слава и тут не бежать от неприятеля, а иметь его на глазах".

За взятие г. Якобштадта Кульнев получил в награду золотую саблю. В бою при Иппери его отряд смял противника, захватив в плен начальника шведского авангарда генерала Левенгельма, за что Яков Петрович удостоен чина полковника. Доблестно действовал Кульнев и в сражениях при Лаппо, Куортане и Оравайсе, заслужив чин генерал-майора и орден святого Георгия 3-й степени при именном рескрипте Александра I.

Атака гусар Кульнева у Клястиц 20 июля 1812
Атака гусар Кульнева у Клястиц 20 июля 1812

Денис Давыдов, служивший в отряде Кульнева в Финляндии, отмечал неутомимость своего командира. "Все разоблачение его на ночной сон, - писал Давыдов, - состояло в снятии с себя сабли, которую он клал у изголовья. ...Во время ночи каждый возвращающийся начальник разъезда был обязан будить его и доносить, видел или не видел неприятеля". "Я не сплю, - говорил Кульнев, - чтобы спала вся армия".

В кампании 1809 г. Яков Кульнев отличился, командуя авангардом корпуса П. Багратиона во время перехода русских войск через льды Ботнического залива. Перед началом этого трудного похода Яков Петрович объявил своему отряду: "Бог с нами, я перед вами, князь Багратион за нами. Поход до шведского берега венчает все труды... Иметь с собой по две чарки водки на человека, кусок мяса и хлеба и два гарнца овса". Поход был совершен ускоренным маршем и увенчался взятием Аландских островов. Не мешкая, Кульнев через ледяные горы с боями прорвался к шведскому берегу и занял Гриссельгам, угрожая Стокгольму. С этого времени эпитеты "храбрый" и "доблестный" стали неотделимы от его имени. Успешное окончание войны принесло Якову Петровичу орден святой Анны 1-й степени.

О популярности Кульнева говорил следующий факт. Пушкин в своей повести "Дубровский" вложил в уста помещицы Глобовой такой рассказ: "...Вдруг въезжает ко мне человек лет 35-ти, смуглый, черноволосый, в усах, в бороде, сущий портрет Кульнева..."

В1810-1811 гг. Яков Петрович во главе Белорусского гусарского полка участвовал в очередной русско-турецкой войне. За отличие в боях под Шумлою он был награжден арендой на 12 лет по 1000 рублей, которую он тотчас подарил в приданое дочери своего брата; за Батинское сражение его увенчала новая награда - золотая сабля с алмазами. Затем Кульнев участвовал во взятии Никополя и в блокаде Рущука. После одного из неудачных боев темпераментный генерал-гусар вступил в спор с главнокомандующим Н. Каменским и после этого конфликта вынужден был покинуть действующую армию.

С 1811 г. Кульнев вновь командовал Гродненским гусарским полком, а с началом Отечественной войны 1812 г. ему было поручено возглавить 5-тысячный кавалерийский отряд в составе корпуса П. X. Витгенштейна. Корпус прикрывал пути к Петербургу, и отряду Кульнева неизменно поручалась самая сложная задача - действовать в авангарде или арьергарде, первым атаковать и последним отходить. Умело действуя против наседавших французов, Кульнев нанес им ряд ощутимых поражений. 18 - 19 июля у Клястиц и Якубово он разгромил авангард французского корпуса маршала Удино, захватив девятьсот пленных и большой обоз противника. 20 июля Кульнев переправился через Дриссу, вновь атаковал французов и опрокинул их. Увлекшись преследованием, он не заметил подхода главных сил французского корпуса, обрушивших на его отряд сильный артиллерийский огонь. Прорываясь назад, Яков Петрович замыкал отступление своего отряда, и в этот момент неприятельское ядро сразило ег о, картечью ему оторвало обе ноги выше колен. Последними словами умирающего героя были: "Друзья, не уступайте врагу ни шага родной земли. Победа вас ожидает!"

Так, не дожив всего несколько дней до своего сорокадевятилетия, погиб славный воин суворовской школы Яков Петрович Кульнев. Он был погребен на месте гибели у деревни Сивошино. Впоследствии братья перевезли его прах в свое имение Илзенберг Витебской губернии (ныне с.Брезгале, Латвия), а на месте гибели Якова Петровича был поставлен памятник. На лицевой его стороне выгравирован отрывок из стихотворения В.А.Жуковского "Певец во стане русских воинов":


        Где Кульнев наш, рушитель сил,

        Свирепый пламень брани?

        Он пал - главу на щит склонил

        И стиснул меч во длани...


Наполеон назвал Кульнева "одним из лучших генералов русской кавалерии". Это был человек подлинно боевой натуры. Вечно деятельный и жаждущий сражаться, Яков Петрович говорил: "Люблю матушку Россию за то, что у нас всегда хоть в одном углу да дерутся". Неустрашимый и грозный в бою, он был великодушен к побежденному противнику и мирному населению. "Кульнев идет!" - передавалась молва среди финнов, и это означало, что идет благородный противник, которого не надо бояться, который станет другом.

Бюст Я. П. Кульнева
Бюст Я. П. Кульнева, установленный в его родовом поместье, ныне Историко-краеведческом музее Лудзы

Будучи уже генералом, он носил шинель грубого солдатского сукна и ел самую простую пищу. Он считал бедность необходимым атрибутом воина и приводил такой довод: "Убожество было первой добродетелью римлян, победивших всю вселенную, но которых, наконец, богатство, попавшее в их руки, развратило". Однажды задумав жениться, Яков Петрович порвал со своей невестой, когда та поставила ему условием для брака немедленный выход в отставку. "Ничто на свете, - писал он ей, - даже самая любовь, которую я к вам питаю, не возможет отвратить меня от сердечного ощущения беспредельной любви к отечеству и к должности моей. Прощайте, любезная и жестокая очаровательница".

Кульнев был хорошо образован, проявлял живой интерес к истории, особенно к истории России и Древнего Рима. Придерживаясь демократических взглядов, Яков Петрович отпустил на волю своих крепостных. Вполне бескорыстный, честный, строгий к себе и подчиненным, он был любим солдатами за отеческую заботу о них. Время подтвердило правоту слов Кульнева: "Герой, служащий отечеству, никогда не умирает и в потомстве воскресает".



Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века

Кутузов Михаил Илларионович
1745-1813

В начало

Кутузов Михаил Илларионович
Кутузов Михаил Илларионович
Художник Р. М. Волков
1813

Кутузов Михаил Илларионович — русский полководец, главнокомандующий в Отечественной войне 1812 года. Генерал-фельдмаршал.

Кутузов родился 5 [16] сентября 1745 года в Санкт-Петербурге, в семье военного инженера, генерал-поручика.

В 1759 году закончил инженерно-артиллерийскую школу и за выдающиеся успехи в познании наук был оставлен в ней преподавателем.

В 1761 году получил чин инженер-прапорщика и назначение на должность командира роты Астраханского пехотного полка.

С 1762 года в звании капитана был адъютантом Ревельского генерал-губернатора. Затем вновь служил в войсках, в том числе и стоявших в Польше.

В 1767 году Кутузова включили в "Комиссию по составлению нового уложения" — одного из государственных проектов императрицы Екатерины II Великой. Он получил обширные знания в области права, экономики и социологии.

Участвовал в Русско-турецкой войне 1768-1774 годов в составе 1-й действующей армии (с 1770 года). Ему довелось служить под началом таких великих полководцев, как П.А. Румянцев-Задунайский и А.В. Суворов-Рымникский. Кутузов проявил себя в той войне храбрым, энергичным и инициативным офицером. Участвовал в больших полевых сражениях при Рябой Могиле, Ларге и Кагуле. Водил в штыковую атаку гренадерский батальон и преследовал разбитых турок.

На войне за отличия был произведен в премьер-майоры и назначен обер-квартирмейстером (начальником штаба) корпуса. За доблесть в бою при Попештах в 1771 году получил чин подполковника. В следующем году переводится во 2-ю Крымскую армию. В Крыму Михаилу Голенищеву-Кутузову и довелось стать офицером-героем русской армии.

В июле 1774 года он командовал гренадерским батальоном в бою против турецкого десанта близ деревни Шумы (ныне Кутузовка). Под роем пуль он командовал гренадерами, которые шли в штыки на турок, укрывшихся за завалом из камней и деревьев. В том бою Кутузов и получил тяжелое ранение в висок и правый глаз. Хотя врачи считали его рану смертельной, выжил.

Наградой за тот подвиг в бою у деревни Шумы стал орден Святого Георгия 4-й степени. По личному указанию императрицы Екатерины II георгиевскому кавалеру был дан отпуск для лечения за границей. Государыня, которая знала перспективного офицера лично, сказала: "Надобно беречь Кутузова. Он у меня будет великим генералом…"

После лечения за границей, которое больше напоминало разведывательную поездку, М.И. Кутузов шесть лет служил под командованием Суворова, занимаясь организацией обороны крымского побережья.

В 1777 году был назначен командиром Луганского пикинерского, затем Мариупольского легкоконного полков.

В 1784 году получил чин генерал-майора.

Орден Кутузова
Орден Кутузова

В следующем году Кутузов назначается командиром Бугского егерского корпуса, который он сам и сформировал. Михаил Илларионович разработал тактику легкой егерской пехоты, которая сохранялась в рядах русской армии до начала 1918 года. Основы тактики были изложены им в особой инструкции.

Славу военачальника М.И. Голенищев-Кутузов снискал во время Русско-турецкой войны 1787-1791 годов. Сперва он своими егерями Бугского корпуса охранял государственную границу по берегу реки Южный Буг. Летом 1788 года принял участие в бою под стенами турецкой крепости Очаков, где получил второе тяжелое ранение пулей в голову. Врачи опять посчитали ранение смертельным. После выздоровления воевал под Аккерманом, Каушанами, Бендерами.

В декабре 1790 года он стал участником осады самой мощной крепости Турции на ее границах — Измаила близ устья Дуная. Генерал-майор командовал 6-й штурмовой колонной русских войск, которой выпала едва ли не самая трудная задача — взять Новую крепость. Кутузовские солдаты дважды врывались на измаильский вал, и дважды контратакующие турки сбрасывали их и крепостной ров. Только после третьей атаки вражеское сопротивление было сломлено.

В день штурма Измаила Михаил Илларионович все время приступа находился на виду атакующих, руководил взятием Новой крепости под пулями и ядрами. Он заслужил право быть названным в русской армии героем в генеральских эполетах. В победной реляции А.В. Суворов-Рымникский дал его действиям самую высокую оценку, назначив командира бугских егерей комендантом поверженной турецкой крепости. Кутузов за Измаил был произведен в генерал-поручики.

В 1791 году Кутузов отразил попытку турок вернуть себе Измаил. Как комендант крепости на Дунае, он командовал русскими войсками, действовавшими между реками Прут и Днестр. В июне 1791 года его отряд, переправившись через Дунай, внезапным ударом разгромил 23-тысячное османское войско при Бабадаге.

Затем в июле того же года во главе сводного отряда снова переправился через Дунай и овладел неприятельской крепостью Мачин, уничтожив ее укрепления. Тогда ему противостоял великий визирь Юсуф-паша, который имел под своим командованием примерно 80-100 тысяч войск. Кутузов выиграл Мачинское сражение благодаря умело направленной атаке русской кавалерии, которая, прорвавшись через неприятельский фланг, зашла туркам в тыл. Посте этого войско великого визиря обратилось в бегство, оставив победителям 35 орудий и походный лагерь огромной султанской армии.

За такую "знатную" победу генерал-поручик М.И. Голенищев-Кутузов был награжден очередным орденом Святого Георгия, полководческой 2-й степени. Главнокомандующий русскими войсками князь Репнин доносил в Санкт-Петербург: "Расторопность и сообразительность генерала Кутузова превосходят всякую мою похвалу…"

После Ясского мира Кутузов был отправлен в 1792 году чрезвычайным послом России в столицу Оттоманской Порты Стамбул (Константинополь). Там он проявил себя выдающимся, дипломатом, блистательно выполнив поручения императрицы Екатерины II.

В 1794 году его назначили директором Сухопутного шляхетского корпуса. На этом посту М.И. Кутузов воспитал много способных офицеров, которые впоследствии отличились в Отечественной войне 1812 года и других войнах Российской империи первой половины XIX столетия.

С 1795 года Михаил Илларионович был командующим и инспектором войск, расквартированных в Финляндии. В 1798 году получил звание генерала от инфантерии. Успешно выполнил дипломатическую миссию в Пруссии, сделав ее союзницей России против Франции. Был литовским и санкт-петербургским генерал-губернатором.

Памятник Кутузову в Москве
Памятник Кутузову в Москве

В 1802 году Кутузов вызвал неудовольствие императора Александра I неудовлетворительным состоянием столичной полиции и, попав в опалу, попросился в отставку. Его просьба была удовлетворена, и он три года прожил в своем имении, находясь не у дел государственных и военных.

Когда началась война с завоевателем Европы Наполеоном Бонапартом, российский государь Александр I послал в 1805 году на помощь союзной Австрии две русские армии. Командовать одной из них он поручил генералу от инфантерии М.И. Голенищеву-Кутузову. Пока его 50-тысячная армия находилась на марше, союзники-австрийцы потерпели полный разгром в сражении под Ульмом. Кутузов оказался один против превосходящих неприятельских сил.

Тогда русский полководец совершил свой знаменитый отступательный марш-маневр от Браунау к Ульмицу (Оломоуцу), чтобы не позволить французам окружить свою армию. В ходе маневра русские разбили войска наполеоновских маршалов Мюрата под Аштеттином и Мортье под Дюренштейном. Этот марш вошел в историю военного искусства как замечательный образец стратегического маневра.

Вопреки кутузовскому мнению император Александр I и австрийский император Франц I перешли в наступление на французскую армию. 20 ноября 1805 года состоялось Аустерлицкое сражение, в котором русский главнокомандующим оказался фактически отстраненным от руководства войсками. Наполеон одержал под Аустерлицем одну из самых крупных своих побед. Александр I, прямой виновник поражения союзных русско-австрийских войск, вину за него возложил на Кутузова, и тот снова оказался в опале.

Генерал от инфантерии был назначен киевским военным губернатором. В марте 1808 года ему поручили командовать корпусом Молдавской армии. Но из-за разногласий по поводу ведения боевых действий против турок в войне 1806-1812 годов и штурма крепости Браилов у Кутузова не сложились отношения с престарелым главнокомандующим генерал-фельдмаршалом А. А. Прозоровским. В результате опального полководца назначили виленским военным губернатором. Однако именно Кутузову пришлось завершить эту затянувшуюся Русско-турецкую войну, на которую в Париже возлагали большие надежды: император Наполеон I Бонапарт уже деятельно готовился к вторжению в Россию. В 1811 году, когда война с Турцией зашла в тупик, российский император назначил главнокомандующим Молдавской армией опального полководца. В Рущукском сражении, имея всего 15 тысяч войск, Кутузов нанес сокрушительное поражение 60-тысячной султанской армии под командованием опытного Ахмет-паши.

После одержанной победы он преднамеренно отвел русскую армию за Дунай, в Валахию. За ним на противоположный дунайский берег устремился и неприятель. И 40 тысяч турок оказались блокированными русскими войсками в лагере под Слободзеей. Вскоре султанская армия сдалась "на сохранение" русскому главнокомандующему, а султан Махмуд II, лишившись цвета своего воинства, вынужден был заключить мир с Россией на выгодных для нее условиях.

Генерал от инфантерии М.И. Голенищев-Кутузов за победное окончание войны с Оттоманской Портой получил графский титул, но не вернул себе расположение императора. Александр I был недоволен его действиями во главе Молдавской армии, и условиями заключенного Кутузовым (он обладал такими правами) мира с турками. Полководец снова был отстранен от командных должностей в русской армии.

В начале Отечественной войны 1812 года Михаила Илларионовича избрали начальником сперва Санкт-Петербургского, а затем Московского ополчений. После того как русские войска оставили Смоленск, под давлением общественности государь назначил Кутузова главнокомандующим всей русской действующей армией, уступив мнению членов Особого правительственного комитета.

Главнокомандующий прибыл к отступавшей к Москве русской армии у Царево-Займище. За два месяца отступления она отошла от государственной границы более чем на 800 километров. До Москвы оставалось около 150. И все же Кутузов решил отвести 1-ю и 2-ю Западные армии еще дальше, вглубь России. Он учитывал значительное превосходство наполеоновской Великой армии и отсутствие у своей армии подготовленных резервов. Пройдет время, и историки назовут это его решение гениальным.

Не получив обещанных императором крупных подкреплений, Кутузов решил дать Наполеону генеральное сражение, выбрав для этого удобную позицию. Ею стало огромное поле у деревни Бородино. Состоявшаяся здесь 26 августа Бородинская битва развеяла миф о непобедимости императора-полководца Наполеона Бонапарта.

Штаб М.И.Кутузова на Бородинском поле
Штаб М.И.Кутузова на Бородинском поле
Художник А.Ю.Аверьянов

Наполеон привел под Бородино 135 тысяч солдат при 578 орудиях. В его распоряжении были войска почти половины Европы. Русская же армия в Отечественной войне 1812 года не имела ни одного союзника. На Бородинском поле она насчитывала 120 тысяч человек, из них 10 тысяч ополченцев, в боях не участвовавших, 7 тысяч казаков и 640 орудий.

Готовясь к сражению с сильнейшей европейской армией, Кутузов умело воспользовался природными особенностями избранной им позиции на поле Бородина. Она защищала и Старую, и Новую Смоленские дороги, ведущие к Москве. А Наполеон, начиная свой Русский поход, задумал поразить Россию в сердце. Фланги позиции нельзя было обойти, так как они прикрывались справа рекой Москвой, а слева — густыми лесами. Позиция возвышалась над местностью и была очень удобной для артиллерии. Реки и овраги, находящиеся перед фронтом, мешали французской армии свободно маневрировать.

На рассвете 26 августа свыше ста французских орудий открыли шквальный огонь по Семеновским (Багратионовским) флешам. Наполеоновские войска, ведомые лучшими маршалами Франции, начали атаки левого крыла русской армии. Бородинская битва с ее последними пушечными выстрелами прекратилась только с наступлением темноты.

В этой генеральной баталии ни одна из сторон не добилась решающего перевеса. К концу дня бородинская позиция осталась в руках русской армии, которая отошла за день всего лишь на несколько сот шагов. С наступлением темноты император Наполеон приказал своим войскам оставить поле брани, разрушенные укрепления противника и вернуться на исходные позиции. В донесении императору Александру I главнокомандующий М.И. Голенищев-Кутузов докладывал:

"Сражение было общее и продолжалось до самой ночи. Потеря с обеих сторон велика: урон неприятельский, судя по упорным его атакам на нашу укрепленную позицию, должен весьма нашу превосходить. Войска русские сражались с неимоверною храбростию: батареи переходили из рук в руки, и кончилось тем, что неприятель нигде не выиграл ни на шаг земли с превосходными своими силами".

Бородино дорого обошлось Наполеону. Его армия потеряла убитыми и ранеными более 50 тысяч человек, или свыше 43 процентов своего состава! А французская кавалерия, самая сильная в Европе, — 57 процентов! Из строя выбыло 47 наполеоновских генералов. Но и потери русской армии оказались весьма значительными, будучи примерно равными неприятельским. На Бородинском поле М.И. Кутузов добился главного — он разрушил стратегию Наполеона Бонапарта, основанную на победе в войне после генерального сражения.

В Бородинской битве Кутузов, получивший за нее звание генерал-фельдмаршала, добился трех главных результатов.

Во-первых, французской Великой армии не удалось сломить сопротивление русской, разгромить ее в генеральной баталии и открыть себе свободный путь к Москве.

Во-вторых, русская армия вывела из строя почти половину противостоявшей ей неприятельской армии.

И, наконец, в-третьих, на Бородинском поле французская армия понесла невосполнимый моральный ущерб, в то время как у русских войск возросла уверенность в победе.

После битвы в подмосковной деревне Фили состоялся военный совет, на котором решались два вопроса: давать ли под стенами древней русской столицы еще одно генеральное сражение французам, или без боя оставить Москву. Главнокомандующий понимал, что русские войска после Бородино были не в состоянии выдержать в ближайшее время еще одно подобное сражение. "С потерею Москвы не потеряна Россия", — сказал он.

Военный совет в Филях
Военный совет в Филях
Художник А. Д. Кившенко
1880

Решение оставить столицу без боя и отвести армию от нее — свидетельство большой силы воли и полководческой мудрости этого человека. Оно позволяло ему сохранить силы и перенести войну в новую фазу. Кутузов видел главный стратегический просчет Наполеона в том, что тот не рассчитывал на длительное сопротивление русских, и противопоставил его плану свою стратегию активной обороны с последующим переходом к решительному контрнаступлению.

Кутузов совершил свой знаменитый скрытный фланговый Тарутинский марш-маневр, и русская армия вышла из-под удара неприятеля. Наполеон был в немалом замешательстве: кутузовская армия выпала из его поля зрения. Михаил Илларионович сосредоточил свои войска в районе села Тарутино, где был создан укрепленный лагерь. Теперь для французов были закрыты пути в южные губернии России. Именно в Тарутино полководец начал подготовку к контрнаступлению.

Москва оказалась настоящей западней для Великой армии Наполеона. Столицу покинули почти все ее жители, и французы вступили в огромный опустевший город. Дисциплинированная армия в считанные дни превратилась в банду мародеров. Вскоре город почти весь выгорел. Во время великого пожара Наполеону пришлось спасаться бегством из Московского Кремля.

За время пребывания в Тарутинском лагере Кутузов значительно усилил свои силы. На оккупированной территории развернулось широкое партизанское движение, начатое армейскими партизанскими отрядами. Наполеоновская армия теряла свои силы в постоянных боевых столкновениях с русскими, а подходившие с запада резервы уже не могли восполнить ее численность. Снабжение войск завоевателей продовольствием резко ухудшилось.

Памятник Кутузову. Смоленск
Памятник Кутузову у Казанского собора. Петербург
Автор Б.И.Орловский

Из Тарутино главнокомандующий руководил действиями войск, управлял губерниями, объявленными на военном положении. Сюда к нему стекалась вся разведывательная информация о действиях неприятеля, о состоянии его сил. Русская армия постоянно пополнялась резервами и губернскими ополчениями, и вскоре ее численность превысила наполеоновскую. Одновременно шло обучение войск.

Наполеон Бонапарт, потерпев полную неудачу в своих стратегических замыслах и попытках заключить мир с Россией, 7 октября решил вывести свою армию из Москвы и отступить по Новой Смоленской дороге в надежде запастись в уездах южнее ее провиантом и фуражом. Но после Тарутинского сражения на реке Чернишня и под Малоярославцем французы были вынуждены отступать по Старой Смоленской дороге. Но ее окрестности были разорены еще в начале наполеоновского нашествия.

Теперь кутузовская армия перешла в решительное контрнаступление. Оно было организовано так, что французские войска непрерывно находились под ударами русских авангардных войск, летучих кавалерийских отрядов, казачьих полков атамана М.И. Платова и местных партизан. Вехами разгрома Великой армии императора французов стали вслед за рекой Чернишней и Малоярославцем Вязьма и Красное. На берегах реки Березины были разгромлены остатки наполеоновской армии. Лишь малая часть их смогла спастись бегством через государственную границу Российской империи.

Благодаря кутузовской стратегии и тактике огромная Великая армия Наполеона перестала существовать как таковая. Самому завоевателю пришлось оставить ее и уехать в Париж собирать новую армию. Русский полководец с полным на то правом мог объявить об окончании Отечественной войны за полным истреблением неприятеля.

Памятник Кутузову. Смоленск
Памятник Кутузову. Смоленск

За умелое руководство русской армией в 1812 году генерал-фельдмаршал М.И. Голенищев-Кутузов удостоился высшей полководческой награды России — ордена Святого Георгия 1-й степени и стал в истории страны первым из четырех полководцев, имевших все четыре степени ордена. Он получил еще и почетный титул князя Смоленского. Для россиян он стал "Спасителем России".

В январе 1813 года русская армия перешла государственную границу и начала свой освободительный поход по Европе. Перед его началом войскам зачитали приказ главнокомандующего.

"Заслужим благодарность иноземных народов, — обращался Кутузов к армии-победительнице, — и заставим Европу с удивлением восклицать: непобедимо воинство русское в боях и подражаемо в великодушии и добродетелях мирных! Вот благородная цель, достойная воинов, будем же стремиться к ней, храбрые русские солдаты!"

Главнокомандующий приложил много сил, чтобы превратить австрийские и прусские войска, входившие в состав наполеоновской Великой армии, в союзников России и привлечь к борьбе против французов население Варшавского герцогства и Германии. Но Кутузову не пришлось долго командовать русской армией: здоровье его было подорвано, сказывались старые раны, и он скончался 16 [28] апреля 1813 года в небольшом силезском городке Бунцлау (ныне Болеславец, Польша). Тело полководца было забальзамировано и отправлено в российскую столицу. "Спаситель России" генерал-фельдмаршал М.И. Голенищев-Кутузов был похоронен в санкт-петербургском Казанском соборе.

Памятник Кутузову в Бунцлау-Болеславец. Польша
Памятник Кутузову в Бунцлау-Болеславец. Польша

На площади польского города Болеславец великому русскому полководцу был поставлен памятник. Надпись на нем гласит:

"До сих мест полководец Кутузов довел победоносные войска России, но здесь смерть положила предел славным делам его. Он спас отечество свое и открыл пути освобождения Европы. Да будет благословенна память героя".

Генерал-фельдмаршал М.И. Кутузов отдал военной службе более 50 лет своей жизни. Он был одним из образованнейших людей своего времени, свободно владел пятью языками. Обладая тонким умом, умел сохранять спокойствие в самые критические минуты сражений. Тщательно обдумывал каждую боевую операцию, стараясь действовать больше маневрами и военной хитростью и не жертвовать жизнями солдат. Военное искусство рассматривал как важнейший фактор, определяющий судьбу войны. Как великий стратег, умел ожидать изменения обстановки и использовать фактор времени и ошибки противника.

Во время Великой Отечественной войны в СССР был учрежден боевой орден Кутузова 1-й, 2-й (1942) и 3-й (1943) степеней. Высшая степень ордена являлась полководческой наградой.



Милорадович Михаил Андреевич
1771-1825

В начало

Портрет Михаила Андреевича Милорадовича
Портрет Михаила Андреевича Милорадовича
Художник Джордж Доу

Милорадович Михаил Андреевич 1771 -1825 - Генерал от инфантерии. Славный боевой генерал Милорадович навсегда остался примером беззаветного служения России, а его неожиданная смерть от рук декабристов стала горьким упреком россиянам за внутренние распри.

Михаил Андреевич родился 1 октября 1771 года. Происходил из сербского рода, переселившегося в Россию при Петре I. Его отец был участником русско-турецких войн Екатерининской эпохи, достиг чина генерал-поручика и должности наместника в Малороссии, как тогда называлась Украина. Его сын Михаил помимо домашнего воспитания имел возможность поучиться за границей, где он посещал занятия в ряде университетов и военных школ. Еще в детстве Милорадович был зачислен в лейб-гвардии Измайловский полк, в его рядах он начал свою боевую карьеру -участвовал в русско-шведской войне 1788 - 1790 гг., в 1796 г. уже имел чин капитана. Подтянутый, молодцеватый и исполнительный офицер благополучно пережил плац-парадные испытания и муштру в царствование Павла I, в 1798 г. стал генерал-май ором и командиром Апшеронского мушкетерского полка.

Важную роль в становлении Милорадовича как боевого командира имело его участие в Итальянском и Швейцарском походах А. В. Суворова в 1799 г. В самом начале Итальянского похода командир Апшеронского полка проявил находчивость, быстроту и презрение к смерти в бою при Лекко, и Суворов приблизил его к себе, сделал своим дежурным генералом. Милорадович усвоил суворовскую удаль, предприимчивость и доброе отношение к солдату, которые в дальнейшем принесли ему популярность и известность. В сражении при Нови войска под командованием Милорадовича и Багратиона внесли решающий вклад в победу, разгромив французские части, оборонявшиеся в центре позиции. Удар отряда Милорадовича предопределил разгром французских войск, оборонявших у озера Обер-Альп подступы к Сен-Готардскому перевалу.

С походом через Сен-Готард связан один любопытный эпизод. При спуске с крутой горы в долину, занятую французами, солдаты Милорадовича заколебались. Заметив это, Михаил Андреевич воскликнул: "Посмотрите, как возьмут в плен вашего генерала!" - и покатился на спине с утеса. Солдаты, любившие своего командира, дружно последовали за ним.

Деятельное участие принял Михаил Андреевич и в боях за Альпами, способствуя выходу армии Суворова из окружения. За походы 1799 г. он был награжден орденами святой Анны 1-й степени, святого Александра Невского и мальтийским орденом.

В период русско-австро-французской войны 1805 г. Милорадович командовал бригадой в составе армии М. И. Кутузова. При отступлении русской армии от Браунау он отличился в жарком бою с французами у Амштеттена и в сражении под Кремсом. В последнем ему была поручена фронтальная атака неприятельской позиции; за мужество и доблесть в сражении, продолжавшемся весь день, он был удостоен ордена святого Георгия 3-й степени и чина генерал-лейтенанта.

Всегда щеголеватый и изысканно одетый, Михаил Андреевич под пулями мог спокойно закуривать трубку, поправлять ордена и шутить. Отдаваясь музыке боя, он везде успевал, возбуждал войска личным примером; раньше всех садился на коня и слезал с него последним, когда все были устроены на отдых.

Герб графа Михаила Андреевича Милорадовича
Герб графа Михаила Андреевича Милорадовича

В 1806 г., с началом русско-турецкой войны, Милорадович во главе корпуса переправился через Днестр, вступил в придунайские княжества и, заняв Бухарест, избавил Валахию от разорения. Продолжая действовать в составе Молдавской армии И.Михельсона, отличился при Турбате и Обилешти; был награжден золотой шпагой с надписью: "За храбрость и спасение Бухареста". В 1809 г. за сражение при Рассевате Михаил Андреевич был произведен в генералы от инфантерии, став в 38 лет полным генералом. Затем он занимался административной деятельностью, исполняя должность генерал-губернатора в Киеве.

С началом Отечественной войны 1812 г. Милорадовичу было поручено формирование резервных и запасных войск в районе Калуга - Волоколамск - Москва. 18 августа он с 15-тысячными подкреплениями присоединился к главной армии у Гжатска. В Бородинском сражении Михаил Андреевич, действуя в составе 1-й армии М. Б. Барклая де Толли, командовал тремя пехотными корпусами на правом фланге и успешно отбил все атаки французских войск. 28 августа, через два дня после Бородино, Кутузов назначил его начальником арьергарда русской армии, и с этого дня отважный генерал стал стражем армии, а при необходимости - ее острием.

Командир русского арьергарда сумел вырвать согласие у маршала Мюрата, руководившего авангардом французских войск, на беспрепятственное продвижение русской армии через Москву. "В противном случае, - заявил Милорадович Мюрату, - я буду драться за каждый дом и улицу и оставлю вам Москву в развалинах". При переходе русских войск на старую Калужскую дорогу арьергард Милорадовича своими энергичными ударами по противнику, неожиданными и хитроумными перемещениями обеспечил скрытное проведение этого стратегического маневра. В горячих боях и стычках он не раз заставлял отступать рвавшиеся вперед французские части.

Когда под Малоярославцем корпуса Дохтурова и Раевского перекрыли путь французской армии на Калугу, Милорадович от Тарутино совершил столь стремительный марш к ним на помощь, что Кутузов назвал его "крылатым". Наполеон после неудачи под Малоярославцем вынужден был отступать по Смоленской дороге, и Кутузов поручил непосредственное преследование противника Михаилу Андреевичу. В сражении под Вязьмой (28 октября) авангард Милорадовича при поддержке казачьего отряда Платова нанес поражение четырем французским корпусам и занял город. На плечах французов он овладел Дорогобужем, а затем отличился в сражении под Красным, заставив французские войска повернуть по проселкам к Днепру. В Вильно (Вильнюсе) Александр I лично вручил отважному генералу алмазные знаки к ордену святого Георгия 2-й степени. По поручению царя Милорадович был направлен для занятия Варшавского герцогства, где он сумел почти бескровно вытеснить австрийцев и овладел Варша вой. Отечественная война 1812 г. сделала имя Милорадовича необыкновенно популярным и известным.

Свою боевую славу Михаил Андреевич не уронил и в заграничных походах русской армии 1813- 1814 гг. После Лютценского сражения (апрель 1813 г.) он в течение трех недель прикрывал отступление русско-прусских войск, не дав возможности Наполеону развить успех. В Бауценском сражении Милорадович стойко выдержал на левом фланге все атаки французских войск и не раз сам переходил в контратаки, восхищая наблюдавшего за ходом битвы Александра 1. Под командованием Барклая-де-Толли доблестный генерал успешно действовал в знаменитом сражении под Кульмом (август 1813 г.), где союзные русско-австрийские войска окружили и разгромили французский корпус Вандама.

После Лейпцигской "битвы народов", в которой Михаилу Андреевичу было доверено командовать русской гвардией, Александр 1 произвел его в графское достоинство. Девизом своего герба Милорадович избрал: "Прямота меня поддерживает". Кроме того, царь разрешил ему носить солдатскую георгиевскую награду - серебряный крест на Георгиевской ленте, сказав: "Носи его, ты - друг солдат". В 1814 г. Милорадович командовал гвардией и гренадерскими корпусами, участвовал в боях под Арси-сюр-Об, Бриенном, Фер-Шампенуазом, Парижем.

После возвращения в Россию граф Милорадович возглавлял цвет армии - гвардию, а в 1818 г. был назначен на пост генерал-губернатора Петербурга. Зная для себя лишь одно достойное занятие - войну, он не имел удовлетворения от должности градоначальника. Лишь при разного рода происшествиях, особенно в дни наводнений, генерала видели распорядительным, смелым и энергичным. Доступный и снисходительный, он старался во всех делах соблюдать справедливость и гуманность. Относясь к своим заслугам в мирное время скептически, Михаил Андреевич писал царю: "Убедительно прошу ваше величество не награждать меня... По мне лучше выпрашивать ленты другим, нежели получать их, сидя у камина".

Восстание Декабристов. Убийство Милорадовича
Восстание Декабристов. Убийство Милорадовича

Мятеж декабристов в 1825 г. обернулся для Милорадовича бедой. Из двух возможных преемников умершего Александра 1 - Константина Павловича и Николая Павловича он отдавал предпочтение Константину, с которым еще в 1799 г. участвовал в суворовских походах. Возможно, поэтому генерал-губернатор столицы не предпринял энергичных мер по предотвращению мятежа на Сенатской площади. Прибыв 14 декабря в Конногвардейский полк, шефом которого являлся Константин, Милорадович не захотел вести его против восставших, жалея русскую кровь. "Пойду сам", - сказал он и поскакал на Сенатскую площадь. Там он, приподнявшись на стременах и достав золотой клинок, обратился к солдатам: "Скажите, кто из вас был со мной под Кульмом, Лютценом, Бауценом?" Тихо стало на площади. "Слава богу, - воскликнул Милорадович, - здесь нет ни одного русского солдата!" В рядах восставших наметилось замешательство, и тут прозвучал роковой выстрел отставного поручика Каховского: смертельно раненный генерал опрокинулся с лошади в снег.

Когда Михаил Андреевич умирал в казарме Конногвардейского полка и увидел пулю, извлеченную из его тела, он с облегчением сказал: "Слава богу, это пуля не ружейная, не солдатская". В 3 часа ночи на 15-е декабря его не стало. Без малого три десятилетия Милорадович находился в боевых походах и сражениях, бессчетное число раз подвергался опасности, но остался жив. Смерть посреди столицы от руки соотечественника стала укором для России.

Михаил Андреевич имел открытое, обыкновенно веселое лицо, искренний, прямой характер. Он не был женат, но имел много друзей, его расточительность и щедрость не знали границ. "Не понимаю, какой интерес жить без долгов", - шутил генерал. После его смерти проданного имения едва хватило на покрытие долгов.



Ковалевский Н.Ф._"История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII-начала XX века"

Неверовский Дмитрий Петрович
1771-1813

В начало

Портрет Дмитрия Петровича Неверовского
Портрет Дмитрия Петровича Неверовского
Художник Джордж Доу

Неверовский Дмитрий Петрович — русский генерал-лейтенант (1812), участник Наполеоновских войн.

Из дворян, сын золотоношского городничего и сотника на государевой службе надворного советника Петра Ивановича Неверовского от брака его с Прасковьей Ивановной Левицкой. Получил домашнее образование. В четырнадцать лет прекрасно знал (кроме украинского и русского) немецкий язык и латынь, математику и баллистику, любил военное дело.

До начала Отечественной войны имя скромного генерал-майора Неверовского было известно только узкому кругу его сослуживцев. Громкая его слава родилась в августе 1812 года под Смоленском.

Службу в войсках Неверовский начал пятнадцати лет солдатом гвардейского Семеновского полка. Через год он был произведен в сержанты и в том же 1787 году, после начала второй русско-турецкой войны, переведен по его просьбе в армию Г.А. Потемкина, с чином прапорщика. В 1788 году Неверовский принимал участие в нескольких битвах с турками, а в 1794 году в сражениях с поляками под командованием А.В. Суворова.

За штурм Праги Неверовский был произведен в секунд-майоры. Затем он командовал одним из только что созданных тогда морских полков, в 1804 году получил чин генерал-майора и в 1807 году был назначен командиром Павловского гренадерского полка.

В конце 1811 года Неверовскому, пользовавшемуся репутацией одного из лучших полковых командиров, было поручено формирование в Москве новой дивизии. За два месяца он создал из новобранцев 27-ю пехотную дивизию, получившую на смотру отличную оценку. Престарелый фельдмаршал Гудович назвал ее «московской гвардией». Весной 1812 года Неверовский со своей дивизией выступил к западной границе и через десять дней после начала войны примкнул под Новогрудком к армии Багратиона.

22 июля в Смоленске армии Барклая и Багратиона соединились. Намереваясь нанести удар по сильно растянувшимся войскам противника, русские армии предприняли наступление к западу от Смоленска, в сторону Рудни, но Наполеон, перебросив свои корпуса на левый берег Днепра, стремительно двинулся с юга к оставшемуся в тылу у русских войск незащищенному Смоленску. Захват Смоленска французами означал бы катастрофу для русских армий. На пути неприятеля, под Красным, стоял слабый заслон из дивизии Неверовского, усиленной несколькими конными полками. Наполеон бросил на нее пятнадцать тысяч кавалеристов Мюрата и пехотную дивизию, приказав разгромить русский отряд и занять Смолепск. В самом начале боя малочисленная русская конница была опрокинута противником. Неверовский построил свои батальоны в каре. Подпустив почти вплотную бросившуюся в атаку лавину всадников, русские ударили по ней дружными залпами и отбросили.

Встречаемый радостными криками, Неверовский объезжал ряды, благодарил и поздравлял молодых воинов. В боевом строю полки двинулись к Смоленску по большой, обсаженной деревьями дороге. Атаки неприятеля следовали одна за другой, но солдаты огнем и штыками отбивали врага и вновь продолжали движение среди налетавшей со всех сторон конницы Мюрата.

Наконец, после десятичасового боя, героическая дивизия подошла к небольшой речке, переправу через которую Неверовский еще до начала боя занял одним из своих егерских полков с двумя орудиями. Решив, что перед ними крупные русские силы, французы прекратили атаки. Переправясь через речку и дав короткий отдых войскам, Неверовский двинулся к Смоленску и, пройдя за ночь сорок километров, утром 3 августа соединился с передовыми частями корпуса Раевского, уже подходившего к городу.

Подвиг генерала Неверовского под Красным
Подвиг генерала Неверовского под Красным
Художник П. фон Гесс

Бой 2 августа под Красным прославил 27-ю дивизию и ее командира. Багратион в восторге писал: «Дивизия новая Неверовского так храбро дралась, что и не слыхано... Можно даже сказать, что примера такой храбрости ни в какой армии показать нельзя». Денис Давыдов, бывший свидетелем вступления 27-й дивизии в Смоленск, писал впоследствии: «И помню, какими глазами мы увидели ее, подходившую к нам в облаках пыли и дыма, покрытую потом трудов и кровью чести. Каждый штык ея горел лучом бессмертия!» Сами враги отдали должное доблести дивизии Неверовского, назвав ее отступление «отступлением львов».

Во главе своей дивизии Неверовский сражался под Смоленском, Шевардином, Бородином. В Бородинском бою его дивизия, оборонявшая Багратионовы флеши, потеряла две трети своего состава. Сам Неверовский, будучи контужен, остался в строю. По представлению Кутузова он был произведен в генерал- лейтенанты.

В Тарутинском лагере 27-я дивизия была доукомплектована, и Неверовский деятельно занялся обучением вновь прибывшего пополнения. В сражении под Малоярославцем дивизия вновь понесла большие потери и в конце 1812 года была оставлена по приказу Кутузова в Вильне —для вторичного укомплектования.

Весною 1813 года Неверовский выступил из Вильны и присоединился к действующей армии. 7 октября, в последний день сражения под Лейпцигом, он был тяжело ранен и через несколько дней скончался.

Неверовский был похоронен вблизи Лейпцига, в небольшом городке Галле. В 1912 году его прах перевезли в Россию и с воинскими почестями предали земле на Бородинском поле, у Багратионовых флешей, рядом с памятником 27-й пехотной дивизии.



Остерман-Толстой Александр Иванович
1771-1857

В начало

Портрет Александра Ивановича Остермана-Толстого
Портрет Александра Ивановича Остермана-Толстого
Художник Джордж Доу
1825

Граф Остерман-Толстой Александр Иванович — генерал от инфантерии (1817), герой Отечественной войны 1812 года.

Александр Иванович Толстой родился в1771 году в семье Ивана Матвеевича Толстого (1746—1808) (мать которого была дочерью графа А. И. Остермана — дипломата, сподвижника Петра Великого) и Аграфены Ильиничны Бибиковой. Императрица Екатерина II дозволила молодому Толстому в 1796 году принять титул, фамилию и герб рода Остерманов от его бездетных дворюродных дедов — Фёдора и Ивана Остермана.

А. И. Толстого по обычаям с самого раннего возраста записали на военную службу в лейб-гвардии Преображенский полк. К 14-летнему возрасту он за выслугой лет числился прапорщиком.

Боевую службу начал с 1788 года в войне против турок, состоял в армии князя Потемкина.

Участвовал в 1790 году под командованием А. В. Суворова в штурме Измаила, награждён за отличие орденом Св. Георгия 4-го кл.

С 1793 года служил в Бугском егерском корпусе, сформированном М. И. Кутузовым — мужем его тётки Екатерины Ильиничны Бибиковой.

В феврале 1798 года Остерман-Толстой, приняв к тому времени графский титул и фамилию Остерманов, произведен в генерал-майоры в возрасте 28 лет и назначен шефом Шлиссельбургского мушкетерского полка. Неожиданно для всех через 2 месяца отстраняется от военной службы и в чине действительного статского советника, то есть изгоняется с военной службы. Причина немилости царя Павла I была простая, новый царь недолюбливал фаворитов своей матери, Екатерины II. Лишь после вступления на престол Александра I Остерман-Толстой смог в 1801 году вернуться в армию.

С началом войн против Наполеона в 1805 году генерал Остерман на театре боевых действий.

В 1806 году произведён в генерал-лейтенанты.

Весной 1807 года на территории Пруссии развернулись военные действия против корпуса маршала Нея, который стремился отрезать русских от Кенигсберга. 24 мая авангард П.И.Багратиона, куда входила дивизия Остермана-Толстого, принял удар превосходящего в числе неприятеля. В этом бою Остерман был ранен в ногу пулей навылет. В октябре 1810 года Остерман, измученный раной, добился отставки с правом ношения мундира, но сразу же вернулся в строй с началом Отечественной войны 1812 года.

Во время войны он командовал 4-м пехотным корпусом в 1-й Западной армии М. Б. Барклая де Толли, отличился под Островно и при Бородине. Под Бородином Остерман-Толстой был контужен, но через несколько дней вернулся в строй.

Граф знаменит своими словами, сказанными им в бою под Островно: "Яростно гремела неприятельская артиллерия и вырывала целые ряды храбрых полков русских. Трудно было перевозить наши пушки, заряды расстрелялись, они смолкли. Спрашивают графа: «Что делать?» «Ничего, — отвечает он, — стоять и умирать!»" (C.Н. Глинка).

В кампанию 1813 года Остерман-Толстой прославил свое имя 17 августа в блестящем бою под Кульмом, где потерял левую руку, оторванную ядром. Русский художник Василий Кондратьевич Сазонов написал картину изображающую Остермана-Толстого во время хирургической операции, произведённой над ним на поле битвы под Кульмом. Ещё ранее, 9 мая 1813 года, в сражении под Бауценом он был ранен пулей в плечо.

Король Пруссии наградил Остермана Большим прусским Железным крестом, наградой, которая за всю свою историю вручалась только семь раз. Победа при Кульме закрыла наполеоновским войскам путь в Богемию, и народ Чехии преподнёс герою сражения подарок. В Государственном Историческом музее хранится кубок, поднесенный «храброму Остерману от чешских женщин в память о Кульме 17 августа 1813 года», и мундир, в котором был Остерман-Толстой в момент ранения.

Остерман вернулся в Петербург в начале 1814 года и сразу же был назначен генерал-адъютантом Александра I. В этом качестве находился до самой смерти императора.

В 1816 году назначен командиром Гренадерского корпуса.

В августе 1817 года получает чин генерала-от-инфантерии, но его здоровье после тяжёлых ран было настолько подорвано, что он в этом же году освобождается от командования корпусом и увольняется в бессрочный отпуск, хотя продолжает числиться на военной службе.

В начале 1820-х годах Остерман-Толстой жил в Петербурге в своем доме на Английской набережной.

Во время подавления восстания декабристов в 1825 году некоторые восставшие офицеры (Д. Завалишин, Н. Бестужев и В. Кюхельбекер) укрылись в доме Остермана-Толстого, расположенном на Английской набережной. В числе декабристов оказались родственники Остермана, за которых он безуспешно хлопотал.

После вступления на престол Николая I, не поладив с новым императором, Остерман-Толстой уехал в Италию.

В 1828 году граф Остерман ездил представиться императору Николаю I, чтобы предложить свои услуги на время Турецкой кампании; его предложение не было принято. Остермана окончательно уволили от службы с разрешением ехать за границу. Александр Иванович снова уехал в Рим, потом поселился в Женеве, где провёл почти 20 лет, изредка выезжая за границу.

Со смертью А. И. Остермана-Толстого в отсутствии его законных детей вновь мог прерваться род Остерманов. Знаменитую фамилию должен был принять племянник графа, осуждённый декабрист Валериан Михайлович Голицын, но он и его дети были восстановлены в правах только в 1856 году.

30 января (11 февраля) 1857 года года Остерман-Толстой умер в Женеве в возрасте 86 лет. В мае того же года его прах отправлен в родовое село Красное в Рязанской губернии. Только в 1863 году право наследования фамилии, титула и майората Остерманов «по высочайшему утверждению» получил сын В. М. Голицына — Мстислав, который стал именоваться «князь Голицын, граф Остерман».

Был женат с октября 1799 года на княжне Елизавете Алексеевне Голицыной. Детей в законном браке не было.

В 1822 году Остерман-Толстой поселил у себя своего дальнего родственника, известного русского поэта Фёдора Тютчева, семья которого давно дружила с Остерманами. Есть свидетельства, что именно Тютчев познакомил за границей Остермана-Толстого с некой итальянкой из Пизы, от которой граф имел детей. По воспоминаниям адъютанта И. И. Лажечникова, произошло это после смерти Елизаветы Алексеевны. Остерман выдал итальянку с богатым приданым за её соотечественника, детям дал хорошее воспитание.



Платов Матвей Иванович
1753-1818

В начало

Платов Матвей Иванович
Портрет Платова Матвея Ивановича
Художник Джордж Доу
Посмертный

Платов Матвей Иванович — граф (1812), атаман Донского казачьего войска (с 1801), генерал от кавалерии (1809), который принимал участие во всех войнах Российской империи конца XVIII - начала XIX века. В 1805 году основал Новочеркасск, куда перенёс столицу Донского казачьего войска.

Родился 8 (19) августа 1753 года в Старочеркасске в семье войскового старшины, который дал ему первоначальное образование и обучил военному делу. В 19 лет он отправился на своей лошади участвовать в войне с Турцией 1768 - 1774 гг., за доблесть был замечен командующим Долгоруковым, произведен в есаулы, командовал казачьей сотней.

В июне 1771 г. участвовал в штурме и взятии Перекопа, отважно проявил себя в сражении под Кинбурном. Произведен в войсковые старшины и стал командиром полка, в это время ему было немногим более 20 лет.

С 1773 г. действовал на Кубани.

В 1774 г. при сопровождении транспорта был окружен у реки Калалах войсками крымского хана Девлет-Гирея, построив укрепленный лагерь, отбил восемь атак противника и продержался до подхода подкреплений. После этого подвига стал известен в русской армии, был награжден специальной золотой медалью.

В 1775 г. Платов во главе полка был направлен в Воронежскую и Казанскую губернии, где усмирял последние вооруженные отряды сторонников Пугачева.

С 1778 по 1784 г. участвовал в многочисленных походах и боях на Кавказе против чеченцев, лезгин и других горских народов. Здесь в 1782 г. познакомился с Суворовым который командовал Кубанским корпусом. За отличия получил чины майора, подполковника и полковника.

С началом русско-турецкой войны 1787–91 гг Матвей Платов в Екатеринославской армии князя Потемкина возглавлял казачий полк, с которым мужественно действовал при осаде и взятии Очакова (1788 г.), удостоен ордена святого Георгия 4-й степени. Вскоре он отличился при взятии Бендер, в сражении под Каушанами, произведен в бригадиры и походные атаманы, участвовал во взятии Аккермана.

В декабре 1790 г. на военном совете у Суворова при решении вопроса о взятии Измаила Платов первым высказался за штурм этой мощной крепости, при штурме командовал колонной, затем всем левым крылом, подавал личный пример отваги, за героизм награжден орденом святого Георгия 3-й степени и произведен в генерал-майоры.

В 1796 г. Екатерина II поручила Платову с казаками участвовать в Персидском походе под начальством В.Зубова. За отличия в боях с персами и горцами он получил золотую саблю с алмазами и надписью: "За храбрость" и орден святого Владимира 2-й степени.

В начале царствования Павла I доблестный казачий генерал сделался жертвой обвинений в злоупотреблениях и неуважении к престолу, был сослан в Кострому, затем заточен в Петропавловскую крепость. После того как сенатский суд оправдал его, Павел наградил Платова мальтийским орденом и поручил возглавить передовой отряд казачьего войска для похода на Индию (январь 1801 г.). Через три месяца на престол вступил Александр 1 и прекратил этот тяжелый и бессмысленный поход.

Платов Матвей Иванович
Прижизненный портрет М. И. Платова, написанный во время его пребывания в Лондоне
1814

По возвращении на родину Матвей Иванович был произведен в генерал-лейтенанты и назначен атаманом Войска Донского (вместо умершего атамана В.Орлова). Платов оставался на этой должности до своей смерти, покидая Дон лишь для участия в войнах.

В 1805 г. он перенес столицу Войска из Старочеркасска в основанный им Новочеркасск. Занимался боевой подготовкой казачьих войск, развитием их вооружения, основал первую на Дону гимназию.

В период русско-прусско-французской войны 1806 - 1807 гг. Платов командовал казачьим корпусом. С этой войны началась международная военная известность Платова и донских казаков. Корпус принял участие в сражении у Прейсиш-Эйлау (январь 1807 г.), во время последующего перемещения армии Наполеона Платов беспрерывно тревожил ее неожиданными налетами, нанес чувствительные потери противнику в боях у Ландсберга, Гутштадта, Гейльсберга; участвовал во Фридландском сражении (июнь 1807 г.). Наполеон назвал казаков "исчадием рода человеческого". За отличия в войне Матвей Иванович награжден орденами святого Александра Невского и святого Георгия 2-й степени, а Войску Донскому пожаловано памятное знамя.

В Тильзите, где был заключен мир, Платов познакомился с Наполеоном, который в знак признания боевых успехов атамана подарил ему богатую табакерку; от французского же ордена Почетного легиона атаман отказался, сказав: "Я Наполеону не служил и служить не могу".

В начале 1808 г. Платов был направлен в Молдавию на русско-турецкую войны 1806–12 гг. Сражаясь в армии П. Багратиона, взял Гирсово, отличился в сражении при Рассевате и при осаде Силистрии, удостоен чина генерала от кавалерии, за сражение у Татарицы пожалован орденом святого Владимира 1-й степени. В конце 1809 г. Матвей Иванович заболел (подозрение на чахотку), вернулся на Дон, затем лечился в Петербурге. Когда его в столице спрашивали: "Не лучше ли здесь, нежели на Дону?", он отвечал: "Здесь все прекрасно, но на Дону лучше, там все есть, кроме роскоши, которая нам, казакам, не нужна".

С началом Отечественной войны 1812 г. Матвей Иванович возглавил казачий корпус, который входил в 1-ю армию М. Б. Барклая де Толли, но в силу своего расположения прикрывал отход 2-й Западной армии Багратиона. У местечка Мир 27 - 28 июня корпус Платова разгромил 9 полков наступающего противника, принеся русской армии первую победу в войне 1812 г. Казаки успешно действовали против авангардных французских отрядов у Романовки, Салтановки, под Смоленском.

В трудный период отступления с Платовым едва не случилось несчастье. У Семлево его арьергард пропустил вперед французов, и Барклай-де-Толли отстранил его от командования арьергардом. Барклай считал, что атаман "проспал" французов из-за пьянства, к тому же он не любил Платова за критику в свой адрес в связи с беспрерывным отступлением. Уже уезжавшего на Дон Матвея Ивановича вернул в войска новый главнокомандующий М. И. Кутузов (он знал Платова с 1773 г.). В Бородинском сражении десять казачьих полков Платова сражались на правом фланге. В один из критических моментов битвы они участвовали в кавалерийском рейде в тыл противника, расстроив его ряды.

На военном совете в Филях, решавшем участь Москвы, отважный донской атаман высказался за новое сражение с Наполеоном, но мудрый Кутузов взял на себя смелость дать приказ к отступлению. Платов был инициатором проведения дополнительной мобилизации на Дону, и в Тарутинский лагерь, где русская армия собирала силы, в конце августа прибыли 22 тыс. казаков. Атаману было поручено возглавить вновь прибывшие казачьи полки. 7 октября началось отступление французской армии из Москвы, и казачья кавалерия Платова приняла самое активное участие в преследовании и поражении противника вдоль Смоленской дороги, вела успешные боевые действия под Вязьмой, Смоленском, Красным. По ходатайству Кутузова указом царя от 29 октября предводитель казаков был произведен в графы.

Покидая пределы России, Наполеон признавал, что именно казаки уничтожили конницу и артиллерию отступавшей французской армии. В Польше он изрек фразу, ставшую известной: "Дайте мне одних лишь казаков, и я покорю всю Европу". После победного сражения за польский город Данциг Кутузов писал Платову: "Услуги, оказанные Вами отечеству в продолжении нынешней кампании, не имеют примеров! Вы доказали целой Европе могущество и силу обитателей благословенного Дона".

Атаман Платов. 1812 год
Атаман Платов. 1812 год

В 1813-1814 гг. Платов состоял при императорской главной квартире, выполняя важные задания по разгрому отдельных группировок противника. Снискал уважение в Западной Европе не только своими военными успехами, но и гуманным отношением к побежденным. Участвовал в знаменитой "битве народов" под Лейпцигом, предрешившей закат Наполеона, награжден орденом святого Андрея Первозванного. Действуя во Франции во главе казачьего отряда, штурмом взял Немюр. После заключения Парижского мира сопровождал Александра I в поездке в Лондон, где встретил восторженный прием англичан. Вместе с тремя особо отличившимися полководцами армий союзников - российским фельдмаршалом Барклаем-де-Толли, прусским фельдмаршалом Блюхером и австрийским фельдмаршалом Шварценбергом он получил в награду от городской думы Лондона специальную почетную саблю великолепной работы (находится в Новочеркасске в Музее истории донского казачества). Был удостоен также диплома почет ного доктора Оксфордского университета.

По возвращении на Дон Матвей Иванович занимался внутренними делами области Войска Донского. Здоровье его убывало, и 3 января 1818 г. он умер. Похоронен в склепе новочеркасского Вознесенского собора. Там он покоится рядом с останками трех других героев Дона - В.В. Орлова, И.Е. Ефремова и Я.П. Бакланова. По случаю столетия со дня рождения Платова при Николае I в Новочеркасске "вихрю-атаману" был поставлен памятник работы известного скульптора П. Клодта (после революции 1917 г. памятник разрушен).

Матвей Иванович всегда сохранял природные качества своего донского характера, он имел острый ум и живое воображение, любил пошутить, простым словом умел воодушевить казаков и поддержать их боевую энергию, пользовался среди них большим авторитетом. Платов был женат на вдове Марфе Дмитриевне Кирсановой, имел двух сыновей (обоих Иванов) и четырех дочерей.



Ковалевский Н.Ф._"История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII-начала XX века"

Раевский Николай Николаевич
1771-1829

В начало

Раевский Николай Николаевич
Портрет Раевского Николая Николаевича
Художник Джордж Доу

Раевский Николай Николаевич — русский полководец, герой Отечественной войны 1812 года, генерал от кавалерии (1813). За тридцать лет безупречной службы участвовал во многих крупнейших сражениях эпохи. После подвига под Салтановкой стал одним из популярнейших генералов русской армии. Борьба за батарею Раевского явилась одним из ключевых эпизодов Бородинского сражения. Участник «Битвы народов» и взятия Парижа. Член Государственного совета. Был близко знаком со многими декабристами. Дружбой с Раевским гордился А. С. Пушкин.

Раевские — старинный дворянский род польского происхождения, представители которого служили русским государям со времён Василия III. Раевские были стольниками и воеводами. Прасковья Ивановна Раевская приходилась бабкой царице Наталье Кирилловне Нарышкиной — матери Петра I. Дед Николая Николаевича, Семён Артемьевич Раевский, в 19-летнем возрасте участвовал в Полтавской битве. Позднее служил в Святейшем Синоде прокурором, был воеводой в Курске. В отставку вышел в чине бригадира.

Отец, Николай Семёнович, служил в гвардейском Измайловском полку. В 1769 году он обвенчался с Екатериной Николаевной Самойловой, и вскоре у них родился первенец Александр. В 1770 году молодой полковник добровольно отправился в действующую армию на Русско-турецкую войну. При взятии Журжи он был ранен и в апреле 1771 года скончался в Яссах, несколько месяцев не дожив до рождения второго сына.

Николай Николаевич родился 14 (25) сентября 1771 года в Санкт-Петербурге. Гибель мужа тяжело отразилась на состоянии Екатерины Николаевны, что в свою очередь сказалось и на здоровье ребёнка: маленький Николушка был болезненным мальчиком. Некоторое время спустя Екатерина Николаевна вышла замуж за генерала Льва Денисовича Давыдова, который приходился родным дядей известному партизану Денису Васильевичу Давыдову. От этого брака у неё было ещё трое сыновей — Пётр, Александр и Василий и дочь — Софья.

В 1774 году, по обычаю того времени, Николая рано, в три года, зачислили на военную службу в Преображенский лейб-гвардии полк. А действительную службу он начал 1 января 1786 года, в 14 лет. Юный гвардейский прапорщик был определён в армию генерал-фельдмаршала Г.А. Потемкина — своего двоюродного деда по материнской линии.

В молодости Раевский принимал участие во второй турецкой войне, в боевых действиях в Польше и на Кавказе, где он командовал Нижегородским драгунским полком, положив начало его славе как одного из лучших полков Кавказской армии. При Павле I в числе многих генералов и офицеров Раевский был исключен из службы. Его боевая деятельность возобновилась только в 1807 году, когда он получил назначение в отряд Багратиона, составлявший авангард русской армии в Восточной Пруссии. С этого началось боевое содружество Раевского с Багратионом, продолжавшееся и во время кампании 1808 года в Финляндии, где оба они командовали дивизиями. В 1810 году Раевский участвовал в боевых действиях против турок на Дунае. Во всех этих кампаниях он проявил себя как отличный боевой генерал, получил ряд наград и был произведен в генерал-лейтенанты.

Подвиг солдат Раевского под Салтановкой
Подвиг солдат Раевского под Салтановкой
Художник Н.С. Самокиш
1912

В начале Отечественной войны Раевский командовал 7-м пехотным корпусом в армии Багратиона. Именно к этому времени относится наиболее прославленный современниками подвиг Раевского. Узнав, что французские части маршала Даву заняли Могилев, лежавший на кратчайшем пути 2-й армии к Смоленску, Багратион решил пробиться через Могилев, в котором был единственный в том районе мост через Днепр, и с целью выяснения сил противника предпринял разведку боем. В первый эшелон он назначил корпус Раевского. Одновременно Багратион приказал разведать переправы через Днепр южнее Могилева — на случай, если бы его армии не удалось пробиться через город.

11 июля у деревни Салтановки, в восьми километрах к югу от Могилева, разыгрался встречный бой корпуса Раевского с войсками Даву. Русские полки дрались с редкой самоотверженностью. В критический момент боя Раевский сам встал во главе Смоленского полка и повел его в штыки. Узнав от пленных, что перед ним не передовые части Даву, а основные его силы и что к ним продолжают подходить подкрепления, Раевский прекратил атаки и ночью отошел к деревне Дашковке. Здесь он простоял, готовый к бою, весь день 12 июля. Французы, понесшие накануне большие потери, бездействовали и под впечатлением ожесточенных атак Раевского под Салтановкой ожидали наступления всей русской армии. Это дало драгоценный выигрыш во времени Багратиону. 13 июля его армия переправилась на левый берег Днепра по наведенному у Нового Быхова мосту и форсированным маршем двинулась к Смоленску. В тот же день корпус Раевского отошел от Дашковки, переправился через Днепр и поспешил вслед за главными силами Багратиона.

В своем донесении Багратиону о сражении 11 июля Раевский писал: «Единая храбрость и усердие российских войск могла избавить меня от истребления противу толико превосходного неприятеля и в толико невыгодном для меня месте; я сам свидетель, как многие штаб, обер и унтер-офицеры, получа по две раны, перевязав оные, возвращались в сражение, как на пир. В сей день все были герои...»

Бородино. Атака на батарею Раевского
Бородино. Атака на батарею Раевского
Художник Ф.А. Рубо
1913

Под Смоленском Раевский со своим корпусом вновь оказал неоценимую услугу русской армии. Соединившись накануне с дивизией Неверовского, которая только что завершила легендарный бой под Красным и отошла к Смоленску, Раевский весь день 4 августа защищал город от французов. В самом начале сражения Багратион писал ему: «Друг мой, я не иду, а бегу, желал бы иметь крылья, чтобы скорее соединиться с тобою». 5 августа Дохтуров со своим корпусом сменил Раевского и продолжал отстаивать город, пока главные русские силы отходили на восток. Замысел Наполеона захватить с ходу Смоленск был сорван. Сам Раевский впоследствии назвал сражение за Смоленск «достопамятнейшим из всех действий его военной жизни».

В Бородинском бою корпус Раевского оборонял центр русских позиций. Под именем «батареи Раевского» вошел в историю редут, бывший наряду с Багратионовыми флешами целью особенно яростных атак французов.

Вскоре после сражения под Красным Раевский заболел и вернулся в армию, когда она уже сражалась за границей. Вступив в командование гренадерским корпусом, он участвовал в боях под Бауценом и Дрезденом. В сражении под Лейпцигом Раевский был ранен, но остался в строю до конца боя. По излечении он принял участие в кампании 1814 года на территории Франции и в день штурма Парижа, 18 марта, командуя одним из корпусов, овладел Бельвильскими высотами, господствовавшими над французской столицей.

Бюст Николаю Николаевичу Раевскому
Бюст Николаю Николаевичу Раевскому
Смоленск

После войны Раевский жил в Киеве. С 13 февраля 1816 года командовал 3-м, а затем 4-м пехотным корпусом. Политика, придворные должности и официальные почести его не привлекали. По семейному преданию, он отказался от графского титула, пожалованного ему Александром I.

24 ноября 1824 года Раевский по собственному прошению был уволен в отпуск «до излечения болезни». 1825 год стал самым трагическим в жизни генерала. Сначала умерла нежно любимая мать — Екатерина Николаевна, а в декабре, после восстания на Сенатской площади, были арестованы сразу трое близких ему людей: брат Василий Львович и мужья дочерей — М. Ф. Орлов и С. Г. Волконский. Все они были высланы из столицы. К следствию по делу декабристов были привлечены и сыновья Раевского — Александр и Николай. Однако с них подозрения были сняты. В конце следующего года Николай Николаевич навсегда простился с любимой дочерью Марией, уехавшей в Сибирь к своему сосланному мужу.

26 января 1826 года вступивший на престол император Николай I назначил Раевского членом Государственного совета.

Скончался Николай Николаевич Раевский 16 (28) сентября 1829 года в селе Болтышка Чигиринского уезда Киевской губернии в возрасте 58 лет. Похоронен он в фамильной усыпальнице в селе Разумовка. На его надгробной плите начертаны слова:


                Он был в Смоленске щит,

                В Париже меч России.



По материалам Википедии

Сенявин Дмитрий Николаевич
1763-1831

В начало

Сенявин Дмитрий Николаевич
Портрет Сенявина Дмитрия Николаевича

Сенявин Дмитрий Николаевич — русский флотоводец, адмирал, после 1825 года командовавший Балтийским флотом. В 1807 году, возглавляя Вторую Архипелагскую экспедицию русского флота, одержал над турками победы в Афонском сражении и при Дарданеллах.

Родился 6 августа 1763 года в имении Комлево Боровского уезда Московской губернии (впоследствии Калужской). Из дворянского рода Сенявиных, известного своими традициями службы на флоте. Сын премьер-майора в отставке Николая Фёдоровича Сенявина, который некоторое время служил адъютантом у своего двоюродного брата Алексея Наумовича Сенявина.

В 1773 году мальчик был записан в Морской кадетский корпус, став в 1777 году гардемарином.

В 1780 году успешно сдал экзамены на мичмана и стал служить на корабле «Князь Владимир». Тогда же участвовал в походе русской эскадры к Португалии для поддержания вооруженного нейтралитета во время американской войны за независимость.

С 1782 года состоял в Азовской военной флотилии, через год став лейтенантом и флаг-офицером у контр-адмирала Фомы Мекензи.

С 1786 года был командиром пакетбота «Карабут», курсировавшего по Черному морю. Он перевозил почту российского посольства в Константинополе.

С началом в 1787 году войны с Турцией Сенявин был капитан-лейтенантом.

В 1788 году он провел отвлекающую операцию во время осады Очакова, за что удостоился ордена св. Георгия 4-й степени. Докладывал об этой победе Екатерине Великой. Затем стал капитаном 2-го ранга и служил адъютантом Г.А. Потемкина, после чего командовал боевыми кораблями.

В 1789 году бал награжден орденом св. Владимира 4-й степени с бантом. Принимал участие в битве у мыса Калиакрия в июле 1791 года и при Варне.

В конце 1790-х он имел капитанский чин 1-го ранга и командовал линейным кораблем «Св. Пётр». Последний входил в эскадру Федора Ушакова, шедшую в Средиземное море. Сенявин руководил успешным захватом крепости св. Мавры на греческом острове Лефкас, за что получил орден св. Анны 2-й степени, принимал участие в осаде о. Корфу в феврале 1799 года. После окончания кампании командовал Херсонским портом, а с 1803 года – портом Севастопольским. Через год стал контр-адмиралом, до 1805 года руководил флотом в Ревеле. Тогда же дослужился до вице-адмирала.

Осенью 1805 года стал во главе русской эскадры, вышедшей в Средиземное море для борьбы с французским флотом.

Сенявин Дмитрий Николаевич
Афонское сражение 19 июня 1807 года
Художник А.П. Боголюбов

На Корфу в 1806 году Сенявин принял командование сухопутными и морскими силами в регионе. Основной его задачей было сохранение Ионических островов как базы русского флота и недопущение нападения Наполеона на Грецию. Он организовал и провел Вторую Архипелагскую экспедицию русского флота, действия которой велись в основном в Черногории и Далмации. При помощи ополчения черногорцев русские войска смогли взять в марте 1806 года важную морскую крепость Бокка-ди-Каттаро, а затем выбить французов из итальянского Брено. Неудачей обернулось взятие еще одной морской крепости Адриатики Рагузы, однако удалось отвоевать Кастельнуово.

После начала русско-турецкой войны 1806–12 годов эскадра Сенявина направилась в Эгейское море, оставив на Корфу гарнизон. В марте 1807 года адмирал обеспечил блокаду пролива Дарданеллы, после чего взял о. Тенедос, служивший базой для дальнейшей блокады турецкой столицы.

10-11 мая 1807 года состоялось Дарданелльское сражение, в котором османы, пытавшиеся прорвать осаду, потерпели поражение. То же произошло и при Афонском сражении, после чего русские силы могли контролировать весь Эгейский регион. Это повлияло на подписание султаном перемирия с Россией в августе 1807 года. Тогда же Сенявин удостоился ордена св. Александра Невского.

После заключения в том же году Тильзитского мира с Наполеоном Сенявин, не поддерживавший такое решение Александра I, был вынужден отдать Далматинские и Ионические острова, Бокка-ди-Каттаро французам, а Тенедос – туркам, после чего возвратился на родину. Возвращаясь, адмирал должен был избегать возможных столкновений с английскими силами (Россия присоединилась к континентальной блокаде Англии).

Памятник Сенявину в Севастополе
Памятник Сенявину в Севастополе

В октябре 1807 году он пришел в Лиссабон. Однако через несколько дней город был блокирован с моря англичанами. Через месяц его взяли сухопутные войска французского генерала Жюно. Сенявин со своей флотилией оказался в крайне тяжелом положении. С трудом он смог увернуться от помощи французам против англичан, хотя русский монарх предписывал помогать нынешним союзникам. Когда же город окончательно пал перед натиском английского флота, адмирал Чарльз Коттон, не желая ожесточенной битвы с русскими, заключил с Сенявиным конвенцию, по котором наша эскадра должна была отплыть в Англию и оставаться там до мирного разрешения англо-русского противостояния.

В 1808 году сенявинская флотилия пришла в Портсмут, где и оставалась около года, вернувшись на родину в 1809 году.

После данного инцидента Дмитрий Николаевич попал в царскую немилость. Он опять стал командовать флотом в Ревеле, что, по сути, было понижением.

В период Отечественной войны суда Ревеля патрулировали берега Англии, теперь уже русского союзника. Сенявин же рвался на передовую, однако император Александр так его и не простил.

В 1813 году он получил увольнение в отставку с половинной пенсией.

При новом государе Николае I Дмитрий Николаевич вернулся к службе (1825), сначала став царским генерал-адъютантом, а затем командующим Балтийским флотом.

В 1826 году флотоводец стал полным адмиралом. В следующем году за сражение в Наваринской бухте Сенявин получил алмазные знаки к ордену св. Александра Невского.

Весной 5 апреля 1831 года выдающийся адмирал скончался. Погребен в Александро-Невской лавре.



Сеславин Александр Никитич
1780-1857

В начало

Сеславин Александр Никитич
Портрет Александра Никитича Сеславина
Художник Джордж Доу

Сеславин Александр Никитич — русский военачальник, генерал-лейтенант. Знаменит своими боевыми заслугами и партизанскими действиями в период Отечественной войны 1812 года и Заграничного похода русской армии 1813-1814 годов, один из руководителей партизанского движения. Талантливый военный стратег и разведчик, автор предложений по совершенствованию ведения боевых действий и плана русской военной экспедиции по освобождению Индии от британского колониального гнёта. Происходит из древнего русского аристократического рода Сеславиных.

Александр Никитич Сеславин родился, вероятно, в августе 1780 года, в родовом имении, в сельце Есёмове, расположенном в 18 км от Ржева на берегу реки Сишки, в семье надворного советника, ржевского городничего — Никиты Степановича Сеславина.

Наряду с Денисом Давыдовым Сеславин принадлежит к числу наиболее прославленных партизан 1812 года. Его имя неразрывно связано с событиями, непосредственно предшествовавшими переходу русских войск в наступление, которое привело к гибели наполеоновскую армию.

Лишь незадолго до Отечественной войны Сеславина произвели в капитаны. Такое скромное продвижение по «лестнице чинов» было следствием двукратного перерыва в военной службе будущего партизана. Окончив в 1798 году Артиллерийский и инженерный кадетский корпус, лучшее военно-учебное заведение того времени, Сеславин был выпущен подпоручиком в гвардейскую артиллерию, в которой и прослужил семь лет, будучи за это время произведен в следующий чин, а в начале 1805 года «по прошению уволился от службы». Осенью того же года, после объявления войны с наполеоновской Францией, Сеславин вернулся на службу и был назначен в конную артиллерию.

Впервые он принял участие в военных действиях в кампании 1807 года в Восточной Пруссии. В бою при Гейльсберге был тяжело ранен и награжден за храбрость золотым оружием. Вскоре по окончании войны он вторично оставил службу и три года провел в отставке, лечась от последствий ранения.

В 1810 году Сеславин вновь возвращается в армию и сражается против турок на Дунае. При штурме Рущука он шел в голове одной из колонн и, уже взойдя на крепостной вал, был тяжело ранен в правую руку. За отличия в сражениях с турками Сеславин произведен в штабс-капитаны и вскоре затем — в капитаны.

В начале Отечественной войны Сеславин состоял адъютантом М. Б. Барклая де Толли. Обладая хорошей теоретической подготовкой, широким военным кругозором и боевым опытом, он исполнял в штабе Барклая де Толли обязанности «по квартирмейстерской части», то есть офицера Генерального штаба. С частями 1-й армии Сеславин принимал участие почти во всех сражениях первого периода войны – под Островною, Смоленском, Валутиной горой и в других. В бою под Шевардином был ранен, но остался в строю, участвовал в Бородинском сражении и в числе наиболее отличившихся офицеров был награжден Георгиевским крестом 4-й степени.

Вскоре после оставления Москвы Сеславин получил «летучий отряд» и начал партизанские поиски, в которых полностью проявил свои блестящие военные дарования. Его отряд, как и другие партизанские отряды, нападал на неприятельские транспорты, уничтожал или захватывал в плен партии фуражиров и мародеров. Но основной своей задачей Сеславин считал неустанное наблюдение за движением крупных соединений неприятельской армии, полагая, что эта его разведывательная деятельность больше всего может способствовать успеху операций главных сил русской армии. Именно эти действия и прославили его имя.

Приняв в Тарутине решение развернуть «малую войну» и окружить наполеоновскую армию кольцом армейских партизанских отрядов, Кутузов четко организовал их действия, отведя каждому отряду определенный район. Так, Денису Давыдову было предписано действовать между Можайском и Вязьмой, Дорохову – в районе Верея – Гжатск, Ефремову – на Рязанской дороге, Кудашеву – на Тульской, Сеславину и Фонвизину (будущему декабристу) – между Смоленской и Калужской дорогами.

7 октября, на следующий день после поражения корпуса Мюрата под Тарутином, Наполеон отдал приказ об оставлении Москвы, намереваясь идти на Смоленск через Калугу и Ельню. Однако, стремясь сохранить боевой дух своей армии и одновременно ввести в заблуждение Кутузова, Наполеон выступил из Москвы по Старой Калужской дороге в направлении Тарутина, придав, таким образом, своему движению «наступательный характер». На полпути к Тарутину он неожиданно для всей армии приказал свернуть у Красной Пахры вправо, вышел проселками на Новую Калужскую дорогу и двинулся по ней к югу, на Малоярославец, стремясь обойти главные силы русской армии. Корпус Нея первое время продолжал движение по Старой Калужской дороге на Тарутино и соединился с войсками Мюрата. По расчету Наполеона, это должно было дезориентировать Кутузова и создать у него впечатление, что вся наполеоновская армия идет к Тарутину с намерением навязать русской армии генеральное сражение.

10 октября Сеславин обнаружил главные силы французской армии у села Фоминское и, известив об этом командование, дал возможность русским войскам упредить противника у Малоярославца и преградить ему путь на Калугу.

Важное открытие партизана Сеславина
Важное открытие партизана Сеславина

В ночь на 11 октября посланный Дохтуровым майор Болговской известил Кутузова об «открытии» Сеславина. Всем памятна по «Войне и миру» сцена встречи Кутузовым посланного Дохтуровым вестника (в романе Болховитинова), описанная Толстым на основе воспоминаний Болговского.

Последующие полтора месяца Сеславин действовал со своим отрядом с исключительной смелостью и энергией, всецело оправдывая характеристику, данную ему одним из участников Отечественной войны как офицеру «испытанной храбрости и усердия, предприимчивости необычайной». Так, 22 октября под Вязьмой Сеславин, проскакав между неприятельскими колоннами, обнаружил начало их отступления и дал знать об этом русским отрядам, а сам с Перновским полком ворвался в город. 28 октября под Ляховым вместе с Денисом Давыдовым и Орловым-Денисовым он взял в плен бригаду генерала Ожеро, за что был произведен в полковники; совместно с другим знаменитым партизаном, Фигнером, он отбил у французов транспорт с ценностями, награбленными в Москве. 16 ноября Сеславин ворвался со своим отрядом в Борисов, захватил три тысячи пленных и установил связь между войсками Витгенштейна и Чичагова. Наконец, 27 ноября он первым атаковал французские войска в Вильне и был при этом тяжело ранен.

В декабре 1812 года Сеславин был назначен командиром Сумского гусарского полка. Осенью 1813 и в 1814 году он командовал передовыми отрядами армии союзников, участвовал в сражениях под Лейпцигом и Фершампенуазом; за боевые отличия произведен в генерал-майоры.

Сеславин, по его словам, принимал участие «в 74 больших и малых сражениях» и был девять раз ранен. Напряженная боевая служба и тяжелые ранения сказались на его здоровье и душевном равновесии.

По окончании военных действий он получил длительный отпуск для лечения за границей, побывал во Франции, Италии и Швейцарии, где прошел пешком по пути Суворова – через Сен-Готард и Чертов мост, лечился на водах, но здоровье его не улучшалось.

В мае 1822 года прославленный генерал вернулся в столицу, рассчитывая вновь поступить на службу и принести пользу Отечеству, но столкнулся с пренебрежением к себе.. Предложение Александра I вернуться на службу и «состоять при кавалерии» Сеславина не устроило, и осенью 1823 года он порвал связь с двором и оставил Петербург. В виду не улаженного семейного вопроса о наследстве родовое имение Сеславиных с сельцом Есёмово в Тверской губернии было отдано в аренду, управлялось арендатором крайне плохо, доход от аренды не приносило. Из-за этого Александр Никитич несколько лет жил под Вышним Волочком в имении старшего брата Николая Никитича, бывшего местного городничего, посвятив себя заботам об его многочисленном семействе.

В 1827 году, уже при Николае I, Александр Никитич подал прошение об определении двух старших племянниц в Екатерининский институт благородных девиц, которое было удовлетворёно императором. Воодушевлённый, подал второе — об определении двух старших племянников в Пажеский корпус, которое также было удовлетворёно. В том же году, 7 ноября [19 ноября], «удовлетворив прочих наследников деньгами», он сумел, наконец, вступить во владение родовым имением (став единственным владельцем), и поселился в нём, переименовав в Сеславино.

Памятник А. Н. Сеславину во Ржеве
Памятник А. Н. Сеславину во Ржеве

Найдя хозяйство в упадке, Александр Никитич решил его перестроить и модернизировать по передовым европейским образцам. Для облегчения крестьянского труда и повышения его производительности выписывал из-за границы современные сельскохозяйственные машины. Устоявшийся патриархальный крестьянский уклад вступил в противоречие с армейскими порядком, дисциплиной и трудолюбием, что повлекло за собой длительный (более 18 лет) острый конфликт Сеславина с крепостными, стремившимися саботировать все начинания нового хозяина и сводившими на нет эффективность ведения хозяйства.

Остаток дней прославленный генерал прожил тихой жизнью провинциального помещика. Имел детей от брака с дочерью крепостного. Скончался 25 апреля [7 мая] 1857 года от апоплексического удара. Был похоронен на Никольском погосте при церкви Воскресения Христова, в месте впадения реки Сишка в Волгу в Ржевском уезде Тверской губернии.

В 1873 году племянники (дети старшего брата Николая Никитича) установили на могиле прославленного генерала памятный монумент, сохранившийся до наших дней в качестве кенотафа. В ходе боевых действий в период Великой Отечественной войны приходская церковь вместе с кладбищем и все захоронения были полностью разрушены. В 1954 году, на этом месте возле братской могилы был устроен мемориал погибшим в Великой Отечественной войне.



По материалам Википедии